За борьбу с пандемией: московских врачей наградили премией «Призвание»

За борьбу с пандемией: московских врачей наградили премией «Призвание»
Фото: Пресс-служба Мэра и Правительства Москвы. Денис Гришкин
Mos.ru поговорил с лауреатами премии о новых условиях работы, обмене опытом с иностранными коллегами и многом другом.

Накануне Дня медицинского работника московские доктора получили главную профильную премию страны — «Призвание». Статуэтку «Золотые руки врача держат хрустальную жизнь человека» вручили 21 сотруднику столичных больниц. Их наградили в номинации «За создание нового направления в медицине», отметив организацию работы во время пандемии и экстренное перепрофилирование стационаров для лечения коронавируса.

Москва стала первым городом в России, который в больших масштабах столкнулся с новой инфекцией. Всю инфраструктуру здравоохранения пришлось перестраивать максимально быстро. Больницы оперативно перепрофилировали. Для этого был разработан специальный стандарт: в отделения поставили оборудование для работы с COVID-19, установили кислородные станции, развернули дополнительные реанимационные койки, обеспечили возможность проведения КТ-исследований.

По всей Москве развернули более 25 тысяч коек для пациентов с коронавирусом. Их принимали в отделениях более 70 федеральных, городских и частных стационаров. Одним из первых с такими пациентами начал работать новый медицинский комплекс в Коммунарке, который перепрофилировали буквально за два дня. Рекордно быстро — за месяц — построили инфекционную больницу в Вороновском.

О том, как врачам пришлось перестроить свою жизнь и работу, мы поговорили с лауреатами премии «Призвание». Они лично занимались переоборудованием больниц, работали и продолжают работать в COVID-центрах.

«Главное — обеспечить безопасность людей»

Когда больницу решают переоборудовать в инфекционный госпиталь, первым делом необходимо по-новому организовать пространство для соблюдения санитарных норм и разделить потоки людей. В стационарах оперативно создавали санпропускники и шлюзы, делили здания на «грязные» и «чистые» зоны, открывали участки обеззараживания и вывоза отходов, для доставки пищи и чистого белья разворачивали зоны обработки санитарного транспорта, весь персонал проходил обучение.

Чтобы грамотно и четко организовать эту работу, на место выезжала команда экспертов. Одним из них был врач-инфекционист инфекционной больницы № 1 Мария Серова. Специалисты изучали поэтажные планы зданий, собирали информацию об оборудовании больницы и составляли подробный план перепрофилирования.

Фото: Пресс-служба Мэра и Правительства Москвы. Максим Мишин

«Схема организации санпропускников в учреждениях, которые изначально для этого не предназначены, крайне сложна. Где-то их организовывали на улице, потому что учреждения спроектированы так, что в самом здании это сделать невозможно», — рассказывает Мария Серова.

Эксперты осматривали реанимационные отделения, оценивали техническое состояние системы снабжения кислородом, возможность организации разделения потоков медицинского персонала и пациентов. «Все это необходимо сделать, чтобы медицинская организация, которая не предназначена для работы с инфекционными больными, могла оказывать медицинскую помощь таким пациентам и при этом была обеспечена эпидемиологическая безопасность персонала», — говорит Мария Серова.

По ее словам, активно перепрофилировать московские больницы начали в первых числах марта. Экспертам тогда приходилось выезжать в стационары днем и ночью — на отдых времени практически не оставалось.

Фото: Пресс-служба Мэра и Правительства Москвы. Максим Мишин

В целом Мария Серова отнеслась к пандемии COVID-19 спокойно. «Инфекционистов очередным новым вирусом не напугаешь», — говорит врач. Она уверена, что коронавирус еще полностью не исчез, и важно постараться снизить риск заражения.

Мария Серова напомнила, о чем нельзя забывать каждому: как можно чаще мыть руки, использовать маски и санитайзеры, не трогать лицо руками, соблюдать социальную дистанцию и избегать больших скоплений людей.

«Тяжело, как рыцарям на турнире»

Каково врачам было перестраиваться на новые условия работы, рассказал заместитель главного врача по хирургической помощи клинической больницы имени В.В. Виноградова Андрей Мыльников. Перепрофилированное отделение здесь открыли в середине апреля. Для разделения потоков пациентов и персонала была создана система шлюзов.

«Персонал больницы заходит в шлюз, переодевается, надевает защитный костюм и идет в закрытую “краснуюˮ зону. На выходе есть душ и специальные комнаты для снятия и обеззараживания костюмов и средств защиты. В конце концов вымытые и вычищенные специалисты возвращаются обратно в “чистуюˮ зону», — рассказывает врач.

Прежде чем оказаться в «красной» зоне, каждый должен надеть хирургическую пижаму, непроницаемый для воздуха защитный комбинезон, на ноги — бахилы, на руки — двойные перчатки, на голову — шапочку, маску и очки. «Это тяжелые костюмы, как у рыцарей на турнире. Работать в них очень сложно, особенно в жаркую погоду», — говорит хирург.

В таком же обмундировании ему пришлось работать в дагестанских клиниках, куда московские врачи ездили помогать коллегам. «Температура была за 30 градусов, а вентиляция в корпусах выключена, потому что нельзя выносить на улицу воздух с вирусами. За несколько часов два-три килограмма точно теряешь», — вспоминает Андрей Мыльников. В защитных костюмах врачи работают по 6–12 часов в зависимости от графика.

Непросто было и потому, что COVID-19 — совсем не изученная инфекция. Методы лечения приходилось разрабатывать, что называется, в полевых условиях, постоянно находясь на связи с медиками из других стран. По словам Андрея Мыльникова, сначала за основу брали опыт коллег из Италии, Испании и Китая, которые первыми столкнулись с эпидемией. Потом российские врачи стали разрабатывать свои рекомендации по лечению, их до сих пор постоянно корректируют с учетом новых данных.

«Постепенно одни препараты заменялись на другие, показывающие большую эффективность. В процессе взаимодействия с больными схемы отрабатывались и частично менялись, основываясь на нашем и мировом опыте. Весь мир боролся с пандемией и обменивался информацией. Чем больше людей занимаются проблемой, тем быстрее выкристаллизовывается то, что нужно», — говорит хирург.

Тяжелее всего московским медикам пришлось в конце апреля — начале мая, когда рост заболеваемости был на пике. По словам Андрея Мыльникова, напряжение росло из-за того, что каждому врачу приходилось вести намного больше пациентов, чем обычно. Теперь, спустя 2,5 месяца, удалось отработать все алгоритмы лечения и полностью перейти на работу в новых условиях.

Бригады из московских стационаров отправляют в самые «горячие» точки в регионах. С конца мая они помогают врачам в больницах Дагестана, Северной Осетии, Ингушетии, Пскова, Владимира, Читы, Камчатки и Ямало-Ненецкого округа. 

«Сложно остаться сухим под дождем»

Новая пандемия почти во всех странах вызвала резкий рост количества тяжелобольных. Часть пациентов оказались на реанимационных койках, и к этому московская медицина оказалась готова, считает анестезиолог-реаниматолог медицинского комплекса в Коммунарке Андрей Быков. Здесь пациентов с коронавирусной инфекцией начали принимать еще в марте.

«Работа реанимации глобально не изменилась. Реаниматологи всегда работали в высоком темпе и с высокой нагрузкой. Поэтому нельзя сказать, что у нас что-то колоссально поменялось. Пациентов стало больше, но с точки зрения загруженности для врачей-реаниматологов это не было каким-то ударом», — рассказывает он.

По его словам, сложно было перестроиться именно на работу в условиях высокого риска инфицирования — в средствах индивидуальной защиты. Свой стандартный рабочий день Андрей Быков описывает так: «Ты приходишь в стационар, на входе обрабатываешь руки, получаешь маску, идешь в раздевалку, переодеваешься в свой обычный хирургический костюм, чтобы попасть в “краснуюˮ зону. Дальше ты по всем правилам должен надеть специальный защитный костюм, респиратор, очки, полностью запаковываешь себя и идешь работать».

То, что все эти средства защиты долго нельзя снимать, стало испытанием для многих врачей. Если поначалу они посмеивались над новыми условиями, то очень скоро юмор пропал. «Вы видели фотографии, на которых у людей на теле остаются следы от средств индивидуальной защиты? Представьте, вы это носите четыре месяца подряд, на одном и том же месте. В комбинезоне и двух парах перчаток ужасно жарко. Это все равно что сходить в баню», — описывает свои ощущения Андрей Быков.

И даже такие меры не могут стопроцентно гарантировать, что кто-то из медперсонала не заразится. «Риск получить инфекцию есть всегда. Ты же в дождь не можешь остаться сухим, выйдя на улицу, ты все равно намокнешь так или иначе — руки, ноги, лицо. Но хотя я четыре месяца работаю, у меня до сих пор все ПЦР-пробы отрицательные», — говорит реаниматолог. Но его коллеги все же переболели коронавирусом. Инфекционист Мария Серова оказалась на больничном с диагнозом COVID-19, а хирург Андрей Мыльников переболел бессимптомно, что показал анализ на антитела.

Еще одним испытанием для врачей стала разлука с семьями — многим пришлось изолироваться от супругов, детей и пожилых родителей. «Мы же не знали, с чем мы столкнемся. Все были изолированы на это время, было непросто находиться далеко от своих родственников и близких людей», — рассказывает Андрей Быков.

В поисках самых эффективных методов лечения COVID-19 врачи из Коммунарки сотрудничают с ведущими экспертами из разных стран. По словам Андрея Быкова, когда распространение инфекции только начиналось, докторам предложили использовать наработки, оставшиеся после эпидемии атипичной пневмонии. Заболевания внешне были похожи, но в первые же дни московские врачи заметили парадокс: течение новой болезни совсем не укладывалось в картину, описанную ранее. Это заставило создавать собственные рекомендации.

«Исследования идут, новые клинические экспериментальные данные мы получаем, и на их основе весь мир корректирует рекомендации по лечению. Его стараются сделать максимально безопасным и эффективным», — отмечает реаниматолог.

По его словам, общение с иностранными коллегами и совместное составление протоколов ведения пациентов позволило свести летальность к минимуму.

Московские врачи, отмечает Андрей Быков, не боятся второй волны пандемии — в столице сразу получилось организовать работу стационаров. К тому же врачи теперь лучше знают, как лечить инфекцию, — есть соответствующие наработки и протоколы, а главное — колоссальный опыт.

Сегодня стандарты работы московских COVID-стационаров внедряют в регионах России. 17 мультидисциплинарных бригад врачей направили в регионы для помощи в перепрофилировании больниц, в разработке новых алгоритмов организации потоков и маршрутизации пациентов. 

Возвращение к обычной жизни

Снижение уровня заболеваемости позволяет постепенно возвращать московские больницы к привычному режиму работы. В резерве остаются временные медицинские центры на базе 17 стационаров, в числе которых НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского, городская клиническая больница № 15 имени О.М. Филатова, медицинский комплекс в Коммунарке и другие.

Благодаря этому городу проще возвращать больницы к оказанию плановой помощи. Плановых пациентов уже принимают больницы имени Д.Д. Плетнева, имени Е.О. Мухина, имени В.П. Демихова, имени М.Е. Жадкевича, имени И.В. Давыдовского, клиническая больница № 31, госпиталь на Шаболовке и госпитали для ветеранов войн № 1, 2 и 3. В ближайшее время такая работа начнется в больницах № 17, 51, 29 имени Н.Э. Баумана, имени С.И. Спасокукоцкого, № 1 имени Н.И. Пирогова, а также в туберкулезной больнице имени А.Е. Рабухина.

Фото: mos.ru. Максим Денисов

В клиниках демонтируют спецоборудование, проводят санитарную обработку, тестируют весь персонал на наличие коронавирусной инфекции. Затем сотрудники будут проходить исследования на COVID-19 еженедельно. Для всех больниц, которым предстоит возвращение к привычному режиму, установлен временный стандарт работы: расстояние между койками в палатах увеличивают, помещения дополнительно проветривают, а воздух внутри обеззараживают. 

Изменились также правила приема и госпитализации. Пациентов принимают через отдельный вход, интервал между посещениями составляет не менее 15 минут. Это необходимо, чтобы провести дезинфекцию.

Кроме того, пациентов тестируют на коронавирус, а плановое лечение начинают только после получения отрицательных результатов. На это время людей размещают в отдельных палатах с соблюдением всех требований санитарно-эпидемиологической безопасности.