«Октавия. Трепанация». 10 фактов о новом спектакле «Электротеатра Станиславский»

«Октавия. Трепанация». 10 фактов о новом спектакле «Электротеатра Станиславский»
Фото: mos.ru. Максим Денисов
Смотрим новый спектакль Бориса Юхананова и разбираемся, что к чему.

«Октавия. Трепанация» — спектакль о природе насилия и тирании, которая во все времена и эпохи одна. На одной сцене сосуществуют ранний СССР, Древний Рим и Китайская империя. Лев Троцкий выступает с монологами о Ленине, Нерон мучается жаждой убийства, терракотовые воины безмолвствуют.

Оперу, премьера которой состоялась на фестивале «Территория», можно будет увидеть нескоро: ближайшие показы запланированы на февраль следующего года. Для тех, кто не побывал на «Октавии», но много о ней слышал, — материал mos.ru.

Мировая премьера в Амстердаме

Спектакль был создан к столетию Октябрьской революции. Мировая премьера состоялась на Holland Festival в Амстердаме 15 июня 2017 года. «Октавия. Трепанация» стала первым опытом сотрудничества российского театра с фестивалем за всю историю его существования — с 1947 года.

«Октавию» играли на сцене Muziekgebouw, крупнейшей европейской площадке для исполнения современной академической музыки. В огромном пространстве не составило труда разместить почти восьмиметровую голову Ленина, а перед ней — хор из 80 певцов в костюмах обезглавленных терракотовых воинов, скопированных с древних китайских глиняных статуй. В открытой лобной доле головы вождя пролетариата помещался еще один небольшой хор из восьми человек.

Первый вариант «Октавии» Борис Юхананов создал еще в 1989 году в актовом зале одного из столичных ЖЭКов. Сейчас, конечно, это совсем другая история.

Фото: mos.ru. Максим Денисов

Московская постановка

Российская премьера спектакля состоялась в рамках международного фестиваля-школы «Территория», стартовавшего 9 октября. «Октавия. Трепанация» стала первой оперой, вошедшей в программу фестиваля.

Основная сцена «Электротеатра Станиславский» меньше, чем Muziekgebouw, и это необходимо было учитывать в сценографическом решении. В московской версии поют только центральные персонажи — Нерон, Сенека, префект, а также Агриппина и хор кариатид, внимающих тяжкой участи Октавии, которую погубил римский диктатор.

Фото: mos.ru. Максим Денисов

Либретто

В основе либретто — эссе Льва Троцкого о Владимире Ленине, которое он написал в 1924 году после смерти вождя, примерно в то же время, когда череп Ленина подвергли трепанации. В отрывках, которые восторженно звучат со сцены, — о днях, когда мир только начал узнавать о Ленине, воспоминания о знакомстве с Владимиром Ильичом, а затем — о его кончине. Печальная новость застигла Троцкого по дороге в Сухуми.

Второй текст, на который опирается либретто, — «Октавия», приписываемая философу-стоику Сенеке. Трагедия, созданная в I веке нашей эры, посвящена событиям из жизни воспитанника Сенеки Нерона. Император разводится со своей первой женой Клавдией Октавией и женится на корыстной Поппее Сабине. Сенека уговаривает Нерона не причинять Октавии вреда, но тот его не слушает. Клавдия Октавия была обвинена в разврате и казнена, а ее окровавленную голову отправили новой избраннице императора.

Многие ученые сегодня считают, что трагедию, критикующую власть и императора, Сенека написать не мог; более того, полагают, что «Октавия» была написана после его смерти. Споры об авторстве не утихают до сих пор.

Фото: mos.ru. Максим Денисов

Музыка Дмитрия Курляндского

Композитор Дмитрий Курляндский — одна из главных фигур «Электротеатра Станиславский». Он создал музыку к спектаклям «Синяя птица», «Психоз», «Парасомнии», «Орфические игры. Панк-макраме», проекту «Золотой осел», оперному сериалу «Сверлийцы» и другим. Для оперы «Октавия. Трепанация» он обратился к революционной «Варшавянке». С помощью электроники он замедлил первые такты песни и закольцевал. Этот кусок тянется на протяжении всего спектакля, создавая мрачную атмосферу тотального контроля.

«Каждый автор сочиняет не просто оперу, а сочиняет в принципе, что такое музыка. История оперы — это история реформ, где каждый новый виток является отрицанием того, что было принято называть оперой», — говорит Дмитрий Курляндский.

Фото: mos.ru. Максим Денисов

Гигантская голова Ленина

Главный элемент сценографии — исполинская голова Ленина в лавровом венце, какие носили древнеримские правители. На глазах изумленных зрителей голову препарируют лазером, и начинается действие. Внутри черепа — небольшая сцена, откуда подают голоса Сенека, Нерон, хор Октавий, а также вещает Лев Троцкий.

Идея создать эту голову принадлежит художнику-сценографу Степану Лукьянову. Готовые эскизы он отдал на разработку инженерам, которые спроектировали каркас, сделали 3D-модель головы, отлили ее из стеклопластика. Изнутри она напичкана разнообразными механизмами и двигателями, которые позволяют раскрывать черепную коробку, обнажая сцену, и делать другие кунштюки. В финале, например, в голове вождя мирового пролетариата как будто прорастает надувная фигура Будды.

Фото: mos.ru. Максим Денисов

Костюмы

За костюмы отвечает главный художник театра Анастасия Нефедова. Нерон и Сенека одеты у нее в традиционные римские одежды. Во время работы над костюмами красноармейцев, которые почти не покидают сцену, она изучала рисунки 1920-х. «Было очень забавно, когда я вдруг обнаружила, что у Троцкого охрана была полностью в красном цвете с головы до ног, в кожаных красных костюмах. Я удивилась, потому что я их уже нарисовала до этого так. Это удивительное совпадение», — говорит она.

Образ израненной птицы для Октавии, ставшей жертвой своего мужа-тирана, Нефедовой подсказал Борис Юхананов. В образе птиц с кровавыми крыльями предстает и женский хор. Крылья сделаны из синтетической органзы, напоминающей перо. Она подбиралась по цвету сложным градиентом — от красного к белому. Уборы в виде капителей античных колонн деформируют женские головы, как бы срезая макушку. Трепанация — символ подчинения чужой воле.

Фото: mos.ru. Максим Денисов

Терракотовые воины

В московской версии спектакля терракотовые воины не поют, но создают третий образ тирании, отсылая зрителя к Китайской империи. Император Цинь Шихуанди, объединивший Китай и соединивший все звенья Великой стены, в 210–209 годах до нашей эры приказал, чтобы после его смерти все его многочисленное войско захоронили вместе с ним. Тирану подчинились, но не совсем буквально: вместо живых людей в могилы отправились их глиняные копии. Каждая была уникальна — по выражению лица, росту, телосложению.

Костюмы для терракотовых воинов также сделала Анастасия Нефедова. Для них использовали американский пластик — мягкий вспененный целлофан. Костюмы относительно легкие, каждый весит всего восемь килограммов, и удобные — на плечах практически не ощущаются. Человек может находиться в таком облачении несколько часов. Внутри есть маленькие вентиляторы и перфорация, которая пропускает воздух и звуки. А если кому-то вдруг станет плохо, можно выбросить на пол белый платок — и тогда актера уведут со сцены.

Фото: mos.ru. Максим Денисов

Инсталляция «Терракотовая армия»

В фойе театра сейчас можно увидеть инсталляцию «Терракотовая армия». Сюда выставили костюмы, которые не поместились бы на сцене. Изготовлены они из того же материала, однако при более близком рассмотрении они больше похожи на настоящие скульптуры. Кстати, высота такого воина — два метра 30 сантиметров. Увидеть их можно с 11:00 до 22:00. Побродите среди исполинов — впечатление они вызывают серьезное.

Фото: mos.ru. Максим Денисов

Колесница-ванна

Еще один интересный элемент сценографии — колесница-ванна, запряженная зловещими скелетами кентавров. На ней разъезжает сначала Троцкий, потом Нерон, а затем, в финале, прощается с жизнью Сенека. Это имеет отношение и к реальности: известный философ был найден мертвым в горячей ванне.

Фото: mos.ru. Максим Денисов

Артисты

Партию Нерона исполняет Сергей Малинин. Завсегдатаи «Электротеатра Станиславский» его хорошо знают: он играет в обеих частях «Маниозиса», «Прозе», «Сверлийцах». С 2012 года он ведущий солист ансамбля современной музыки N’Caged.

В Сенеку перевоплотился Алексей Коханов — певец, перформер и композитор, артист «Лаборатории Дмитрия Крымова». Гости «Электротеатра» помнят его по тому же «Маниозису», а также «Орфическим играм».

Единственный непоющий герой — Лев Троцкий. Роль революционера и известного политического деятеля играет заслуженный артист России Юрий Дуванов, который с 1970-х годов часто появлялся и на киноэкранах («Воскресный папа», «Долгие версты войны», «К кому залетел певчий кенар»).

В следующий раз спектакль покажут 1 и 2 февраля.

Фото: mos.ru. Максим Денисов

От хоббитов и эльфов до Конституции: что читает Сергей Малинин«Я обычный человек, который беседует со зрителем». Интервью с Владимиром Кореневым