Семья Короля: о московской династии, которая тушит пожары

Семья Короля: о московской династии, которая тушит пожары
Пожарный первого класса Денис Король — о том, что заставило системного администратора сменить профессию, чем помогает страх и почему спасателю нужно быть еще и психологом.

Больше 50 спасателей и пожарных наградил в начале года Мэр Москвы за образцовое исполнение служебных обязанностей. В их числе и старший смены пожарно-спасательного отряда № 201 Денис Король, которому присвоили звание «Почетный пожарный города Москвы». Сегодня он работает в Пожарно-спасательном центре, подведомственном Департаменту по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности города Москвы. А вместе с ним на страже безопасности москвичей — жена Наталья и сын Роман. Семья Король рассказала mos.ru, как становятся пожарными, почему страх — неплохое чувство, как учат бороться с паникой и отчего так важен режим ожидания.

Денис Король, старший смены пожарно-спасательного отряда № 201, «Почетный пожарный города Москвы»

— Вы недавно стали почетным пожарным города Москвы. Что для вас значит это звание?

Денис Король: Приятно получить столь высокую оценку не только от руководства отряда, но и от Правительства Москвы. Приятно, что мой труд заметили, — значит, не зря столько лет учились, работали добросовестно.

— Каким должен быть пожарный, чтобы получить почетное звание?

Денис Король: В первую очередь нужно добросовестно выполнять свои обязанности и любить свою работу, потому что без любви к этой профессии тяжело работать долго и хорошо. А еще в какой-то момент надо начинать учить других тому, что умеешь. Я сейчас старший смены, и обучение входит в мои прямые обязанности.

— Почему вы выбрали эту профессию?

Денис Король: Я выбрал ее не сразу, подтолкнул случай. Я учился на младшего инженера по эксплуатации вычислительных систем, то есть на системного администратора. Когда в 1999 году взорвали дом на Каширском шоссе, я случайно оказался на месте происшествия буквально через 10–15 минут, то есть первые подразделения спасателей только прибыли. Мы с другом помогали им разворачиваться, разбирали завалы как могли. На следующее утро я понял: это мое призвание, и стал выяснять, как становятся спасателями, пожарными.

Оказалось, это не так просто, ведь я в тот момент учился в совсем другом заведении, которое бросать не хотелось, поэтому пошел по пути добровольца. Пришел в Московскую службу спасения (тогда была такая организация в Москве) и устроился добровольцем. Там я и познакомился со своей супругой, она работала в службе спасения оператором (сегодня Наталья — заместитель начальника отдела пожаротушения и проведения аварийно-спасательных работ. — Прим. mos.ru).

В августе в ходе пожарно-тактического учения мы подали специальную пену и воду на 95-й этаж башни «Федерация»

— Как с тех пор изменилась московская пожарная служба?

Денис Король: Правительство Москвы уделяет нам большое внимание, снабжает новой аварийно-спасательной и пожарной техникой. У нас на вооружении находится самое современное оборудование и снаряжение. В Пожарно-спасательном центре есть уникальные образцы техники для выполнения различных работ: коленчатые подъемники (101 и 90 метров) для тушения пожара в высотных зданиях, пожарно-спасательные мотоциклы для быстрого реагирования на ДТП, многоцелевой пожарно-спасательный корабль «Полковник Чернышев» для тушения пожара в акватории реки.

Наши сотрудники готовы тушить пожар не только на земле, но и высоко над ней. В августе в ходе пожарно-тактического учения мы подали специальную пену и воду на самую высокую башню комплекса «Москва-Сити» — на 95-й этаж башни «Федерация».

— По вашим словам, чтобы быть хорошим пожарным, нужно любить эту работу. За что вы ее любите?

Денис Король: После того как спас чью-то жизнь, помог кому-то, чувствуешь моральное удовлетворение.

А что в ней самое сложное?

Денис Король: В этой работе важно все: и подготовка, и дежурство в смене, и прибытие на место происшествия, и разведка, и сами аварийно-спасательные работы. Но когда ты хорошо подготовлен, знаешь, что делать, все сложное спокойно выполняется.

Страх — чувство, которое помогает спасать жизни

— Как удается сохранять присутствие духа в нестандартных ситуациях?

Денис Король: К этому готовят. С нами работают психологи центра, нам объясняют, как работать со стрессом, который испытывают пожарные и спасатели. Конечно, у нас бывает стресс, и страх мы испытываем, как и обычные люди. Но страх — это не плохое чувство, это чувство, которое помогает спасать жизни. И если знаешь, что делать с этим страхом, куда можно идти, а куда не надо, это помогает спасать людей и самому оставаться целым и невредимым.

— Вам приходится справляться не только со своим стрессом, но и успокаивать пострадавших?

Денис Король: Да, мы работаем с пострадавшими или с близкими родственниками. У людей бывают разные реакции: и истерики, и обмороки. Борьба с паникой у нас тоже не на последнем месте, потому что мы прибываем первыми, а потом уже психологи, и на нас ложится основная часть информирования и псхологической поддержки пострадавших.

Минимум раз в несколько месяцев психологи приезжают к нам. Занятия проходят интересно, в виде деловых игр. Например, психолог говорит: «У меня истерика, что вы будете делать? Паника, что делать?» Сначала объясняют, как себя вести, а потом мы проигрываем ситуации, где кто-то пострадавший, а кто-то спасатель.

— У вас есть еще несколько дополнительных специальностей, в том числе газодымозащитник. Что она вам дает?

Денис Король: Газодымозащитник умеет работать в среде, непригодной для дыхания. В задымленную зону пустят только подготовленного человека, который знает, как работать в дыхательном аппарате, прошел медицинское обследование. Это целая наука — как попасть в задымленную зону, правильно провести разведку, найти пострадавшего или очаг возгорания и, главное, вернуться оттуда. Приходится брать с собой приборы для освещения, веревку, инструменты для вскрытия конструкций, спасательные устройства.

Пожарные должны быть подготовлены по всем направлениям: от газодымозащитника до альпиниста, ведь, выезжая на происшествие, они не знают, с чем могут столкнуться

— С чего начинается ваш рабочий день?

Денис Король: Смена начинается с подготовки: мы переодеваемся, проверяем свое снаряжение, принимаем технику. Потом начальство проводит развод, сообщает, что произошло за предыдущие сутки, ставит задачи. А дальше включается режим ожидания. Это не значит, что мы отдыхаем, у нас учебный процесс — подготовка к тому, чтобы грамотно выполнять свою работу.

— Как тренируются пожарные?

Денис Король: У нас много разных тренировок. Это занятия в учебном классе, деловые игры, где мы за столом разбираем тушение пожара: как подъехать к объекту, как развернуться, где гидранты, сколько людей на этом объекте. Практические занятия — это то же самое, только на местности, то есть мы приезжаем, разворачиваем рукава, эвакуируем людей. План таких объектов составляется каждый год. Плюс мы ездим по своему району (Лефортово. — Прим. mos.ru), изучаем маршрут: какие есть проезды, где что перекрыто.

Есть и занятия в теплодымокамере — специальном лабиринте. Он задымляется, и мы должны его пройти в темноте со вспышками, звуками взрывов и криков людей, найти манекен и вытащить его наружу. Раз в год проходим огневую полосу — такой же лабиринт, только на открытой местности и с настоящим огнем. Это нужно, чтобы не бояться и быть психологически готовым к настоящему пожару.

Мы умеем отключаться, но не становимся циниками

— Как часто вам приходится выезжать на происшествия?

Наталья Король: В Пожарно-спасательном центре более 30 подразделений, и у каждого своя направленность: есть аварийно-спасательные отряды, есть пожарно-спасательные. В среднем на оказание социальной помощи спасатели выезжают в сутки до 15 раз. Разные выезды бывают: и пожары, и ДТП.

— Есть какие-то происшествия, которые запомнились больше всего?

Денис Король: Запомнились пожары, где сутками работали, например в библиотеке ИНИОН. Там было тяжело и огонь пробрался, куда только мог, но мы все-таки его сдержали.

На Басманном рынке был тяжелый случай, когда человеку зажало ногу массивной плитой, которую мы смогли приподнять буквально на полметра. Рядом с пострадавшим пришлось сделать небольшое окно, чтобы можно было общаться. Мы два часа добирались до него, и когда это удалось, он обеими руками схватился за нас и уже не выпускал.

Еще один необычный случай — возгорание железнодорожной платформы, под которой скопились мусор и листва. С одной стороны четыре железнодорожных пути и с другой стороны — три. Надо подать первый пожарный ствол, а как? Поезда ездят, их не остановишь. Пришлось проложить магистральную линию через пути. Как только слышим крик «поезд!», все быстро сворачивается, пропускаем состав, а в это время под путями копаем щебенку. И только когда мы сделали восемь подкопов, получилось проложить под рельсами рукав и спокойно начать работать. И все сделали шесть пожарных, не останавливая движение поездов. Конечно, я нервничал, ведь одно дело — за себя отвечать, а тут — за других, у каждого из которых семья.

— Пострадавшие запоминают своих спасателей?

Денис Король: Часто родители благодарны, если ребенка их спасли. Звонят на День спасателя 27 декабря, поздравляют. Было однажды: дверь открыли вовремя и спасли бабушку, а на следующий день нам принесли в отряд целых три торта.

— Как вашей семье работается вместе?

Денис Король: Мы работаем вместе, но в разных подразделениях, то есть на сутках не пересекаемся.

Наталья Король: Мы познакомились на этой работе. Это наша нормальная, привычная среда. Старший сын пошел по нашим стопам — учится в пожарно-спасательном колледже Максимчука (Технический пожарно-спасательный колледж имени Героя Российской Федерации В.М. Максимчука. — Прим. mos.ru) и работает с 18 лет. Я все время шучу: в детстве примерил папину боевку и каску, и раз — мы уже стоим на посвящении в колледже и у него все по-настоящему.

Роман Король: Все так и было. Звезды сошлись, и я здесь. Это очень интересная работа, она мне нравится.

Наталья Король: Если и младшие дети захотят стать пожарными, почему нет? Я считаю, что профессии пожарного и спасателя — одни из самых достойных. Это оправданный героизм, оправданный риск, мужество. Это люди с большой буквы, и перед ними я преклоняюсь, потому что они особенные — это точно.