Актеры из папье-маше. Заглядываем в музей Московского театра кукол

Поделиться
Актеры из папье-маше. Заглядываем в музей Московского театра кукол
Фото М. Денисова. Mos.ru
Когда куклы выходят на пенсию, чем отличается паркетная кукла от тростевой и сколько нужно кукловодов для выполнения сложных движений — в материале mos.ru.

Московский театр кукол (МТК) — один из самых популярных в столице театров для всей семьи, чьи постановки любят и взрослые, и самые маленькие зрители. За 92 года его существования там показали сотни спектаклей по известнейшим сказкам, среди которых были «Дюймовочка», «Русалочка», «Маша и медведь», «Гадкий утенок», «Двенадцать месяцев» и другие. Они уже вышли из репертуара, а куклы, игравшие там, отправились на пенсию, в собственный «Дом отдыха» — выставочное пространство, которое состоит из двух маленьких комнат. На сцену они больше не выходят — зато встречают в фойе гостей театра. Подробнее о них рассказала Ольга Вереникина, хранитель архива и музея МТК.

Ольга Вереникина. Фото М. Денисова. Mos.ru

Кот и пес, объездившие мир

Раньше кукол из спектакля, вышедшего из репертуара, могли отдать на память артистам-кукловодам. Сегодня такие куклы остаются в театре — их перемещают в запасники. В «Доме отдыха кукол» можно увидеть только часть из них — выставочное пространство позволяет разместить одновременно около 100 кукол. Коллекцию собирают уже не первое десятилетие. Время от времени экспозицию меняют. Сейчас, например, здесь выставлены куклы из постановки «Гуси-лебеди» 1992 года, Русалочка из одноименного спектакля 2007-го, жители птичьего двора из «Гадкого утенка» (2003).

Ольга Вереникина рассказывает: потрогать кукол пытаются почти все посетители, но охотнее к экспонатам тянется не детская рука, а взрослая. Мамы и папы всегда радуются при встрече с персонажем из постановки, которую сами смотрели в детстве. Больше всего радости вызывают самые старые куклы — серый зеленоглазый кот и коричнево-бежевая собачка из спектакля «Каштанка и Слон». Их придумал художник Виктор Платонов для спектакля, поставленного в 1987 году тогдашним главным режиссером театра Леонидом Хаитом.

Спектакль «Каштанка и слон», в котором режиссер соединил рассказы Антона Чехова и Александра Куприна, был визитной карточкой театра много лет. Спектакль проехал по всей Европе, США, Канаде, собирая полные залы. Его показывали также в Южной Корее — причем на сложном корейском языке. Главным элементом спектакля, неизменно вызывавшим восторг зрителей и на гастролях, и в Москве, был слон — огромный, совсем как настоящий, он выходил в финале и срывал бурные овации. Как сложилась судьба гигантской куклы и где она находится сейчас, к сожалению, неизвестно.

История Московского театра кукол начинается в 1930 году. Тогда он назывался Театром детской книги, его создатель Виктор Швембергер ставил бесплатные спектакли, прививающие детям любовь к искусству. Главным героем большинства постановок был беззаботный весельчак Петрушка. Свое современное название театр получил в 1954-м. Спустя еще несколько лет он переехал в здание на Спартаковской улице, где находится и сейчас. Традиция ставить спектакли по детским сказкам сохраняется и сегодня, однако репертуар значительно расширился — тут показывают в том числе и постановки для взрослой аудитории.

Подарить голос и движение

Работа над спектаклем начинается в мастерской. Сначала художник обсуждает с режиссером внешний вид персонажа, создает эскиз. На начальном этапе изготовление всех персонажей одинаково — отливается объемная гипсовая форма, на которой лепят куклу из папье-маше. Затем начинаются различия — например, некоторые герои требуют изготовления специальных механизмов, которые вставляют внутрь. В конце кукол обтягивают тканым материалом и красят. Кукол также могут создавать из дерева, поролона, картона или других материалов — в зависимости от идеи художника.

Каждая кукла требует своего подхода. Есть куклы в человеческий рост — такие как Баба-яга из сказки «Гуси-лебеди» (1992) — их сложно удержать руками, поэтому актер крепит их к себе за пояс. Таких кукол называют паркетными — это разновидность планшетных кукол, которые двигаются по настилу сцены, планшету. Планшетные куклы могут быть и небольшими — ими актеры управляют, держа за специальные ручки или петли, прикрепленные к голове куклы и ее конечностям.

Фото М. Денисова. Mos.ru

Тростевые куклы (с тростями, крепящимися к кистям рук) требуют не меньшей сноровки. Одной рукой актер управляет головой (как правило, при помощи гапита — специального механизма в теле куклы), другой — работает с тростями. Двух рук иногда недостаточно — для выполнения сложных движений на помощь приходит второй актер (в некоторых случаях — и третий). Иногда, чтобы придать жестам героя больше выразительности, в запястья на место суставов вставляют специальные кожаные ленты, которые позволяют поворачивать ладони. Такие, например, есть у тростевых кукол из «Аленького цветочка», а также у многих планшетных.

Работа актера не ограничивается только тем, чтобы управлять куклой, — за нее нужно еще и говорить. Бывает, что актер играет двух героев. В «Гадком утенке» 2003 года, например, одна из актрис была и тетушкой заглавного героя, и одним из утят — когда первая скрывалась за кулисами. В таком случае желательно, чтобы два героя, которых играет один актер, не оказывались на сцене одновременно — считается неправильным, если артист говорит сам с собой.

Режиссерские решения

Возможности куклы не безграничны — некоторые сцены требуют от героя более богатой палитры эмоций, движений. В таких случаях режиссер прибегает к так называемому живому плану — когда человек играет персонажа в точно таком же костюме, как и у куклы. Так было, например, в постановке «Снежная королева», созданной режиссером Людмилой Макеевой в 2007 году. Длинное голубое платье с элегантным жабо, накидкой и венецианской маской придумал художник Андрей Тимошенко. Чтобы вернуться к управлению куклой, актриса накидывала на себя черный плащ с капюшоном, скрывающим лицо.

Фото М. Денисова. Mos.ru

От чудища в «Аленьком цветочке», поставленном в 1999 году Вячеславом Крючковым, сегодня осталась одна голова. Дело в том, что его туловище представляло собой большой элемент декорации, которую венчала страшная морда. На сцене появлялась скала, которая оживала, обрастая лапами и головой чудища. Автор такого решения — заслуженный художник России Виктор Никоненко.

Фото М. Денисова. Mos.ru

Каждая кукла уникальна, у нее только одна роль. Но иногда в спектакле могут быть задействованы ее копии — бегающие, прыгающие, летающие. В постановке «Гуси-лебеди» 1992 года, например, использовали сразу две пары прекрасных лебедей. Одна из них, расправив крылья, в финале взмывала в небо. Сейчас эта пара живет в «Доме отдыха».