Муза русского авангарда. Пять фотографий Лили Брик из музея Маяковского

Поделиться
Муза русского авангарда. Пять фотографий Лили Брик из музея Маяковского
Лиля Брик в золотом платье на табурете. На голове — косынка из ткани, напечатанной по узору Любови Поповой. Фото А. Родченко. 1924 год. Государственный музей В.В. Маяковского
О том, как зеленая шубка познакомила Лилю Брик с Ивом Сен-Лораном, зачем она занялась балетом и почему не променяла Москву на Париж.

Муза Владимира Маяковского — лишь одна из ипостасей невероятной личности Лили Брик. Хозяйка одного из самых известных литературно-художественных салонов ХХ века, актриса, сценаристка, автор мемуаров. Яркая, эпатажная и остроумная, она поражала всех, кто с ней общался, — литераторов, художников и режиссеров. Восхищался Лилей и французский кутюрье Ив Сен-Лоран. Он говорил, что знал всего трех женщин, способных быть элегантными вне моды: Катрин Денев, Марлен Дитрих и Лилю Брик.

11 ноября исполняется 130 лет со дня рождения Лили Юрьевны. В этот день предлагаем рассмотреть пять ее фотографий из коллекции Государственного музея В.В. Маяковского. Больше снимков — на онлайн-выставке музея «Лиля Брик — муза русского авангарда»

Увлечение балетом

Портрет Лили Брик в балетной пачке. Фото В. Плотникова. 1910-е годы. Государственный музей В.В. Маяковского

В юности Лиля Брик, тогда — Лиля Каган, получила прекрасное образование. Она посещала Высшие женские курсы, знала немецкий и французский языки, музицировала, любила математику и архитектуру. Она даже поступила в Московский архитектурный институт, но не окончила его — уехала в Мюнхен учиться скульптуре.

После возвращения из Германии Лиля Каган вышла замуж за Осипа Брика, с которым познакомилась еще до отъезда. В 1914 году в их квартире в Петрограде она открыла литературно-художественный салон. Его завсегдатаями были Виктор Шкловский, Роман Якобсон, Велимир Хлебников и Владимир Маяковский.

В 1915-м Брик увлеклась еще и балетом. Обучала ее балерина Александра Доринская, ранее танцевавшая в знаменитых Русских сезонах Дягилева. Танцевать профессионально Лиля не собиралась, ей было уже 24 года, что по балетным меркам довольно поздно: просто было интересно погрузиться в мир балета, научиться красиво двигаться. Это хобби получило свое продолжение в кинематографе.

Художник и балерина

Владимир Маяковский в роли художника и Лиля Брик в роли балерины. Кадр из фильма «Закованная фильмой». Оператор Е. Славинский. 1918 год. Государственный музей В.В. Маяковского

Изящный образ Лили в пуантах и балетной пачке не оставил Владимира Маяковского равнодушным. В 1918 году он написал сценарий картины «Закованная фильмой». Немая лента рассказывает о художнике, влюбившемся в балерину, которая сошла к нему с киноэкрана. Сценарий был создан специально для Лили Юрьевны. Когда она узнала, что Маяковский снимается в картине «Барышня и хулиган», она попросила его придумать сценарий фильма, в котором они снялись бы вместе.

Она оказалась прирожденной актрисой: вела себя на площадке спокойно и играла естественно. «Кинематограф ЛЮ очень любила, всегда им интересовалась, хорошо знала и отлично в нем разбиралась» — писал в книге воспоминаний «Прикосновение к идолам» режиссер Василий Катанян. Он был сыном третьего мужа Лили Юрьевны, литературоведа Василия Абгаровича Катаняна, и ее другом.

Фильму не суждено было выйти: пленка сгорела во время пожара на студии. Сохранились лишь некоторые ее фрагменты, которые изначально были забракованы и принесены Маяковским домой. На их основе 60 лет спустя итальянский поэт-авангардист Джанни Тотти создал полнометражную версию «Закованной фильмой».

«Стеклянный глаз»

Лиля Юрьевна Брик монтирует кинофильм «Стеклянный глаз». 1928–1929 годы. Государственный музей В.В. Маяковского

В 1929 году Лиля Брик вместе с режиссером Виталием Жемчужным написала сценарий документально-игрового фильма «Стеклянный глаз». Это была пародия на коммерческое кино: буржуазной драме противопоставлялась кинохроника, запечатлевшая настоящую жизнь. Брик не только выступала как постановщик, но и сама монтировала ленту. А еще поработала как костюмер: подбирала вещи из собственного гардероба для актрисы Вероники Полонской.

После выхода «Стеклянного глаза» Лиля написала еще один сценарий — «Любовь и долг, или Кармен». Маяковский загорелся этим проектом, очень хотел сыграть роль апаша, готов был подключить к работе над фильмом друзей. Но членам Главного репертуарного комитета сюжет не понравился, и они запретили сценарий без права доработок.

Самая элегантная женщина в Москве

Лиля Брик и Эльза Триоле демонстрируют платья Надежды Ламановой. Париж. 1924 год. Государственный музей В.В. Маяковского

Шикарные наряды, которые носит Вероника Полонская в «Стеклянном глазе», в гардероб Лили Юрьевны попали благодаря младшей сестре Эльзе Триоле, которая жила в Париже и присылала оттуда ей платья, украшения и косметику. Эльзе, которая вела модную колонку в парижской газете Ce Soir, не составляло труда находить интересные вещи для сестры. В книге «Прикосновение к идолам» Василий Катанян приводит отрывок из письма Лили Юрьевны:

«Платье, которое ты мне прислала, ношу не снимая. То же со шляпами. Если ты уже получила деньги, купи мне, пожалуйста два полувечерних платья (длинные) — одно черное, второе какое-нибудь (если не слишком дорого, то что-нибудь вроде парчи, (обязательно темной), и туфли к ним. Материи в этих платьях — позабавнее, туфли — тоже. Потом мне нужно 4 коробки моей пудры (телесного цвета); 3 губных карандаша Ritz — твоего цвета; румяна Institut de Beauté».

Еще в юности Лиля Юрьевна общалась с известной театральной художницей и модельером Надеждой Ламановой, которая шила одежду на заказ для известных актрис. Брик тоже делала у нее заказы, а еще была манекенщицей. В 1924 году обе сестры показали платья Ламановой в Париже, после чего о ней много писали во французских газетах.

Любовь к красивым вещам Лиля Брик хранила всю жизнь. Благодаря этому однажды она случайно познакомилась с великим кутюрье Ивом Сен-Лораном. В аэропорту Шереметьево он обратил внимание на элегантную пожилую даму в зеленой норковой шубке — так началась дружба, которая продлилась до конца жизни Лили. К 85-летию Брик Сен-Лоран создал платье специально для нее.

Несмотря на расстояние

Л. Брик, Э. Триоле, Л. Арагон и неустановленное лицо. Фото В. Егорова. 1960 год. Государственный музей В.В. Маяковского

Эльза Триоле, как и ее старшая сестра, была неординарной личностью. Она не только прекрасно разбиралась в моде, но и стал известной писательницей и переводчицей, лауреатом престижной Гонкуровской премии. Ее вторым мужем был Луи Арагон, французский поэт и прозаик, видный деятель Французской коммунистической партии. Арагон посвятил жене стихотворение «Глаза Эльзы», переведенное на русский язык Вильгельмом Левиком:

В глубинах глаз твоих, где я блаженство пью,
Все миллиарды звезд купаются, как в море.
Там обретало смерть безвыходное горе.
Там память навсегда я затерял свою...

Многие исследователи сравнивали стихотворение Арагона со стихотворением Маяковского «Лиличка!»:

Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.

Сестры поддерживали близкие отношения всю жизнь и были необычайно вовлечены в судьбы друг друга. Они постоянно делились новостями и планами, обсуждали моду, литературу, театр. Эльза перевела на французский язык некоторые произведения Маяковского.

Младшая умерла от сердечной недостаточности в 1970 году. Луи Арагон после ее смерти предлагал Лиле с мужем (третьим и последним мужем Брик был режиссер и писатель Василий Катанян) переехать во Францию. Но та отказалась: с Москвой были связаны все ее воспоминания, прекрасные и печальные.