«Обломоff». Как устроен новый спектакль Центра драматургии и режиссуры

Поделиться
«Обломоff». Как устроен новый спектакль Центра драматургии и режиссуры
Фото М. Денисова. Mos.ru
О создании постановки рассказывают режиссер Вячеслав Игнатов и актеры Александр Занин и Ксения Макарова.

Новый сезон в Центре драматургии и режиссуры (ЦДР) начался с премьеры «Обломоff» по пьесе Михаила Угарова, которая, в свою очередь, была написана по мотивам романа Ивана Гончарова. Режиссер Вячеслав Игнатов представляет свой взгляд на классику — Ольга Ильинская носится по сцене на роликах, Штольц одет как персонаж компьютерной игры, а Обломов взирает на все это с бесконечным смирением. О том, как выглядит постановка и как в ней расставлены акценты, — в материале mos.ru.

Два спектакля

20 лет назад режиссер и драматург, специалист по документальной драме Михаил Угаров написал по мотивам романа «Обломов» пьесу «Смерть Ильи Ильича», вольно отредактировав текст. Общим между романом и пьесой осталось содержание — как и герой Гончарова, Обломов Угарова безучастен к жизни. Авторская постановка пьесы, ставшая режиссерским дебютом Угарова, вскоре появилась на сцене Центра драматургии и режиссуры. Тогда спектакль «Обломоff» завоевал приз зрительских симпатий премии «Золотая маска» и ряд других наград.

Сегодня знаменитое название возвращается в репертуар. Режиссер новой версии Вячеслав Игнатов уверен — его спектакль с прошлым не имеет почти ничего общего.

 

Он подчеркивает: его Обломов стал ближе к современному человеку, который может получить все, что накопило человечество за свою историю, с помощью гаджетов. Перед ним реальный и виртуальный мир обладает одними и теми же характеристиками. Мир, населенный персонажами фильмов, компьютерных игр и виртуальными друзьями, точно такой же, как и настоящий, а может быть, и лучше. Это заметно отличает спектакль от версии Угарова, который окружил меланхоличного героя самыми обычными людьми и простыми вещами.

Воин, певица, паучиха

Воплотить фантасмагорический мир помогли художники-постановщики Елена, Ольга и Анна Бекрицкие. Сцену и зрительский зал они разделили прозрачным занавесом, на который проецируется видео: то женские губы, читающие Обломову печальное письмо; то падающие с неба мертвые птицы — дурное предзнаменование скорой гибели героя. Мечты, печали и тревоги главного героя подхватывает музыка, которую специально для спектакля написал Виктор Маминов, играющий Штольца.

Самое интересное в визуальной части спектакля — костюмы, которые хочется рассматривать в деталях. Они представляют взгляд Обломова на остальных персонажей. В образе возлюбленной, Ольги Ильинской, соединяются образы Девы Марии и Афродиты. Услужливый Захар представляется Вселенской черепахой, которая несет на себе мир Обломова; друг детства Андрей Штольц — богом войны, героем какого-нибудь фантастического комикса или компьютерной игры.

Хозяйственную женщину Агафью Пшеницыну, которая в итоге становится женой Обломова, его фантазия рисует в образе холодной и мрачной паучихи с когтистыми лапами, затягивающей в липкие сети. А ее дети Ваня и Маша видятся герою не детьми, а монстрами, — перебирая руками-клешнями, они помогают матери опутывать жертву. Они, как мойры, плетут нити жизни, в которых, как в паутине, гибнет герой.

Сам Обломов в своем огромном золотистом халате похож на Будду, познавшего нирвану и оттого безмятежного. Что бы он ни делал — восседал ли в позе просветленного божества или шел по пятам за Ольгой, — его взгляд на происходящее вокруг остается отстраненным.

Встать на ролики, спрятать руки

Актер Александр Занин, перевоплотившийся в божество-Обломова, не считает свою роль простой. Ему приходится постоянно преодолевать сопротивление костюма — красивого, но очень сложного.

 

Мир вокруг Обломова, обутого в мягкие тапки, стремителен, здесь никто не стоит на месте. Чтобы подчеркнуть этот контраст, некоторых артистов режиссер поставил на роликовые коньки. Ксении Макаровой, которая играет Ольгу Ильинскую и Машу, пришлось учиться. 

 

Вячеслав Игнатов предложил не только ролики. Добавить героям Ване и Маше клешни — тоже его идея. «Он сказал, что у нас слишком красивые руки и поэтому их надо спрятать», — говорит Макарова.

С самого начала репетиций режиссер запретил актерам перечитывать оригинальный текст «Обломова», потому что пьеса Угарова — это все же отдельное произведение. Более того, чтобы артисты не запутались, он не разрешал им обращаться и к первой версии спектакля. Все, что у них было, — это текст пьесы. Если возникало непонимание мотивации героев, он сам выбирал отдельные отрывки из романа Гончарова.

«Этот роман я помню только по школьной программе. И сейчас, пока идет спектакль, я опасаюсь его читать, даже просто чтобы освежить в памяти. Я боюсь, что после этого мне захочется сделать на сцене что-то иначе, показать другие эмоции, уйти в другую сторону. Я полностью доверяю режиссеру», — поделился Александр Занин.

Из XIX века — в XX и XXI

Идея романа о чутком и ранимом дворянине, бесконечно предающемся ностальгии по детству и размышлениям обо всем на свете, появилась у Гончарова в 1847 году. Но роман впервые увидел свет только в 1859-м — все эти 12 лет велась непрерывная работа. Гончаров переписывал целые главы, добавлял новые, тщательно шлифовал характеры героев. Книга, остросоциальная и философская, была тепло встречена и критиками, и читателями. Появилось понятие «обломовщина», которое означало устаревшие устои, личностный застой, неприятие чего-то нового, непривычного.

Роман стал частью трилогии — вместе с «Обыкновенной историей» и «Обрывом». По сюжету эти произведения никак не связаны, объединяет их только общий конфликт — переход от консервативной России к новым временам. Самым близким самому автору был именно «Обломов». «Я писал свою жизнь и то, что к ней прирастало», — говорил о романе Гончаров. Он не скрывал собственной схожести с заглавным героем — как и Илья Ильич, он очень любил покой, комфорт и безмятежность.

«Обломов» — одно из самых популярных произведений на отечественной театральной сцене. Переносить его героев из XIX века в современность начали не в начале XXI века, а гораздо раньше. В начале 1930-х, например, Ленинградский ансамбль художественной пропаганды представил «Обломки Обломова» — спектакль, в котором лишний человек вместе со своим диваном попадает на суд истории в Советский Союз. Осуждали ленивого и безынициативного героя не все — например, Оскар Ремез в 1969 году поставил в Московском драматическом театре имени А.С. Пушкина своего «Обломова», проведя параллели между образом главного героя и шекспировским Гамлетом.

А в 2018 году Михаил Уманец поставил спектакль «Обломки» в театре «Школа современной пьесы». В нем герои переносятся в недавнее прошлое — 1990-е годы.