«Дворец против боку садового»: любуемся Оперным домом в «Царицыне»

Поделиться
«Дворец против боку садового»: любуемся Оперным домом в «Царицыне»
Как и зачем строили одно из самых красивых зданий архитектурного ансамбля, что там делала Екатерина II и почему в ХХ веке на нем дважды вырастал лес.

Оперный дом (второе название — Средний дворец) — одна из самых интересных построек Василия Баженова в «Царицыне». Оперный дом относится к наиболее ранним строениям ансамбля. Двухэтажный дворец в готическом стиле стоит на берегу Верхнего Царицынского пруда. Баженов так описывал его месторасположение: «Дворец против боку садового, где малая калитка в Перспективную аллею на новый мост… близ Полуциркульной горы и дворца».

Несмотря на внушительные размеры дворца, он был построен довольно быстро. Осенью 1776 года вырыли рвы под фундамент, остальные работы были сделаны за два строительных сезона — в теплое время 1777–1778 годов. Внутреннюю отделку отложили до высочайшего повеления императрицы и только летом 1784 года дворец оштукатурили, полы устлали шестигранной керамической плиткой из красной глины, сложили изразцовые печи и стали готовить оконные рамы и двери.

Средний дворец строился непосредственно для Екатерины II и предназначался для церемоний, официальных приемов, домашних спектаклей и других увеселительных мероприятий. Об этом говорит планировка дворца, большую часть которого занимает просторный зал с прекрасной акустикой.

Если присмотреться к зданию повнимательнее, можно увидеть, что два его этажа отличаются друг от друга. Первый — довольно массивный и приземистый, второй — изящный и воздушный. Из-за этого приема создается ощущение, будто дворец стремится вверх. Впечатление усиливает парапет в виде сложной ажурной аркады с центральными фронтонами, украшенными стилизованным подобием театрального занавеса и лучистыми звездами. Сам Баженов писал о Среднем дворце как о здании, состоящем из двух частей: двусветной галереи на 20 саженях, то есть немногим более 40 метров, и двухэтажного дворца при ней на 12 саженях и двух аршинах, что равняется приблизительно 27 метрам. Эта двойная структура отражена в плане, в объемах и в декоре дворца.

«У Оперного дома есть хорошо запоминающиеся мотивы в декоре. Парадные входы, расположенные по концам двусветной галереи, отмечены двумя огромными резными фронтонными гербами. Это двуглавые орлы с символами императорской власти — державой и скипетром. Сейчас они отреставрированы, но они неплохо сохранились до нашего времени, — рассказывает старший научный сотрудник музея-заповедника «Царицыно» Павел Ермолов. — Исследователи “Царицына” полагают, что дворец предназначался для приемов. Это было место, где гости должны были представляться императрице. Гербы придавали ему официальный характер: видимо, под орлами посетители должны были проходить через галерею и подходить к императрице».

Основной план здания имеет четкую двухэтажную структуру, внутри она тоже видна: это два ряда окон — больших и чуть поменьше во втором ярусе. Окна в первом ярусе стрельчатые, они украшены резным белокаменным декором — перевитой лентой ветвью. На верхних окнах можно заметить круглые люкарны.

«Обращает на себя внимание декоративный фриз с консолями и овалами, орнаментальная полоса из ромбов и кругов, которые Баженов часто использовал. В оформлении “Царицына” вообще довольно много геометрических фигур. В верхней части Среднего дворца можно увидеть достаточно проработанный богатый парапет. Кстати, его Баженов строил в самый последний момент, потому что он опасался, что тасканием наверх материалов рабочие могут обломать “нежность белокаменных фигур”», — говорит Павел Ермолов.

Если мы посмотрим на генеральный план Царицына, созданный легендарным зодчим, то увидим, что Средний дворец на нем немного отличается от реальной постройки. Это особенность очень многих сооружений Баженова, потому что архитектор заканчивал оформлять здания уже на местности, ориентируясь на особенности рельефа и другие факторы.

После Баженова

Летом 1785 года Екатерина II отстранила Василия Баженова от строительства Царицына. Подлинные причины такого жесткого решения императрицы не известны. После смерти Екатерины II работа над резиденцией прекратилась.

С конца XVIII века Средний дворец, как и другие баженовские постройки, постепенно ветшал. В мае 1803 года смотритель Царицына пишет на имя главноначальствующего экспедицией кремлевского строения Петра Валуева рапорт, в котором указано, что в числе выбранных дверей и оконных рам баженовских дворцов и домиков, как разобранных, так и сохранившихся, значатся рамы и двери «в саду дальнего» дворца — Среднего. То есть в начале XIX века из здания уже были извлечены рамы и двери, и оно стояло «с пустыми глазницами». В 1804 году Петр Валуев дает распоряжение привести в порядок Средний дворец, или, как он его называет, готический дом. Он был озабочен тем, чтобы здешние здания приносили доход, потому что Царицыно оставалось царской резиденцией.

«Есть такое предположение, что Шарль Лекен — московский купец, который арендовал Малый дворец и устроил в нем кофейню, планировал в Среднем дворце устраивать концерты и музыкальные вечера, — рассказывает Павел Ермолов. — Эти планы не осуществились, здание так и не было исправлено, но с тех пор, вероятно, за этим зданием и закрепилось название “Оперный дом”».

Название «Оперный дом» встречается в экспликациях к плану ансамбля 1812–1816 годов. Следующий документ, который позволяет понять, что происходило с дворцом в XIX веке, — знаменитая опись Забелина 1825 года. Из нее следует, что деревянная крыша здания от ветхости упала. В описи 1886 года рисуется картина еще более удручающая: Оперный дом «готической архитектуры… без крыши, и на нем выросли во множестве деревья». Внутри же «от сырости штукатурка на сводах почти вся отпала, и они в трещинах и производят течь». Нет «ни полов, ни оконных колод, ни рам, ни других принадлежностей». Снаружи «во многих местах украшения обломаны, а также в отверстиях окон и дверей видны поломы».

Первую реставрацию Оперного дома провели в 1927 году под руководством архитектора Николая Пустаханова. С верхней части здания удалили наросшие деревья. В 1945 году постановлением Совета Министров здание передали Московскому государственному университету для размещения в нем лабораторий. В 1946-м под руководством архитектора Владимира Бухарина (Горбачева) провели обмеры сохранившихся стен и белокаменных деталей Оперного дома и собрали их в альбом. К этому времени на здании уже снова вырос целый лес: высота деревьев достигала трех-четырех метров.

В 1949 году под руководством архитектора Николая Виноградова был изготовлен макет Оперного дома. Сейчас он хранится в Музее архитектуры имени Щусева.

Выставки и концерты

Оперный дом был одним из первых зданий царицынского ансамбля, которое полностью отреставрировали. После длительной реставрации, проведенной по проекту Изольды Рубен в 1987–1995 годах, он стал главным концертным залом «Царицына». Кроме того, его начали использовать как выставочное пространство.

С 2012 по 2014 год в здании провели комплексный ремонт. Встал вопрос об использовании здания — к этому моменту выставки проходили уже и Хлебном доме, и в Большом дворце.

«Было решено открыть Оперный дом выставкой скульптур из усадьбы Останкино, закрытой на реставрацию, — рассказывает Виктория Петухова, заведующая экспозиционно-выставочным отделом музея-заповедника “Царицыно”. — Дворцовые интерьеры всегда были украшены скульптурой — мраморной, алебастровой или гипсовой. Останкину нужно было где-то хранить скульптуры, а у нас были дворцовые помещения, которые требовали такого оформления по историческим канонам. Нам это объединение показалось очень логичным. Коллекция великолепная, это уникальное собрание скульптуры графа Шереметева».

На выставке можно найти как антики — образцы II и III века до нашей эры, так и скульптуры XIX века — копии с античных скульптур, сделанные известными художниками. Экспозиция представляет собой изысканный и гармоничный образец соединения архитектуры конца XVIII века и скульптуры XVIII–XIX веков.

Освещение дворца

Световое оформление Оперного дома заслуживает отдельного разговора. Дворец украшают 28 светильников, или, если быть точнее, 12 люстр, 14 бра, один фонарь в готическом стиле и одно паникадило, или многосвечник. На втором этаже — в более камерных пространствах — висят подлинники. Например, люстра на восемь свечей российского производства, датируемая примерно последней четвертью XVIII века, металлический каркас которой украшен миндалевидным хрусталем, или позолоченная люстра на пять свечей первой половины XIX века с пятью свечниками в виде амуров и скульптурным изображением орла на поддоне.

«Шестигранный фонарь в готическом стиле, или кандило, — это тоже вторая половина XIX века. Он украшен изображениями то ли грифонов, то ли горгулий. Все люстры второго этажа разные — ни одна не повторяет другую. И каждая относится к какому-то отдельному стилю. Например, к строгому русскому ампиру, ставшему выражением идей государственной независимости, или шикарному елизаветинскому барокко, популярному во второй половине XVIII века», — рассказывает Алина Ходаковская, хранитель музейных предметов первой категории отдела хранения фондов государственного музея-заповедника «Царицыно».

Первый этаж Оперного дома поражает огромными парадными люстрами, свисающими с потолка. Это каскадные люстры на 84 свечи, созданные в Австрии в конце 1990-х годов специально по заказу музея. Люстры считаются яркими образцами бидермейера — художественного течения в австрийском и немецком искусстве, которое еще называют сниженным ампиром. Всего таких люстр в Оперном доме три.