Здесь был поэт. Изучаем экспонаты Государственного музея А.С. Пушкина

Поделиться
Здесь был поэт. Изучаем экспонаты Государственного музея А.С. Пушкина
Фото Ю. Иванко. Mos.ru
В день рождения Александра Сергеевича знакомимся с его славными предками и рассматриваем интерьеры домов, где он был счастлив.

В Государственном музее А.С. Пушкина хранится богатая генеалогическая коллекция, посвященная истории российского дворянства, созданная историком, коллекционером и юристом Юрием Борисовичем Шмаровым (1898–1989). Будучи потомственным дворянином, он считал, что об истории своих предков забывать нельзя. По крупицам он собирал все, что связано с историей дворянских семей: выписки из архивных документов, воспоминания, переписку, оригинальные документы, портреты. Кстати, любой исследователь, интересующийся этой темой, может сегодня поработать с материалами собрания в музее.

Важное место в собрании занимают экспонаты, связанные с семьей Александра Сергеевича Пушкина. О них рассказывает Наталья Александрова, хранитель собрания Юрия Борисовича Шмарова.

Наталья Александрова. Фото Ю. Иванко. Mos.ru

Радша, Григорий Пушка и другие

Когда говорят об одном из самых известных дворянских родов — Пушкиных, то зачастую имеют в виду только ветвь поэта. Но на самом деле Пушкиных было намного больше, ведь этот род один из самых старинных не только в России, но и в Европе. Он насчитывает несколько ветвей.

Ветвь, к которой принадлежит поэт, можно рассмотреть на фотографии очень подробной родословной схемы. Увидеть ее в музейном зале нельзя — этот уникальный предмет никогда не экспонируется. Речь идет о небольшой книжке, которая трансформируется в большое полотно размером с письменный стол. Ее в 1974 году составила Вера Алфеевна Пушкина (1912–1999) — жена представителя костромской ветви рода Григория Львовича Пушкина (1909–1993). Она использовала опубликованные материалы и дополняла их сведениями о костромской ветви. Будучи по специальности картографом, она профессионально оформила родословную схему, где имя самого Александра Сергеевича находится примерно посередине и выделено красным.

Согласно родовой легенде, предком всех Пушкиных был «муж честен именем Радша». Известие это содержится в Медоварцевском летописце (1520–1530) и в Летописной редакции (1540-е), откуда перешло в Государев родословец 1555 года и последующие родословные книги и генеалогические справочники.

Александр Сергеевич Пушкин считал, что знать своих предков очень важно. В 1830 году он писал:

«Мы ведем свой род от прусского выходца Ратши или Рачи… выехавшего в Россию во времена княжества святого Александра Ярославича Невского. От него произошли Мусины, Бобрищевы, Мятлевы, Поводовы, Каменские, Бутурлины, Кологривовы, Шеферединовы и Товарковы. Имя предков моих встречается поминутно в нашей истории…»

В том же году поэт создал стихотворение «Моя родословная», в котором упоминается и Радша:

Мой предок Рача мышцей бранной
Святому Невскому служил;
Его потомство гнев венчанный,
Иван IV пощадил.

Здесь имеется явная хронологическая ошибка. Исходя из генеалогического закона счета поколений, Радша мог жить только во второй половине XII века, но не во времена князя Александра Невского (первая половина XIII века). Потомки Радши знали об этом, поэтому Мусины-Пушкины пытались исправить хронологию.

Родоначальник Пушкиных — боярин Григорий Александрович Морхинин по прозвищу Пушка — жил на рубеже XIV–XV столетий. Академик Степан Борисович Веселовский, исследуя род поэта, писал, что прозвище Пушка он получил в Москве, но чем он занимался при дворе московского князя, неизвестно. Некоторые исследователи фамилий и прозвищ склонны утверждать, что все дело было в том, что этот человек имел какую-то характерную особенность во внешнем облике или одежде, связанную с чем-то мягким, пушистым. Но это только предположение, так как слово «пушка» в те времена имело и другие значения. Сыновья Григория Александровича были дружинниками князя Дмитрия Донского. Александр Сергеевич очень гордился своими предками, отважно служившими родине.

Фото Ю. Иванко. Mos.ru

Были среди Пушкиных и известные политики, например Алексей Михайлович Пушкин (1690-е — 1975) был посланником в Испании, Швеции и Дании, а в России имел должность губернатора. Еще одного Пушкина — Гавриила Григорьевича (он умер в 1638 году) — Лжедмитрий назначил думным дворянином и сокольничим.

«Он был очень талантлив как воин, как придворный и в особенности как заговорщик. Это он и Плещеев своей неслыханной дерзостью обеспечили успех Самозванца», — писал о нем Александр Сергеевич.

Прямым предком поэта был прославленный Абрам Петрович Ганнибал (1697–1781), дед матери Александра Сергеевича. Родился он в Камеруне (Центральная Африка) в княжеской семье. В 1703 году в возрасте шести лет его захватили в плен и отправили в Константинополь. Спустя год его забрал с собой в Москву посол Савва Рагузинский. В России его крестили, крестным отцом стал сам Петр I (отсюда отчество). Впоследствии Ганнибал сделал блестящую карьеру, дослужился до звания генерал-аншефа. Продолжил военное дело и его сын Иван — он участвовал во многих важных сражениях, дружил с Александром Суворовым, был одним из основателей города Херсона.

Кроме того, военным был и прадед поэта — сержант лейб-гвардии Преображенского полка Александр Петрович Пушкин. В декабре 1725 года он оказался в эпицентре скандала, убив свою жену. Он страшно ревновал Евдокию Ивановну и, когда его психическое здоровье стало ухудшаться, обвинил ее в сговорах с колдунами и прислугой — якобы все они хотят сжить его со свету. Его сына, Льва Александровича, поэт тоже вспоминает в «Моей родословной» — как верноподданного Петру III, который не захотел присягать Екатерине II:

Мой дед, когда мятеж поднялся
Средь Петергофского двора,
Как Миних, верен оставался
Паденью Третьего Петра.
Попали в честь тогда Орловы,
А дед мой — в крепость, в карантин.

А вот любовь к искусству Александр Сергеевич унаследовал от своего отца, Сергея Львовича Пушкина (1770–1848), владельца села Болдино. Он, хоть и дослужился до звания капитан-поручика, военное дело не очень любил. Зато ему нравилось играть в любительских спектаклях, декламировать и сочинять стихи. Его брак с Надеждой Осиповной Ганнибал был на редкость крепким и счастливым.

Многих историков интересовала история семьи Пушкиных. Среди них историк профессор Московского государственного университета Степан Борисович Веселовский (1876–1952). Рукопись его знаменитой книги «Род и предки А.С. Пушкина в истории» также хранится в музее и является прекрасным дополнением к материалам собрания Шмарова.

Первое семейное жилище

Семейная жизнь Александра Сергеевича складывалась на редкость удачно. Он женился на прекрасной девушке Наталье из семьи Гончаровых, в которую был влюблен, а она отвечала ему взаимностью. Сразу после свадьбы они переехали на Арбат, в дом 53. Жилье с модными лиловыми бархатными обоями и огромным количеством книг прошлось супругам по вкусу. Пушкин, доселе не считавшийся домоседом, много времени проводил дома. Но тучи все-таки сгустились: мать Натальи Николаевны не давала молодым жить спокойно, постоянно тревожа их по тому или иному поводу. Семейная пара сбежала, сняв дачу в Царском Селе, а затем уехала в Северную столицу.

В собрании Шмарова хранятся зарисовки того самого дома на Арбате, где Пушкины провели первое время своего супружества. Можно увидеть, как дом выглядел снаружи и как располагались комнаты внутри.

Род Пушкина в портретах

Важный раздел собрания — иконографическая часть. Юрий Борисович считал, что важно не только знать о человеке, но и иметь представление о том, как он выглядел. Он собрал более 16 тысяч портретов в различных техниках. Есть среди них и Пушкины. Каждый портрет наклеен на отдельный лист серого картона, а под изображением указываются имя, отчество и фамилия изображенного лица и даты жизни, на обороте — дополнительные генеалогические и биографические сведения. Интересен тот факт, что в этой части собрания чем известнее личность, тем меньше сведений о ней на паспарту. Если же это малоизвестный человек, то сведения о нем очень подробны. Все портреты расположены в алфавитном порядке, что делает очень удобным поиск необходимого изображения.

Среди портретов Пушкиных наибольшее количество изображений, конечно же, великого поэта: тут и рисунки, иллюстрирующие эпизоды его жизни, и портреты разных лет, и вырезки из газет. Одна из вырезок — о прижизненном портрете поэта из медальона Натальи Гончаровой, обнаруженного у одного французского коллекционера. Дело в том, что подобные портреты Пушкина — редкость, а в этом случае не удалось установить ни автора, ни того, как вещь оказалась в Париже.

Фото Ю. Иванко. Mos.ru

В семейной усадьбе

Юрий Борисович Шмаров был активным членом Общества изучения русской усадьбы (ОИРУ), появившемся в 1922 году и просуществовавшем всего восемь лет. Общество объединило искусствоведов, историков, литераторов, а также любителей, которые изучали усадьбы Московского уезда, в том числе городские, занимались их описанием, популяризацией, издавали справочники. Члены ОИРУ считали: если не можешь сохранить, значит, надо зафиксировать. Фотографическая коллекция ОИРУ является сегодня частью собрания Шмарова.

В 1925 году группа ОИРУ побывала и в усадьбе Ярополец, принадлежавшей когда-то Наталье Ивановне Гончаровой (Загряжской). Поэт приезжал сюда два раза. Первый визит состоялся в августе 1833 года по пути в Оренбург — ненадолго. Ему отвели одну из лучших комнат, которую потом, много лет спустя, восстановленную, сфотографировали члены ОИРУ. О том приезде Александр Сергеевич писал жене:

«В Ярополец приехал я в среду: Наталья Ивановна встретила как нельзя лучше... Я нашел в доме старую библиотеку, и Наталья Ивановна позволила выбрать нужные книги. Я отобрал их десятка три…»

В 1960-х годах Юрий Борисович Шмаров вновь приехал в Ярополец. Он был не один, а с фотографом. Вид разрушающегося имения удручил его. Некогда красивое место совершенно потеряло свою привлекательность. Он так и написал на обороте одного из снимков:

«…всюду мерзость, грязь, запустение и разрушение. А когда-то здесь бывал Пушкин. Впрочем, кому это надо».