Помощь фронту и спектакли во время боев. Жизнь театров в годы войны

Поделиться
Помощь фронту и спектакли во время боев. Жизнь театров в годы войны
Групповой снимок артистов фронтовой бригады и бойцов одной из воинских частей. Четвертый слева — заслуженный артист РСФСР Л.О. Утесов. Фото Б. Игнатовича. Калининский фронт. 1942 год. Главархив Москвы
Малый театр собирает средства на самолеты, Камерный укрывает москвичей от бомб, а артисты Московского театра оперетты ликуют во взятом Берлине.

Московские театры создавали фронтовые бригады, собирали средства для нужд армии, помогали госпиталям и поддерживали дух тех, кто остался в тылу. Во время войны в репертуарах появлялись новые спектакли. Премьеры собирали залы и в столице, и в Сибири, и на Дальнем Востоке, и на Урале, и в других местах, куда были эвакуированы столичные труппы. Подробности — в материале mos.ru.

Премьера в обеденный перерыв

Не все театры покинули столицу с началом Великой Отечественной войны, были и исключения. Среди них — Музыкальный театр имени народных артистов СССР К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко, который образовался в результате слияния Оперной студии под руководством Константина Станиславского и музыкальной студии Московского художественного театра Владимира Немировича-Данченко.

Желая поддержать зрителей, театр не останавливал работу в самые грозные дни. 25 октября 1941-го, во время боев за Москву в районе Волоколамска, артисты представили премьеру одноактного балета «Штраусиана». Спектакль прошел в обстановке, на первый взгляд непохожей на торжественную: премьеру дали днем, пока немецкие солдаты обедали.

В течение всей войны Музыкальный театр имени К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко продолжал показывать новые постановки: «Риголетто», «Корневильские колокола», «Виндзорские проказницы»... Отдельно стоит упомянуть героико-патриотический балет «Лола», который поставил народный артист СССР балетмейстер Владимир Бурмейстер вместе с режиссером Иосифом Тумановым. Действие происходило во времена Франко-испанской войны 1808–1813 годов. Танцовщица Лола, гордая испанская девушка, убивает французского офицера, жертвуя собой, — выпивает вместе с ним отравленное вино. Партию Лолы исполнила Мария Сорокина, вместе с Бурмейстером она стала лауреатом Сталинской премии второй степени. А сам спектакль вошел в число ярчайших патриотических постановок театра.

«И я должен сказать, что коллектив, который взялся за такую очень серьезную и трудную тему, вышел из этого положения победителем. Он искренне подошел к этим трудным задачам, которые мы впервые делали на сцене, он заставил поверить зрителя, он заставил зрителя ненавидеть врага. Он перенес эту смертельную ненависть к врагу через рампу, и он нес в себе гордость народа, который не поставили на колени. И это все было сделано очень маленьким количеством людей, и сделано было просто, и в это зритель поверил», — говорил Владимир Бурмейстер.

Среди оставшихся в военное время в Москве был и Театр Ленсовета. С участием его труппы в 1941 году режиссер Николай Горчаков организовал единственный на тот момент драматический театр. Привлекли также часть артистов Театра Революции (ныне — Театр имени Владимира Маяковского), основной коллектив которого находился в Ташкенте. Среди самых известных спектаклей — «Русские люди» по пьесе Константина Симонова и «Фронт» по произведению Александра Корнейчука.

Во время выступления участницы фронтовой бригады артистов. Фото Б. Ярославцева. Западный фронт. 1943 год. Главархив Москвы

Пострадавшие театры

28 октября 1941-го на здание Большого театра упала бомба. Снаряд весом в полтонны прошел между колоннами под фронтоном портика, пробил фасадную стену и разорвался в вестибюле. Восстанавливать здание начали зимой 1942 года. Мастера сделали свою работу за 240 дней — в условиях светомаскировки, без отопления.

В 1943-м труппа вернулась из эвакуации, проведенной в Куйбышеве (сейчас — Самара), в уже отремонтированное здание. Вскоре здесь состоялись премьеры опер «Иван Сусанин» Михаила Глинки и «Князь Игорь» Александра Бородина. Последняя, рассказывающая о знаменитом походе против половцев, должна была «уменьшить в московских театрах количество опер с пессимистическими сюжетами».

Во время бомбежек пострадал и Театр имени Евгения Вахтангова, труппа которого в то время была в эвакуации в Омске. Часть коллектива (Игорь Липский, Владимир Покровский, Елена Фадеева и другие) вошла во Второй фронтовой драматический театр, который показывал спектакли в воинских частях Западного фронта. Среди самых популярных были «Дом на холме» по произведению Вениамина Каверина и «Не все коту масленица» по пьесе Александра Островского. Также артисты устраивали вечера чеховских чтений, концерты.

23 июля 1941 года на здание театра на Арбате упала фугасная бомба. Оно не подлежало восстановлению, и было принято решение построить его заново. Работы основательно затянулись — новый дом у театра появился только в 1947-м. Артистам, вернувшимся в Москву в 1943-м, приходилось почти четыре года играть в помещении Театра юного зрителя.

Артисты Театра имени Е. Вахтангова во время выступления перед фронтовиками. Фото Л. Доренского. Место съемки неизвестно. 1943 год. Главархив Москвы

«Здесь, в театре, — самое надежное укрытие»

Эвакуацию пережил и Камерный театр Александра Таирова. Его супруга и звезда труппы, народная артистка РСФСР Алиса Коонен, вспоминала о военном времени в своей книге «Страницы жизни»:

«Концерты, в которых мы выступали, нередко прерывались голосом диктора: “Внимание, внимание. Воздушная тревога…” Зал быстро пустел, зрители уходили в бомбоубежище. Так же было и во время спектаклей в театре: зрителям сообщалось о том, что объявлена воздушная тревога, актеры спускались со сцены в зрительный зал и провожали публику в наше театральное бомбоубежище. Собственно, это была просто котельная, но почему-то не только зрители, а и жители соседних переулков стремились именно в наше бомбоубежище, свято веря, что здесь, в театре, — самое надежное укрытие».

Актриса рассказывала, как выглядело в те дни помещение театра на Тверском бульваре: в нижнем фойе — медпункт, в постановочной части — склад противопожарного инвентаря. «Атмосфера боевого режима и твердой дисциплины скоро стала для всех нас обычной», — рассказывала Коонен.

Изначально из Москвы хотели эвакуировать только ее и Таирова, но разлука с коллективом означала гибель театра, и Александр Яковлевич добился эвакуации и остальных. Правда, в ответ было выдвинуто одно условие: всем ехать без вещей, каждый может взять с собой только маленький чемоданчик или портфель. Театр приехал сначала в Челябинск, а потом — в Барнаул. На новых местах продолжали показывать московские спектакли, особенным успехом пользовалась «Адриенна Лекуврер». Декорации и костюмы артисты создавали сами из того, что попадалось под руку. Исполнительница главной роли Алиса Коонен, например, делала шляпы, веера и украшения.

Спектакль-триумф. История «Адриенны Лекуврер» Александра Таирова

В Москву Камерный театр Александра Таирова вернулся в октябре 1943 года с почетной грамотой «За плодотворную творческую и общественно-политическую деятельность и хорошо организованное культурное обслуживание трудящихся».

«Невзирая на то, что помещение театра очень пострадало, открытие сезона было назначено в день очередной годовщины Камерного театра — 25 декабря. Снова, как это не раз бывало в нашей жизни, мы начали готовиться к открытию сезона под стук молотков. Воздух был пропитан запахами клея, краски, всего, что сопутствует строительству или ремонту», — писала Коонен.

Сибирь и Дальний Восток

Среди эвакуированных театров также оказался Театр имени М.Н. Ермоловой. В 1942 году труппа уехала в Черемхово Иркутской области, там она открыла сезон спектаклем «Парень из нашего города» по пьесе Константина Симонова.

Театр сатиры, как и многие другие, создал фронтовую бригаду. Часть артистов, среди которых были Валентина Токарская, Рафаил Холодов, Рафаил Корф и Яков Рудин, отправилась с бригадой московских актеров № 13 на фронт. Они выступали перед бойцами 16-й армии Константина Рокоссовского. В 1941-м бригада попала в окружение. Корф и Рудин погибли. Токарскую, Холодова и нескольких других актеров из бригады взяли в плен. В этом же году театр выпустил два спектакля-концерта на антифашистскую и оборонную темы под одним названием «Очень точно — очень срочно». За время эвакуации коллектив объездил весь Дальний Восток, создал постановки «Надежда Дурова», «Актриса», «Новые похождения Швейка».

95 лет с улыбкой. Как появился и чем живет сегодня Театр сатиры

В Сибири оказался Московский театр оперетты. Артисты выступали на заводах, в больницах и шахтах. Филиал в Москве в это время штурмовали и простые зрители, и военные, пытаясь раздобыть драгоценный билет. За неимением денег кассирам часто предлагали консервы, хлеб, вино.

Артисты театра участвовали в 14 фронтовых бригадах. Несколько человек оказались в уже взятом Берлине, на стенах Рейхстага красовалась надпись: «Здесь была бригада Московского театра оперетты — Новикова, Хмельницкий, Степанова, Рышкин, Жигачева». Сохранились листы фронтового дневника этой бригады, вот одна из записей:

«6/VI Два концерта в 172 километрах от передовой линии фронта. Концерт сопровождался частыми очередями зениток и пулеметов, охранявших место концерта от летавшего над лесом немецкого самолета. Во время второго концерта немец послал нам два артиллерийских снаряда, первый упал в 180 метрах, второй в ста метрах. Пришлось сделать вынужденный антракт, после антракта концерт продолжился».

Казахстан и Узбекистан

Театр имени Моссовета с началом войны отправили в Чимкент Казахской ССР (сейчас — Шымкент, Казахстан), потом — в Алма-Ату. Там показывали спектакли «Надежда Дурова» по пьесе Александра Кочеткова, «Трактирщица» (Карло Гольдони), «Машенька» (Александр Афиногенов), «Профессор Мамлок» (Фридрих Вольф), поставили «Женитьбу Бальзаминова» (Александр Островский) и «Фронт» (Александр Корнейчук).

Московский театр имени Ленинского комсомола оказался в эвакуации в Узбекистане (Ташкент и Самарканд). До возвращения домой он показал более 400 спектаклей, среди них особой популярностью пользовался «Парень из нашего города» по пьесе Константина Симонова. Режиссер Иван Берсенев поставил его за два месяца до начала войны.

Сцена из спектакля Московского театра имени Ленинского комсомола «Командиры ведут корабли» (панорама). Фото Б. Вдовенко. 21 сентября 1941 года. Главархив Москвы

Московский художественный академический театр имени М. Горького (МХАТ) встретил войну на гастролях в Минске. В июне 1941 года театр вернулся в Москву, а потом уехал в Саратов. Зрителям показывали премьеры «Фронт» (Александр Корнейчук) и «Кремлевские куранты» (Николай Погодин), а также возобновленные постановки «Враги» (Максим Горький) и «Три сестры» (Антон Чехов).

В ноябре 1942 года МХАТ вернулся в Москву. За время годичного отсутствия фасад здания в Камергерском переулке обветшал, и Немирович-Данченко хлопотал о ремонте. Режиссер помог и актерам, имеющим проблемы с жильем, при необходимости сам звонил в Моссовет. В то время он начал плохо себя чувствовать, но, несмотря на это, задумал создать собственную школу-студию. Полный расцвет своего детища мастер не застал — Владимир Иванович умер в 1943-м.

«Малый театр — фронту»

С началом войны, когда в городе появились первые раненые, Малый театр начал помогать госпиталю «Марьина Роща»: артисты давали концерты прямо в палатах, общались с солдатами.

Когда стали формироваться фронтовые бригады, часть коллектива уехала на передовые позиции, выступала перед солдатами генерала Льва Доватора. Спектакли часто проходили в землянках, на палубах военных кораблей, в поле, в лесу, под дождем. Артисты, оставшиеся в Москве, вскоре были эвакуированы в Челябинск. Они отказывались от гонораров, чтобы на эти средства строить самолеты (их прозвали эскадрильей Малого театра). На каждом самолете было выведено: «Малый театр — фронту».

Домой вернулись в 1942-м. Еще через год на сцене появился спектакль «Пигмалион» по пьесе Бернарда Шоу. Режиссером и исполнителем главной роли стал Константин Зубов, лауреат четырех Сталинских премий, народный артист СССР. Вырученные за показы деньги, как и прежде, отправлялись на фронт.

Малый императорский. Как устроен один из старейших театров Москвы

При подготовке текста использовались материалы книги «Театры Москвы в годы Великой Отечественной войны. Архивные документы и материалы», выпущенной Главным архивным управлением города Москвы.