Слоновая кость, бидри и аватар Вишну. Пять индийских экспонатов Музея Востока

Поделиться
Слоновая кость, бидри и аватар Вишну. Пять индийских экспонатов Музея Востока
Макбул Фида Хусейн. Колесница Сударшана-чакра. Фрагмент. 1971 год
Знакомимся с индийским Пикассо, рассматриваем серебряные узоры и любуемся переплетениями нитей в кашмирской шали.

Коллекция «Искусство Южной Азии» Музея Востока насчитывает более трех тысяч экспонатов. В коллекцию входят предметы искусства Индии и Шри-Ланки, Непала и Бутана, Пакистана и Бангладеш. В формировании коллекции, которое началось с момента основания музея в 1918 году, большую роль сыграли артефакты из коллекций русских меценатов и экспонаты выставок индийских художественных изделий.

О самых интересных экспонатах рассказывает Екатерина Шинкарева — сотрудник отдела Ближнего и Среднего Востока, Южной и Центральной Азии, хранитель коллекций Южной Азии Государственного музея Востока.

Пороховница из слоновой кости (XVII век)

Пороховница. Индия. XVII век

Пороховница из слоновой кости попала в нашу коллекцию из Государственного Эрмитажа, а туда — из коллекции князя Петра Салтыкова. Вероятно, изначально ее использовали при дворе какого-то султана.

В Индии слоновая кость использовалась с глубокой древности и всегда дорого ценилась. При этом ее всегда добывали очень гуманно: животных не убивали, как, например, это делалось в Африке, а лишь срезали бивни, которые непрерывно растут. У домашних слонов можно было обрезать бивни раз в два года, а у диких — только раз в пять лет. Кость диких слонов ценилась больше, потому что она более белая и пластичная, дольше сохраняет чистый цвет.

Пороховницы в Индии появились с приходом мусульман, популярность приобрели в XVI веке. Мусульмане к тому времени уже использовали огнестрельное оружие и в бою, и на охоте, а в Индии это было редкостью. При дворе Великих Моголов существовала мода на украшение костюма ювелирными изделиями, художественно оформленными предметами оружия, и пороховница, которая крепилась к поясу вместе с несколькими мешочками для пуль, пришлась впору. Своей конструкцией в форме рога она давала художнику простор для творчества. Часто на пороховницах изображали охотников и зверей — это говорит о том, что они использовались больше для охоты, чем для военных целей.

На нашей пороховнице изображен гепард, терзающий рогатого зверя (с одной стороны это антилопа, а с другой, где крепление к поясу, — баран). Несколько зверей скомпонованы в изображение одного крупного животного — это достаточно известный прием в индийском искусстве. На вогнутой части изделия мы видим изображение львов, а на выгнутой — макары, мифического морского чудовища. Здесь она похожа на крокодила.

Еще один интересный предмет в коллекции музея, сделанный с использованием слоновой кости, — инкрустированный ларец-кабинет (XVII век). Кабинетами называют предметы мебели в форме короба с дверцами и ящиками. Данный экспонат выполнен в форме сундука с несколькими выдвижными ящиками внутри и боковой откидной дверцей. Запирается на замок. По бокам у ларца ручки, чтобы его можно было переносить. Чаще всего такие изделия создавались в XVI и первой половине XVII века для европейцев, которые путешествовали по Индии. На ларце изображены человеческие фигурки, животные, растительные мотивы.

Ларец-кабинет. Индия, Гуджарат. XVII век

Сосуд сурахи (XIX век)

Сосуд сурахи. Индия. XIX век

В Индии очень развита обработка различных металлов, и особое место занимает техника бидри. Она так названа по имени города Бидара, где ее придумали и начали применять. Считается, что искусство бидри зародилось во времена султанов Бахмани, которые правили Бидаром в XIV–XVI веках. Согласно преданиям, они призвали в город чеканщиков из Ирана, и таким образом на индийской земле смешались индийские, арабские и турецкие традиции. Предметы в технике бидри характерны для Индии так же, как матрешки для России.

Сосуд сурахи, который есть в коллекции Музея Востока, имеет шаровидную форму, высокую горловину. В нем подавали вина и другие напитки в лагерях, садах или садовых беседках, а также во время приемов или обедов.

Сразу бросается в глаза глубокий черный цвет сосуда. Его получили благодаря цинковому сплаву, в который добавили медь и олово. На этом темном фоне очень красиво выделяется узор, сделанный серебряной насечкой. При этой технике маленькими молоточками в поверхность сосуда аккуратно вколачивают нити серебра, при этом ее доводят до совершенной гладкости. После этого изделие полируется и натирается пастой из богатой селитрой бидарской земли, это главный момент, дающий темный оттенок. На заключительном этапе изделие полируют мягкой тканью.

В Музее Востока есть много изделий в технике бидри. Одно из них — колба кальяна-хукки с подставкой. Некогда словом «хукка» называли небольшой горшок, где хранились благовония. А здесь хукка — это специальная колба, емкость, которая стоит в основании кальяна и в которую сверху вставляется пробка, своего рода переходник с трубочками. По одной из трубочек поступает дым, который фильтруется внутри этой колбы и уже потом через выходное отверстие попадает в мундштук.

Колба кальяна (хукка) с подставкой. Индия. XIX век

Шаль (1820–1830 годы)

Шаль. Индия, Кашмир. 1820–1830-е годы

Важной статьей экспорта в Индии были кашмирские шали. Кстати, изначально их делали для мужчин — в женском костюме они начали встречаться позднее. Стоило такое изделие дорого, мало кто мог его себе позволить. Труд людей, которые занимались изготовлением кашмирских шалей, тоже довольно высоко оплачивался.

Техника изготовления кашмирской шали очень трудоемка. В качестве сырья использовался только пух гималайских горных коз. Его собирали с горных кустарников, затем тщательно вычесывали и ткали очень тонкие нити на простой ручной прялке. Нити были такими тонкими, что из них можно было создавать безупречные детали сложнейшего орнамента. При окрашивании использовали только естественные красители. Например, бледные оттенки красного получали из специальной древесины, а черный — из железных опилок. Несмотря на тонкость, шали были очень теплыми.

Шаль. Индия, Кашмир. 1850–1860-е годы

Характерным признаком кашмирской шали считается ее особый узор — растительный орнамент, в основе которого лежит мотив бута. В России его называют турецким огурцом, а на Западе — пейсли, по названию города, где располагался самый известный из европейских центров производства шалей.

«Колесница Сударшана-чакра» Макбула Фиды Хусейна (1971 год)

Макбул Фида Хусейн. Колесница Сударшана-чакра. 1971 год

Макбул Фида Хусейн — один из величайших индийских художников. Он собрал огромное количество наград, участвовал в различных выставках. Рисовать учился сам. Карьеру начал с создания рекламных щитов для кинотеатров, занимался изготовлением игрушек. Он стал одним из основателей бомбейской группы прогрессивных художников.

В работах художника прослеживается влияние и его индийских корней, и европейского авангардизма. Ему очень нравились работы Пауля Клее, Анри Матисса, Амедео Модильяни, Пабло Пикассо. Кстати, самого его критики называли «индийским Пикассо». При этом он был еще знаком с китайской каллиграфией. Известно, что Хусейн чаще всего завершал работу за один подход к холсту, хотя они у него были достаточно крупных размеров. Линии он делал непосредственно кистью без наброска, не оставляя места для ошибки. На одну картину тратил примерно день-два.

Хусейн очень любил культуру своей страны и написал много картин, посвященных индийскому эпосу, например «Колесницу Сударшана-чакра». Сударшана-чакра — это вращающийся огненный диск, аватар верховного бога Вишну. Эту картину художник подарил Музею Востока в 1972 году сразу после выставки, которая здесь проходила. Всего он привез 18 работ. Одну из них в 2008-м продали за один миллион 600 тысяч долларов, год назад ее цена возросла до двух миллионов долларов. Так что музею очень повезло: если бы художник не подарил свое творение, то вряд ли бы удалось заполучить что-то подобное.

В музее хранится достаточно большое количество произведений индийских живописцев начала XX века. Многие из них подарены авторами благодаря контактам научных сотрудников, которые ездили в Индию и были лично знакомы с художниками.

Миниатюра «Сражение конницы Бабура с отрядами Танбала» (XVI век)

Миниатюра «Сражение конницы Бабура с отрядами Танбала» (левая и правая часть диптиха) из рукописи «Бабур-наме». Северная Индия. XVI век

Это две страницы иллюстрированного разворота из рукописи «Бабур-наме». Автор книги — Захир ад-дин Мухаммед Бабур, основатель династии Великих Моголов, потомок Тамерлана и Чингисхана. Бабур еще в юности получил права на престол, но при этом был вовлечен в самые ожесточенные междоусобицы, на его власть постоянно претендовали родственники и враги. В своих записках он описывает путешествия и сражения, дает наставления потомкам и признается в каких-то ошибках и пристрастиях. Параллельно с этим описывает флору и фауну различных мест, в которых побывал. Можно сказать, «Бабур-наме» — своеобразная энциклопедия.

Иллюстрации были сделаны через 70 лет после смерти правителя. На престоле тогда был его внук, Акбар Великий. «Сражение конницы Бабура с отрядами Танбала» относится к первой части книги, где чаще всего описываются походы и сражения, наказания для противников, переговоры с союзниками. На миниатюре изображены столкновения с монгольским военачальником Султаном Ахмедом Танбалом у крепости Харран. Имен художников на миниатюрах из нашего музея не сохранилось. Мастера дали волю своей фантазии: мы видим беспорядочную схватку всадников с копьями, саблями, луками в руках. Причем художники изображают и отрубленные головы, и рассеченные надвое тела. В рассказе Бабура это сражение упоминается вскользь и нет таких страшных подробностей.

Тогда же, при Акбаре, рукопись перевели на фарси — Бабур писал на чагатайском, староузбекском языке. Кстати, в мастерских при дворе Акбара несколько раз иллюстрировали «Бабур-наме». Сейчас нам известно о существовании четырех альбомов. Если считать, сколько отдельных иллюстраций известно в мире, получится примерно 500. В нашей коллекции 57 листов. Их на ярмарке в Нижнем Новгороде приобрел один из крупнейших московских коллекционеров Алексей Морозов и подарил другому коллекционеру — Петру Щукину. Из его собрания они и попали в музей.