Пряслица, перстни, браслеты и керамика: найдены украшения и предметы времен становления Москвы

Поделиться
Пряслица, перстни, браслеты и керамика: найдены украшения и предметы времен становления Москвы
Пресс-служба Департамента культурного наследия города Москвы
Находки были обнаружены во время археологических исследований на территории Китай-города. Эти артефакты собирали и реставрировали в течение последних трех лет. Теперь их передадут в музей.

Более двух десятков археологических находок, чей возраст насчитывает от 600 до 900 лет, пополнят коллекцию Музея Москвы. Они поведают о жизни и быте людей, которые населяли местность до образования города Москва, а также в период его становления.

«Среди артефактов есть височные кольца вятичей, женские обереги-лунницы, а также перстни и стеклянные браслеты, одна из самых древних валют человечества — ракушки каури, пряслица, которые тоже могли заменять монеты, а также фрагменты домонгольской керамики. Все они были обнаружены на улице Ильинке (на территории Китай-города) при проведении археологических исследований. Предметы и украшения относятся к XII–XV векам. Их собирали и бережно реставрировали в течение последних трех лет. Теперь коллекцию древностей передадут в Музей Москвы. Горожане смогут больше узнать о том, как жили наши предки», — рассказал руководитель Департамента культурного наследия города Москвы Алексей Емельянов.

По мнению столичных археологов, находки также свидетельствуют о том, что еще до возникновения города Москвы поселение, окруженное крепостной стеной, было экономически и социально развитым. Связь с другими поселениями и городами Руси часто велась по рекам, близость Москвы-реки создавала торговый и транспортный потенциал.

Кольца усерязи и обереги-лунницы

Существенная часть ранних предметов коллекции состоит из женских украшений. К ним, например, относятся височные кольца, или усерязи, как их еще называли. Такие кольца крепили у висков несколькими способами: на головном уборе, вплетали в волосы, носили в ушах или за ними, прикалывали к ленте. Представленные экземпляры в литературе обычно называются семилопастными височными кольцами. До XII века кольца такой формы являлись признаком принадлежности хозяйки к славянскому племени вятичей. Этот тип распространен и типичен для вятских поселений XII века. Экземпляры, найденные в Москве, датируются XII–XIV веками.

Пресс-служба Департамента культурного наследия города Москвы

Еще один тип найденных украшений носил магический и обрядовый характер. Это лунницы — женские обереги, изготовленные из сплавов цветных металлов. Лунницы делали в виде подвесок, серег, пряжек для пояса, колец, вплетали в браслеты, украшали ими одежду и головные уборы. Также лунницу часто вышивали на ткани, чтобы придать одежде и другому текстилю сильные защитные свойства.

Пресс-служба Департамента культурного наследия города Москвы

Широкое распространение лунниц происходит в Х–ХIII веках практически на всей славянской территории, параллельно идет изменение формы и декора: широкорогие лунницы вытесняются новыми типами — остророгими, круторогими, замкнутыми, крестовключенными и другими. С распространением христианства восприятие в качестве оберега этого символа уменьшается. Сохраняется его эстетическая ценность. Представленные экземпляры могут относиться к XIII–XV векам.

Также среди женских украшений есть стеклянные браслеты. Подобные изделия в Москве обычно датируются 60-ми годами XII века — первой половиной XIV века.

Пресс-служба Департамента культурного наследия города Москвы

О важном значении торговли с другими поселениями и городами говорят такие находки, как шиферные пряслица и ракушки каури.

Овручские шиферные пряслица были выточены из розового и красного камня — шифера, который добывали на территории современной Украины (у города Овруча) в X–XIII веках. Древнейшим и простейшим приспособлением для производства пряжи была ручная прялка. Перед началом работы расчесанную шерсть, льняное или конопляное волокно мастерица прикрепляла к своей прялке. А потом вытягивала из кудели левой рукой несколько волокон, скручивала их в нить и присоединяла к веретену, на которое насаживала пряслице. Веретено вместе с прикрученным к нему началом нити приводила правой рукой в быстрое вращение и тотчас отпускала. Повиснув в воздухе, оно продолжало вращаться, постепенно вытягивая и наматывая нить. Пряслице служило для того, чтобы усилить и сохранить вращение, которое иначе прекратилось бы через несколько мгновений. Когда нить становилась достаточно длинной, мастерица наматывала ее на веретено, а пряслице не давало растущему клубку соскользнуть.

Пресс-служба Департамента культурного наследия города Москвы

В XII–XIV веках для денежного обращения Древней Руси было характерно практически полное отсутствие в обращении монет. И шиферное пряслице вполне могло исполнять роль монеты. Подделать его было невозможно, так как месторождение розового шифера в Овруче было единственным в Восточной Европе. В XIII веке пряслица перестали делать из камня, они стали глиняными: монгольские захватчики разорили овручские мастерские. В Москве шиферные пряслица встречаются в археологических культурных слоях XII–XV веков.

А раковины каури известны как украшения с древнейших времен. Их применяли еще в Древнем Египте. Считается, что в XII–XIV веках на Руси, в безмонетный период, каури также служили деньгами и носили название ужовок, жерновков, змеиных головок. Однако известно, что еще в XVI веке каури в больших количествах ввозили из Риги в Новгород. В Сибири они сохраняли функции денег до начала XIX века. Сами ракушки происходят из теплых вод Индийского океана.

Пресс-служба Департамента культурного наследия города Москвы

Перстни разных видов и домонгольская керамика

В числе археологических находок есть также четыре перстня, которые выполнены в разных техниках: один решетчатый и три пластинчатых незамкнутых. Такие украшения могли надевать как мужчины, так и женщины.

Появление решетчатых перстней исследователями определяется по-разному: XI или XII век. Данные перстни встречаются во всех областях, заселенных некогда вятичами. Их находят в погребениях и на территории городов и поселений. Наиболее массового распространения решетчатые перстни достигают в XII и XIII столетиях.

Пресс-служба Департамента культурного наследия города Москвы

Пластинчатые широкосрединные незамкнутые перстни имеют еще более широкую датировку. Они встречаются как в памятниках второй половины X века, так и в более поздних — костромских и новгородских курганах XII–XIII веков. В Москве подобные предметы могут быть датированы теми же столетиями.

Пресс-служба Департамента культурного наследия города Москвы

О развитости ремесленничества на территории будущей Москвы говорят фрагменты керамических сосудов домонгольского периода. Их специалисты относят к XII — началу XIII века. Дело в том, что они сделаны из глины с большим количеством примесей, характерных именно для Москвы. При обжиге в печи такая посуда приобретала красный оттенок.

Первое упоминание о Москве было в Ипатьевской летописи, оно относится к 4 апреля 1147 года по новому стилю. Именно летописный документ является историческим свидетельством существования города.

Суздальский князь Юрий Владимирович Долгорукий призвал в свою вотчину Москву («на Москву», или «в Москов») своего союзника и друга — новгород-северского и белгородского князя Святослава Ольговича. Долгорукий дал в честь Святослава Ольговича «обед силен». С этого момента и началась письменная история Москвы, сделавшая эпизод княжеской трапезы знаменательным событием.

Сохранение находок — важная часть работы столичных археологов. Процесс делится на два этапа. Во время камеральной обработки удаляют грунт. Сама же реставрация может занимать от недели до нескольких лет (в зависимости от сложности артефакта и его состояния). В прошлом году в столице было обнаружено более 15 тысяч артефактов прошлых веков.