Аэрация для рыб: как насыщают кислородом столичные водоемы

Аэрация для рыб: как насыщают кислородом столичные водоемы
Фото М. Денисова. Mos.ru
В Патриаршем пруду уже 10 лет живут карпы, суровые зимы они выдерживают благодаря аэрации — кислородному насыщению водоема. Эту «спа-процедуру» для рыб по особой технологии проводят работники Мосводостока.

Из-за продолжительных морозов водоемы в Москве замерзли, и их обитателям теперь не хватает воздуха. Чтобы поддержать экосистему, сотрудники ГУП «Мосводосток» проводят аэрацию — делают что-то вроде процедуры искусственного дыхания рыбам, водорослям и микроорганизмам через лунки. В ведении Мосводостока 250 прудов площадью около 690 гектаров. На сегодня специалисты пробурили более 1,3 тысячи лунок. Как проходит аэрация на примере Патриаршего пруда — в материале mos.ru.

Кислород для рыб и водорослей

На берегу Патриаршего пруда стоит грузовик с компрессорной установкой, рабочие тянут шланг к водоему.

«Есть два вида аэрации: естественная и принудительная. В первом случае мы сверлим лунку, и она сама заполняется воздухом. Этот вариант годится, когда не очень сильные морозы. Во втором случае подаем кислород в лунку через шланг. Такой способ необходим, если толщина льда более 10 сантиметров, а просверленное отверстие через полтора часа полностью замерзает», — объясняет заместитель начальника эксплуатационного гидротехнического района № 1 ГУП «Мосводосток» Дмитрий Куприенко, пока его коллега протыкает лед спиралевидным буром и измеряет стенку среза.

Глубина пруда — примерно полтора метра, если намерзает слой в 10 сантиметров и больше, подводное пространство сокращается. А поскольку воздух через такую толщу льда не проникает, рыбам трудно дышать.

Дмитрий Куприенко, заместитель начальника эксплуатационного гидротехнического района №1 ГУП «Мосводосток». Фото М. Денисова. mos.ru

По словам Дмитрия Куприенко, в Патриаршем пруду водятся толстолобики, щуки и караси. Все они попали сюда без участия людей: утки и прочие водоплавающие птицы переносят икринки на лапах и перьях из водоема в водоем. «Еще в этом пруду во время водолазных погружений я насчитал штук пять карпов. Они уже старые, им лет 10. Нашими стараниями все еще живы», — смеется он.

Раз в месяц специалисты Мосводостока определяют уровень растворенного кислорода в водоемах: погружают в лунку колбу и отвозят пробу воды в экологическую лабораторию. Должно быть четыре миллиграмма на кубический дециметр, и если результаты анализа не соответствуют этой цифре, рыбам нужна «кислородная маска». В зависимости от того, насколько показатели ниже нормы, сотрудники ведомства решают, как часто проводить аэрацию. В крепкие морозы обычно приходится повторять процедуру ежедневно.

На юго-западе столицы приводят в порядок Верхний Коньковский пруд

Карась благодарен

Рабочие открывают крышку аэрационного ящика, внутри находится лунка. Деревянный корпус предохраняет отверстие от моментального замораживания, но со вчерашнего дня лунка уже замерзла. Специалист дробит в ящике лед ломом (пешней) и сачком выбрасывает ледяные осколки. Затем опускает в отверстие шланг, а двое его коллег из грузовика подают кислород. Вода в лунке бурлит, как в джакузи.

«Как правило, процедура аэрации занимает около получаса», — комментирует Дмитрий Куприенко.

Он относится к рыбам как к разумным существам — шутит, например, что карась вылезет и поблагодарит, а возможно, спросит, почему рябь на воде. Тогда Дмитрий ответит: «Разгладить не успели».

После того как кислород поступил в воду, ящик закрывают до завтрашнего дня. Бригада собирается на другие водоемы. Обычно команде достается 15 объектов. У Дмитрия и его коллег пять точек: Патриарший пруд, Чистые пруды, Новодевичьи пруды, парк Мандельштама и «Зарядье».

«Наш рабочий день длится 12 часов, но мне нравится. Я уже больше 15 лет тружусь в Мосводостоке. Коллектив хороший, и приятно всегда работать на воздухе», — рассказывает Дмитрий Куприенко.

Когда потеплеет и лед отойдет от берегов, принудительная аэрация больше не понадобится, а Дмитрий и его коллеги переключатся на другие дела. Например, водолазные. Как-то ему пришлось погружаться в Патриарший пруд, чтобы вытащить пластиковые постаменты непонятного назначения. Еще сотрудникам Мосводостока предстоит обрезать сухостой на берегу, очищать воду от загрязнений. А пока бригада едет спасать рыб от кислородного голодания. «Куда дальше? Решим по ходу. Поспешим туда, где меньше воздуха», — говорит Дмитрий Куприенко.

Подводная уборка: как водолазы чистят реки, озера и прудыМосковская глубина: зачем столице водолазы