Ковер, топор и птица Сирин. Сокровища иранской коллекции Музея Востока

Ковер, топор и птица Сирин. Сокровища иранской коллекции Музея Востока
От луристанских бронз до живописи XIX века — о самых интересных экспонатах рассказывает научный сотрудник и хранитель музея Полина Коротчикова.

Иранская экспозиция Государственного музея Востока представляет искусство Ирана от древних времен до конца XIX века. Все эти предметы попали в музей после 1918 года из нескольких собраний, принадлежавших известным коллекционерам, а также Владимиру Геннадиевичу Тардову — одному из первых представителей советской власти в Иране. Он был консулом в Тегеране в 1920-е годы.

Штандарт, VIII–VI век до нашей эры

Этот экспонат можно назвать уникальным. Он относится к такой группе памятников, как луристанские бронзы. Это особая малоизученная бронзовая пластика. Находят такие предметы на территории Луристана — на западе Иранского нагорья. В большинстве своем они представлены в западноевропейских музейных собраниях, а в России — только у нас и в Государственном Эрмитаже.

Мы практически ничего не знаем о создателях луристанских бронз. Скорее всего, это были кочевники, потому что после них не сохранилось следов поселений. Только эти предметы — кстати, очень высокого качества литья.

Например, этот штандарт. В нем прослеживается древний мотив борьбы героя со змеем, который представлен в большинстве культур Древнего мира. Штандарт выполнен в виде некого антропоморфного божества в человеческом обличье. Двумя руками оно держит за шею драконов (или каких-то похожих на них существ). Скорее всего, здесь есть отсылка к какому-либо национальному мифу или легенде.

Сосуд, ранний ХIII век

Этот экспонат — предмет особой гордости музея. Он принадлежит к разделу достаточно известных предметов эпохи правления в Иране Великих Сельджуков — тюркской династии кочевников, которые в XI веке установили власть над обширной территорией от Средней Азии до Анатолии.

У сельджуков было очень интересное и разнообразное керамическое производство. Одна из его областей — непонятные по назначению сосуды или скульптурки, а также фигурки с изображениями всадников, животных и так далее. Неизвестно, что с ними делали: то ли их дарили, то ли использовали во время каких-либо церемоний, то ли украшали ими дворцы.

К таким загадочным сосудам относится и этот. Изображение гарпии — птицы с женской головой — было заимствовано из античных источников. Образ этого существа тесно связан с русской птицей Сирин, а также с персидским Симургом, известным также как царь всех птиц. Это мотив, который связывает наши народы. Сосуд выполнен в технике подглазурной росписи с бирюзовой поливой, украшенной кобальтом. Бирюзовая полива дает очень интересные переходы цвета — тело птицы красиво переливается, как перья волшебной птицы Сирин.

Ковер полонез, ХVII век

Таких ковров, по подсчетам исследователей, во всем мире насчитывается около 300. У нас в музее их два, один из них представлен в экспозиции. Судя по всему, они были изготовлены в иранских мастерских для польского двора — отсюда и название.

Всемирную известность полонезы получили на международной выставке в Париже в 1878 году, где были выставлены в качестве имущества польского аристократа. Сначала даже считали, что это польские ковры, но у исследователей очень быстро появились вопросы. Ковры были исключительного качества, нехарактерного для Европы. Позже выяснилось, что они изготавливались в ХVII веке — это время расцвета ковроделия в Иране. Правящая династия Сефевидов работала и на внутренний рынок, и на европейский — причем достаточно активно.

Ковры имеют большое количество узелков на один квадратный сантиметр — это говорит об очень тонкой технике. Здесь есть вплетение золотых и серебряных нитей, характерные цветочные узоры (ветви и листья деревьев). Оттенки очень изящные, они не похожи на все остальное, что делали в Персии. Скорее всего, полонезы изготавливали непосредственно для внешнего экспорта, и в первую очередь для подарков европейским аристократам.

Топорик табарзин, XIX век

Этот боевой топорик называется табарзином. Очень интересный экспонат, который совмещает в себе две культуры — военную и церемониальную. Надо сказать, что в то время в Иране изготавливали очень хорошее холодное оружие, но по прямому назначению его уже не использовали — такие топоры, например, выглядели уже достаточно архаично для передовых армий. Наличие подобных вещиц у бойцов воспринималось скорее как дань ушедшим векам.

Табарзины носили при себе дервиши (мусульманские монахи, отшельники) и использовали их как защиту от разбойников и диких зверей. Кроме того, в их руках топорик был символом борьбы с внутренними врагами — грехами и соблазнами. Также табарзины часто использовали в ритуальных шествиях, которые были связаны с событиями шиитского религиозного календаря.

Портрет Фатх-Али-шаха Каджара, XIX век

Портрет Фатх-Али-шаха Каджара — самого известного представителя правящей династии Каджаров — был написан в первой половине ХIХ века. Художник неизвестен. Эта работа относится к очень интересному направлению в иранском искусстве, которое условно называется каджарской живописью — опять же, по имени правившей в то время династии.

В то время страна активно общалась с европейскими державами и Россией, иранских мастеров отправляли учиться за границу. В результате в работах отражалась интересная смесь европейского стиля и иранского, основанного на многоцветии и детализации персидской миниатюры. Художники обучились принципам перспективы, знали, как писать лица, руки и тело по-европейски — то есть с использованием светотени, а костюм и украшения выписывали по старинке.

Большие церемониальные портреты правителей, как этот, дарили приближенным, а также представителям других держав — послам, королям, царям. Как правило, герой на картине был одет в богатые одежды, расшитые жемчугом и драгоценными камнями, сидел в высокой короне, которую сделали специально для него. Подушки, на которые опирается правитель, тоже полностью расшиты жемчугом и драгоценными камнями. Богато украшены и его церемониальные символы власти.

Фатх-Али-шах был очень интересным и неординарным человеком, его можно назвать символом эпохи. Характернейшая особенность его внешности, по которой его легко можно узнать на портретах, — это длинная черная борода, спускающаяся почти до колен. Он ввел такую бороду в моду — некоторые даже подкрашивали свою, чтобы стать похожими на Фатх-Али-шаха.