«Дорогой собрат». Как Бунин отправил открытку Паустовскому

Поделиться
«Дорогой собрат». Как Бунин отправил открытку Паустовскому
Константин Паустовский на вечере, посвященном памяти Ивана Бунина. 1960 год. Музей К.Г. Паустовского
Изучаем онлайн-выставку Музея К.Г. Паустовского, читаем письма и дневник, узнаем историю отношений двух великих писателей.

Для Константина Паустовского с юных лет Иван Бунин был одним из самых значимых писателей. Константин Георгиевич зачитывался его стихами и рассказами, не раз цитировал их в своих произведениях. Делая первые шаги в литературе, он отправил кумиру свои стихи с просьбой прокомментировать их. В ответ Бунин посоветовал юному коллеге заниматься прозой. А 30 лет спустя он снова написал ему, и это короткое послание стало одной из главных наград в жизни Паустовского. О том, что и почему написал ему Бунин, — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

Мимолетные встречи

В январе 1917 года 24-летний Константин Паустовский на один день съездил в Елец, чтобы посетить бунинские места, а несколько недель спустя впервые увидел самого Бунина. Это произошло в Москве на лекции, где Иван Алексеевич был одним из выступавших. О встрече с любимым писателем Паустовский рассказал в письме жене Екатерине: «Бунин, спокойный, тонкий, задушевный, — чеканил свои стихи и волновал. У него редкие тонкие руки».

Следующая встреча случилась два года спустя в Одессе. В 1919 году в редакцию местной газеты, в которой работал Константин Георгиевич, зашел Бунин — его интересовали новости с фронтов Гражданской войны. Однако и в этот раз поговорить им не удалось.

«Я боялся сказать при нем хотя бы слово. Мне было просто страшно. Я опустил голову, слушая его глухой голос, и только изредка взглядывал на него, боясь встретиться с ним глазами», — вспоминал Паустовский в автобиографической книге «Повесть о жизни»

В 1920 году Бунин навсегда покинул Россию и поселился во Франции. Много лет Паустовский мечтал о личной встрече, разговоре с ним, но этому не суждено было произойти. Константин Георгиевич впервые приехал во Францию в 1956 году, спустя три года после смерти Ивана Алексеевича. В 1962-м Константин Георгиевич побывал в Грасе, где Бунин с женой Верой проводил лето, посетил он и могилу писателя на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Константин Паустовский на могиле Ивана Бунина. 1962 год. Музей К.Г. Паустовского

Письмо кумиру

В начале творческой карьеры Константин Паустовский писал стихи — сочинять он начал еще в гимназии. Их было так много, что за месяц он мог полностью заполнить тетрадь. «Стихи были плохие — пышные, нарядные и, как мне тогда казалось, довольно красивые», — рассказывал Константин Георгиевич в книге «Золотая роза».

В начале 1917 года увлечение подтолкнуло его к важному решению — показать свои сочинения известному писателю. Паустовский рассматривал для этого несколько кандидатур (среди них был, например, Максим Горький), но в итоге адресатом его письма стал Иван Бунин.

Сохранился черновик послания, в котором Константин Георгиевич писал: «Моей давнишней мечтой было послать Вам несколько стихотворений для того, чтобы Вы сказали, что думаете о них. Я буду Вам несказанно благодарен, если Вы найдете время прочесть их и написать мне несколько слов».

Спустя некоторое время Константин Георгиевич получил долгожданный ответ. В письме Бунин сказал Паустовскому, что тот «живет напетым со стороны» и посоветовал: «Думается, Ваш удел, Ваша настоящая поэзия — в прозе. Именно здесь, если Вы сумеете проявить достаточно упорства, уверен, сможете достичь чего-нибудь значительного». Паустовский последовал наставлению, полученному от Бунина.

А 30 лет спустя он получил от своего кумира новое послание.

«Дорогой собрат»

В 1946 году издательство «Московский рабочий» выпустило сборник Константина Паустовского «Новые рассказы». Осенью следующего года в издательство пришла открытка из Франции, подписанная Mr. J. Bounine и адресованная Monsieur C. Paoustovsky.

«Дорогой собрат, я прочел Ваш рассказ “Корчма на Брагинке” и хочу Вам сказать о той редкой радости, которую испытал я: если исключить последнюю фразу этого рассказа (“под занавес”), он принадлежит к наилучшим рассказам русской литературы»

Скорее всего, Бунин увидел понравившийся ему рассказ на страницах журнала «Вокруг света», который напечатал это произведение в 1946 году. Кстати, автором фразы, смутившей Ивана Алексеевича, был не Паустовский — ее без согласования с писателем добавил в рассказ редактор.

Уникальная открытка поступила в фонды Музея К.Г. Паустовского в 2017 году.

Открытка Ивана Бунина Константину Паустовскому. Музей К.Г. Паустовского

Бунин-критик

Похвалы Ивана Бунина удостаивались немногие писатели, обычно он был строг к коллегам. Например, в письме поэту Георгию Адамовичу он назвал «Рассказ о семи повешенных» Леонида Андреева плохим и заметил: «Недаром Толстой, которому Андреев посвятил этот рассказ, прочитавши его, отчеркнул первые пять строк, написал на полях: “Хорошо”, а дальше так: “Отсюда пошла до конца ерунда”».

В очерке «Инония и Китеж» Бунин сравнил стихи Алексея Толстого и Сергея Есенина и пришел к такому выводу: «Что есть у какого-нибудь Есенина, Ивана Непомнящего? Только дикарская страсть к хвастовству да умение плевать. И плевать ему легко: это истинный Иван Непомнящий».

Страница из дневника Паустовского, на которой он упомянул об отправке своих стихотворений Бунину. Музей К.Г. Паустовского

Доставалось и Александру Блоку. В своих записях он назвал «чудовищными пошлостями» его наброски к поэме «Двенадцать», а его самого — «человеком глупым».

Случалось, что Бунин менял милость на гнев. Например, с Максимом Горьким он дружил почти 20 лет и даже посвятил ему свою поэму «Листопад», но их пути разошлись после революции 1917 года: Горький принял перемены, Бунин — нет. С тех пор он не раз критически высказывался о бывшем товарище, называя его «графоманом», а его мировую славу — «беспримерной по незаслуженности».

Интересно, что близкий знакомый Бунина писатель Александр Бахрах объяснял резкость Ивана Алексеевича его природной застенчивостью: «Этой же полускрытой стороной его характера можно объяснить… некоторые его “эскапады”, некоторые едва ли не спровоцированные им самим инциденты, в которых погодя — наедине с собой — он неизменно раскаивался и их болезненно переживал».

Константин Георгиевич Паустовский. Музей К.Г. Паустовского

Паустовский и наследие Бунина

Долгие годы творчество Бунина в СССР было под запретом — его произведения не издавались с 1929 по 1954 год. Паустовский многое делал ради сохранения наследия Ивана Алексеевича: помогал спасти архив писателя, участвовал в мероприятиях, посвященных его памяти, а в 1956 году написал вступление к пятитомному собранию сочинений Ивана Бунина, вышедшему в СССР.

В 1955-м в Государственном литературном музее Паустовский выступил на вечере, посвященном 85-летнему юбилею Бунина. В своей речи Константин Георгиевич сказал: «Язык Бунина прост, даже временами скуп, очень точен, но вместе с тем живописен и богат в звуковом отношении, — от звенящей медью торжественности до прозрачности льющейся родниковой воды, от размеренной чеканности до интонаций удивительной мягкости, от легкого напева до медленных раскатов грома... Как каждый большой писатель, Бунин много думал о счастье. Ждал его, искал и когда находил, то щедро делился им с людьми».

Больше о связях Константина Паустовского и Ивана Бунина можно узнать на онлайн-выставке «Дорогой собрат», которая открыта на сайте Музея К.Г. Паустовского.