От ТРАМа до «Ленкома». Как появился один из самых известных театров страны

От ТРАМа до «Ленкома». Как появился один из самых известных театров страны
Московский государственный театр «Ленком Марка Захарова»
Рассказываем, что нужно знать о когда-то самодеятельном театре и его артистах-непрофессионалах, которые смогли составить конкуренцию признанным звездам.

27 октября 1927 года в Москве открыли Центральный театр рабочей молодежи (ТРАМ). Целью его спектаклей было не столько развлечь зрителей, сколько показать им пример добропорядочных советских граждан, восхваляющих труд и коллектив.

Инструмент комсомола

Первой постановкой театра стали «Зеленые огни». Премьера состоялась чуть больше, чем через год после образования коллектива, 20 ноября 1928-го. Артистам временно предоставили здание на Спартаковской улице, где когда-то находился кинотеатр имени Баумана. Свой постоянный дом на Малой Дмитровской ТРАМ получит только через несколько лет.

Коллектив состоял из молодежи, которая играла в районных театрах, театральной мастерской при Московском комитете комсомола (инициатор создания ТРАМа), а также в самодеятельных театрах при городских предприятиях. Для артистов это было поводом для гордости: днем проработать полную смену на заводе, внести вклад в процветание страны, а вечером поговорить с публикой о пролетарских ценностях — уже со сцены.

Можно сказать, что поставили «Зеленые огни» сами актеры — работу над спектаклем начинал один из учеников режиссера Всеволода Мейерхольда, создателя принципа биомеханики, но так и не довел дело до конца. Сам Всеволод Эмильевич проявлял к ТРАМу большой интерес, ходил на спектакли, общался с артистами, подсказывая те или иные решения, а его дочь Ирина Хольд обучала их биомеханике. Мейерхольд понимал: взгляды трамовцев на театр схожи с его собственными, он поддерживал готовность артистов бросить вызов сложившимся традициям. По мнению Мейерхольда, ТРАМ можно было сравнить с глотком свежего воздуха.

Однако первый спектакль успеха не имел, на зрителей «Зеленые огни» не произвели впечатления, а театральные критики высказались негативно. Спектакль вышел из репертуара, едва появившись, но потом коллектив реабилитировался — следующие постановки были куда более успешными.

Образцом и примером для столичного коллектива был ленинградский ТРАМ, возникший двумя годами ранее на базе рабочей театральной студии при Доме коммунистического воспитания молодежи имени М.В. Глерона. Он стал первым в СССР, всесоюзную популярность получил после гастролей в Москве, и вслед за ним подобные театральные коллективы стали появляться по всей стране. Его создатели и участники говорили, что каждый их спектакль — это прежде всего агитационный инструмент комсомола. Герои постановок — простые рабочие, которые самоотверженно трудятся на благо страны.

Именно из Ленинграда — после провала «Зеленых огней» — на должность завлита приехал журналист Павел Соколов, у которого был большой опыт организационной работы. Он не хотел, чтобы его называли режиссером, поэтому на афишах значился как организатор спектакля. Павел Соколов привлек к работе композитора Исаака Дунаевского, бывшего музыкального руководителя театра «Эрмитаж», и художника Евгения Кибрика, который специально приехал в Москву. Поставить решили спектакль «Зови фабком!», посчитав, что это беспроигрышный вариант. Его уже показывал ленинградский ТРАМ, и там он пользовался большой популярностью.

Московский государственный театр «Ленком Марка Захарова»

Просто и понятно

Пьесы, которые собирались ставить, обсуждали всем коллективом — более того, писали их часто сами актеры. Они хотели быть максимально честными со зрителями, поэтому темы и ситуации, которые обыгрывали на сцене, любили брать из реальной жизни — своей или товарищей. И зрители принимали это с восторгом: такие постановки были для них просты и понятны, в героях они узнавали себя, их подкупало, что ценности у них одни и те же: труд, коллектив, семья.

Подход к созданию персонажей был принципиально разным. Положительные герои изображались как безусловные эталоны, образцы безупречности почти во всем, примеры для подражания. Отрицательных персонажей делали нарочито нелепыми, даже гротескными, но и им давали возможность встать на верный путь. Например, в спектакле «Дай пять» (1929) один из героев предпочитал всему на свете деньги, модные наряды и развлечения, но в итоге все-таки примкнул к товарищам на заводе, осознав, как был неправ. Спектакль восприняли на ура.

В числе наиболее популярных спектаклей — «Нефть», «Плавятся дни», «Клеш задумчивый», а также «Тревога» по пьесе актера и драматурга Федора Кнорре, поставленная им самим в 1931 году. Кстати, существует мнение, что режиссурой в этом случае занимался не он, а Михаил Булгаков. Автор «Мастера и Маргариты» какое-то время работал в ТРАМе консультантом по драмчасти.

Атмосфера единства

Декорации — простые и незамысловатые — в основном делали своими силами. Любили изображать заводские панорамы, использовать агитационные плакаты. Принцип был один: в постановке главное — содержание, а не внешний вид.

Публике нравилось, что трамовские актеры создают спектакль по большому счету без оглядки на театралов-профессионалов — так, как чувствуют сами. Очень редкая постановка могла обойтись без совместного выполнения физкультурных упражнений, танцев или исполнения песни. Если песня была популярной, вместе с актерами начинали петь и гости. В театр шли именно за атмосферой, ощущением единства.

В ТРАМе не было именитых артистов, звезд, признанных любимцев публики. Более того, в критических статьях о том или ином спектакле никогда не разбирали игру кого-то одного, зрители даже не всегда знали имена и фамилии исполнителей. Актеры — совершенно обычные люди, как и те, кто сидел в зале, — играли коллектив, не стараясь прославить себя лично. Это еще больше приближало ТРАМ к зрителям.

Однако были и те, кто видел в ТРАМе хороший старт для будущей карьеры. Среди них — Николай Крючков, будущий народный артист СССР. Юноша, мечтавший связать свою жизнь с актерской профессией, за время участия в ТРАМе сыграл эпизодические роли в трех фильмах: «Горизонт», «Окраина», «Частный случай».

Влияние МХАТа

Жизнь театра разделилась на до и после в 1932 году, когда сюда пришла группа режиссеров-мхатовцев: Илья Судаков, Николай Горчаков, Николай Хмелев. Судакова назначили на должность художественного руководителя. Одной из первых его постановок в ТРАМе была комедия «Девушки нашей страны» украинского драматурга Ивана Микитенко.

История о бригаде девушек-бетонщиц, много и добросовестно трудящихся, очень быстро стала популярной, на спектакль — его назвали одним из лучших в сезоне — было трудно попасть. И только некоторые критики писали, что в актерской игре теперь присутствует более глубокий, присущий системе Станиславского психологизм, которого трамовцы всегда старались избегать, что это теперь не совсем тот свободный и раскованный театр, в который зрители влюбились несколько лет назад. Но публика, очарованная постановкой, не обратила на это внимания.

Тогда же ТРАМ переехал в здание на Малой Дмитровке, построенное в 1907–1908 годах, раньше оно принадлежало купеческому клубу. В 1934-м театр отправился на гастроли в Ленинград, где показал нашумевших «Девушек нашей страны», а также «Чудесный сплав» Владимира Киршона и «Продолжение следует» Александры Бруштейн. Все эти постановки зрители приняли на ура, успех словно подсказывал, что коллектив двигается в нужном направлении. Но это было ошибочно.

Привычные агитационные пьесы вскоре начали надоедать, устаревать, публика хотела чего-то нового. Репертуар разбавили классикой (например, пьесами Пушкина, Островского и Горького), но артисты не умели настолько перевоплощаться, создавать новые характеры, играть не себя в коллективе, а кого-то другого. Все больше стало появляться гневных рецензий, в которых ТРАМ ругали за то, что он потерял самобытность и ничего не может предложить взамен. Театр становился менее привлекательным, создавшееся положение не смог спасти даже спектакль «Как закалялась сталь» (1937) Судакова, который назвали одним из лучших в истории столичного ТРАМа.

Как ТРАМ стал «Ленкомом»

В 1937 году в стране начали заниматься реорганизацией театрального дела. Некоторые театры закрыли (например, Театр ВЦСПС, МХАТ-2, Театр имени Мейерхольда), многие коллективы объединились.

Московский центральный театр рабочей молодежи объединили с коллективом, которым руководил Рубен Симонов — ученик Евгения Вахтангова. Театр-студия Симонова была тоже довольно известной: там ставили спектакли Островского, Чехова, Моэма, Пушкина, среди режиссеров был Андрей Лобанов.

Через год новому коллективу присвоили профессиональный статус и дали другое название — Московский театр имени Ленинского комсомола, сокращенно «Ленком». Возглавил его режиссер, педагог и актер Иван Берсенев, который до этого работал во МХАТе-2. С собой он привел Ростислава Плятта, Софью Гиацинтову, Серафиму Бирман и других.

«Живой труп», «Нора», «Фронт», «Сирано де Бержерак» — именно при Берсеневе появились все эти постановки, сделавшие «Ленком» на базе ТРАМа одним из самых популярных театров в Москве.