Борьба за место в аудитории. Как учились москвички более 100 лет назад

Борьба за место в аудитории. Как учились москвички более 100 лет назад
Группа слушательниц Московских высших женских курсов (в их числе Надежда Ладыгина-Котс) с преподавателем Александром Котсом. 1912 год. Архив Государственного Дарвиновского музея
Рассматриваем исторические фотографии из собрания Государственного Дарвиновского музея и узнаем, как непросто было получить высшее образование женщине в дореволюционной России.

Один из самых любопытных документов эпохи — разрешение на получение высшего образования, выданное одной из основателей музея Надежде Ладыгиной-Котс ее отцом. Сегодня сложно представить, что чуть больше 100 лет назад женщина не имела права самостоятельно выбирать свое будущее. Быть ли ей домохозяйкой или стать ученой — за нее решал отец или муж.

О том, как происходило становление женского образования в России от Петра I до 1917 года, — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

Разрешите учиться

Надежда Ладыгина-Котс и Александр Котс, основавшие Дарвиновский музей, познакомились на Московских высших женских курсах — в одном из первых в России высших учебных заведений. С отличием окончив I Пензенскую гимназию, в 1908 году она поступила на естественное отделение физико-математического факультета, которое успешно окончила в 1916-м.

Александр Котс и Надежда Ладыгина-Котс в здании Московских высших женских курсов. 1915 год. Архив Государственного Дарвиновского музея

Во времена Надежды Ладыгиной-Котс для поступления на курсы девушки должны были предъявить следующий набор документов: прошение на имя директора о зачислении на тот или иной факультет, аттестат об окончании среднего учебного заведения, свидетельство о политической благонадежности, автобиографию, фотографию, метрическое свидетельство о рождении и письменное разрешение старшего в семье мужчины (отца, брата или мужа).

Последний пункт, по крайней мере на взгляд современного человека, был самым необычным требованием. Глава семьи ручался за благонадежность дочери, жены или сестры и своим письмом подчеркивал уверенность в том, что обучение никак не отразится на ее «основных», «чисто женских» обязанностях.

Вплоть до последнего набора на курсы, прекратившие существование после 1917 года, девушкам для зачисления требовался этот архаичный документ.

Разрешение отца Надежды Ладыгиной на ее обучение на Московских высших женских курсах. 1908 год. Центральный государственный архив города Москвы

Первое женское учебное заведение

Впервые мысль об открытии учебного заведения для женщин возникла у Петра I. Для этого в 1717 году он специально осмотрел старейшее учебное заведение для девушек в провинциальном французском поселке Сен-Сир и в 1724-м даже издал указ, предписывающий «монахиням воспитывать сирот обоего пола и обучать их грамоте, а девочек, сверх того, пряже, шитью и другим мастерствам». Однако идея императора не была воплощена в жизнь.

Первое государственное среднее учебное заведение для девочек основала считавшая себя преемницей Петра Екатерина II. Воспитательное общество благородных девиц, больше известное как Смольный институт благородных девиц, было открыто 28 июня 1764 года в Воскресенском Новодевичьем монастыре в Санкт-Петербурге. Уклон в образовательном учреждении был сделан на религиозно-нравственное воспитание. Учениц (их называли институтками) обучали арифметике, немецкому и французскому языкам, Закону Божьему, рисованию, музыке и «танцеванию».

Заведение, срок обучения в котором составлял 12 лет, было рассчитано на 200 воспитанниц. Сюда принимали дворянских детей с шести лет. Через год при Смольном институте благородных девиц было открыто училище для девочек мещанского происхождения.

Уроки верности и хозяйственности

После смерти Екатерины II шефство над Смольным институтом взяла Мария Федоровна (1759–1828), супруга Павла I. Императрица была погружена во все детали учебного процесса — от уборки территории до личных дел воспитанниц. При Марии Федоровне в Российской империи открылось еще несколько институтов благородных девиц, а также появилась сеть сиротских училищ (Мариинских институтов) для девочек из разных сословий. Изменились и цели обучения — на первый план вышло воспитание хороших хозяек, верных жен и заботливых матерей.

В первой половине XIX века женское образование стремительно развивалось — институты благородных девиц открывали не только в столицах, но и в губерниях. Кроме того, создавались женские гимназии и училища для разных слоев населения, а также государственные и частные пансионы. Достижением первой половины XIX века в области женского образования стало появление наставниц. Выпускницы специальных классов имели право учить детей, но исключительно в губерниях. С этого периода началась история женского педагогического труда.

Отмена крепостного права и вольнослушательницы

После отмены крепостного права в 1861 году в Российской империи начался глобальный социальный переворот, в том числе и в системе образования. Тем не менее в Университетском уставе 1863 года, демократизировавшем высшую школу, все еще запрещалось допускать женщин к слушанию университетских лекций. Желание девушек получить высшее образование стремительно росло. Одни хотели получить профессию и обрести независимость, другие — заниматься наукой и приносить пользу обществу.

Единственным местом в мире, где женщины могли наравне с мужчинами получать высшее образование, был Цюрихский университет в Швейцарии. Те немногие жительницы Российской империи, у которых была финансовая возможность, отправлялись учиться за границу. Пытаясь добиться права получать высшее образование дома, девушки начали посещать лекции в Петербургском и Московском университетах в качестве вольнослушательниц.

В 1868 году по инициативе активисток было подано прошение ректору Петербургского университета за подписью более 400 женщин с просьбой разрешить девушкам получать высшее образование. Инициативу поддержали 43 профессора, но Министерство народного просвещения, которое на тот момент возглавлял консерватор граф Дмитрий Толстой, разрешило лишь открытие нескольких курсов в крупных российских городах, по окончании которых слушательницам давалось право преподавать в начальной школе.

Высшие женские курсы Герье

В начале 1871 года один из сторонников высшего женского образования в России профессор Московского университета Владимир Герье обратился к попечителю Московского учебного округа Платону Ширинскому-Шахматову с докладной запиской о целесообразности открытия в Москве высших женских курсов и положением о высших женских курсах.

Основатель Московских высших женских курсов В.И. Герье. Архив музея Московского педагогического государственного университета

В документах профессор Герье изложил основную цель работы курсов — подготовка женщин к педагогической деятельности без повторения элементарных знаний, усвоенных слушательницами в средней школе. Обучение было платным, программа занимала два года. Руководство Московского учебного округа поддержало инициативу Герье с расчетом на то, что высшие женские курсы станут хорошим источником пополнения педагогических кадров для женских училищ и гимназий.

В мае 1872 года Дмитрий Толстой утвердил положение о курсах и разрешил их открытие, наложив резолюцию: «Утверждаю, в виде опыта, на четыре года». Он также подчеркнул: «...с тем, однако, условием, чтобы за ними было учреждено строгое и деятельное со стороны начальства округа наблюдение, которое могло бы в случае надобности своевременно воспрепятствовать уклонению их от своего прямого назначения».

Студенческие волнения и закрытие курсов

Несмотря на все но, торжественное открытие Московских высших женских курсов, положивших начало высшему женскому образованию в России, состоялось в ноябре 1872 года в здании 1-й мужской гимназии на Волхонке (долгое время у курсов не было своего здания). Первыми слушательницами были 59 человек — они принадлежали к дворянству, мещанству, духовенству и купечеству. На курсах читали лекции по русской и всеобщей литературе, всеобщей истории и истории России, истории искусства и физике. Через год после открытия курсов программу обучения сделали трехлетней.

В 1884 году по стране прокатились студенческие волнения, в которых принимали участие и курсистки. В 1886-м Министерство народного просвещения приняло решение из-за революционных настроений прекратить набор курсисток и закрыть Московские высшие женские курсы. Последний выпуск состоялся в 1888 году.

Но на этом обучение курсисток не закончилось. После их закрытия профессора Московского университета за символическую плату продолжали систематически читать лекции всем желающим. Занятия проводились в здании Политехнического музея.

Повторное открытие и первый в мире студенческий городок

В марте 1899 года Владимир Герье подал прошение в Министерство народного просвещения о возобновлении Московских высших женских курсов, и в апреле 1900 года Николай II утвердил открытие учебного заведения, только теперь как государственного, а не частного.

В июне того же года в московских «Русских ведомостях» и петербургском «Новом времени» было помещено объявление о приеме слушательниц на Высшие женские курсы в Москве. Учебное заведение открылось в составе двух отделений: историко-философского (позже — историко-филологического) и физико-математического (с физико-математическим и естественным отделениями) — с четырехлетним сроком обучения. В 1906 году открылось медицинское отделение.

Медицинский факультет Московских высших женских курсов. Третий выпуск. Архив музея Московского педагогического государственного университета

Новому директору курсов Сергею Чаплыгину удалось добиться разрешения на реализацию первого в мире проекта — строительства зданий специально под женское учебное заведение. Студенческий женский городок на Девичьем поле состоял из трех зданий (в наше время в них располагаются Московский педагогический государственный университет, Российский технологический университет и Российский государственный медицинский университет имени Н.И. Пирогова).

На курсах читали лекции лучшие профессора Московского университета, среди которых были ученые-естествоиспытатели Иван Сеченов и Владимир Вернадский, химик Александр Реформатский, физик Василий Давыдовский, биолог Николай Кольцов, лингвист Филипп Фортунатов, искусствовед Иван Цветаев. К 1913 году число слушательниц с момента повторного открытия увеличилось в 32 раза — с 223 до 7155 человек.

Курсистки Московских высших женских курсов. 1912 год. Архив музея Московского педагогического государственного университета

Диплом о высшем образовании

Поворотным и для Московских высших женских курсов, и для истории всего высшего женского образования в России стал закон от 19 декабря 1911 года «Об испытаниях лиц женского пола в знании курса высших учебных заведений и о порядке приобретения ими ученых степеней и звания учительницы средних учебных заведений». Это означало, что выпускницы курсов могли преподавать по выбранной специальности в низших и средних, мужских и женских учебных заведениях, а также наравне с мужчинами получать зарплату и пенсию по выслуге лет.

Закон об испытаниях лиц женского пола в знании курса высших учебных заведений и о порядке приобретения ими ученых степеней и звания учительницы средних учебных заведений. 19 декабря 1911 года. Главархив Москвы

Право выдавать дипломы о высшем образовании Московские высшие женские курсы получили в 1915 году, когда за ними официально закрепился статус высшего учебного заведения. Продлилось это недолго: после революции 1917 года курсы были закрыты.

Независимость в образовании женщинам дала лишь советская власть. В 1918 году на месте курсов открылся Второй МГУ, он принимал в качестве студентов как юношей, так и девушек. Сейчас это Московский государственный педагогический университет.