Квартиры, койки и каморки: как арендовали жилье в дореволюционной Москве

Поделиться
Квартиры, койки и каморки: как арендовали жилье в дореволюционной Москве
Интерьер одной из комнат квартиры Сушкиных в доме страхового общества «Россия» на Сретенском бульваре. Автор Н. Сушкин. 1907–1910 годы. Главархив Москвы
В фондах Главархива Москвы сохранились документы, которые рассказывают, как решали жилищный вопрос в столице до 1917 года.

Со второй половины XIX века из-за бурного развития промышленности в Москве начался массовый рост населения. На заработки хлынуло огромное количество людей, и всем нужно было жилье. В фондах Главархива Москвы сохранились сведения о том, как решался жилищный вопрос в столице до 1917 года.

Уже в начале ХХ века аренда жилья в городе пользовалась большим спросом. Основными квартирами, которые сдавали в аренду, были служебные квартиры (как правило, государство оплачивало их или выделяло деньги на их оплату), квартиры при торговых заведениях (в основном для служащих в этих заведениях), ночлежные и коечно-каморочные квартиры. Одними из самых популярных видов жилья были коечно-каморочные квартиры. В них жили ремесленники, фабричные рабочие, семьи домашней прислуги, торговцы, поденщики. Возникновение такого вида жилья было закономерно: маленький заработок не позволял многим снять даже отдельную комнату, не говоря о квартире. Вместе с тем были и более зажиточные горожане, для которых по роду занятий отдельная квартира необходима, но квартирная плата оказывалась непосильной. В таких случаях горожане сначала снимали всю квартиру, а потом сдавали другим углы или койки: сам хозяин, его семья, жильцы, помещались на койках, ничем друг от друга не отгороженных и только изредка закрытых пологами. Иногда комнаты в доме делили на отдельные помещения — каморки, и квартира превращалась в каморочную. Существовал и комбинированный вариант, когда сдавались и каморки, и койки.

Пристанищем для самых бедных жителей Москвы были ночлежные квартиры. В них постояльцы могли находиться только ночью, днем оставаться там не разрешалось.

По сведениям Главархива, в 1898 году Московская городская управа обследовала все столичные помещения. Было установлено, что в городе заселены 108 315 квартир, среди них 71 122 помещения были отведены под наемные квартиры. Служебного жилья было в несколько раз меньше — 12 456 квартир. Около 10 тысяч квартир принадлежало домовладельцам, остальные отводились под так называемые общежития общественного характера, в том числе казармы и гостиницы. Это значит, что наемные квартиры составляли почти 70 процентов от всего числа занятых жилых помещений.

Коренным образом ситуация изменилась после вступления Российской империи в Первую мировую войну в 1914 году. За год цены на квартиры так резко выросли, что командующий войсками Московского военного округа генерал от артиллерии Иосиф Мрозовский 3 ноября 1915-го издал обязательное постановление «О квартирах», которое запрещало арендодателям повышать плату за жилье. Постановление сохранилось в материалах Главархива.

Правила для ночлежных и коечных квартир. Начало ХХ века. Главархив Москвы

Большое значение придавали тогда и контролю за теми, кто живет в Москве. Поскольку в городе было объявлено военное положение, правила учета и регистрации жителей ужесточились. Был издан ряд обязательных постановлений, которые регламентировали правила проживания и сдачи квартир. Например, теперь арендаторы домов должны были вести книги для записи проживающих: членов своей семьи, прислуги, гостей, а также тех, кому они сдавали помещения, которыми не пользовались сами. В эти книги вносились сведения обо всех жильцах старше 15 лет. При этом на каждого заводилась отдельная статья, где указывались имя, фамилия, происхождение или род его деятельности, а также места, откуда он приехал и куда уехал. Кроме того, содержатели гостиниц и постоялых дворов вели еще и особые суточные книги для записи тех, кто останавливается у них в течение суток.

Такие правила действовали в Москве вплоть до 1917 года.

Строительство метро и герои войны: о чем еще можно узнать в новых книгах Главархива Кабаки и трактиры: история московских заведений общепита — в документах Главархив — о том, как в Москве искали воду, а нашли соль Москвичи передали в Главархив более восьми тысяч семейных реликвий времен войны