Русские Шанхай, Белград и Париж. Пять историй белоэмигрантов

Русские Шанхай, Белград и Париж. Пять историй белоэмигрантов
Обход войск в Галлиполи перед отплытием в Болгарию. 1921 год
Знакомимся с судьбами пяти военных, покинувших Россию после 1917 года, и рассматриваем их фотографии и личные вещи из коллекции Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына.

Из четырех волн русской эмиграции самой большой была первая — белая эмиграция, с 1917 по 1923 год страну покинуло около двух миллионов человек. У массового исхода было три основных направления: с юга России — через Константинополь в Югославию и Болгарию вместе с армией генерала Врангеля, с востока — с армией адмирала Колчака в Китай и Австралию и с запада, где часть населения невольно оказалась в эмиграции из-за изменения государственных границ страны (Финляндия, Польша, Прибалтика).

Среди эмигрантов были представители творческой интеллигенции и аристократии, предприниматели, рабочие и крестьяне и, конечно, военные. О военнослужащих, покинувших страну, и о том, как сложилась их жизнь в эмиграции, — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

Подполковник Леонид Сейфулин: Дальний Восток — Китай — Австралия

Выпускник Хабаровского кадетского корпуса и Александровского военного училища Леонид Сейфулин отправился на поля сражений Первой мировой войны совсем юным — в 1914-м ему шел 21-й год. Домой на Дальний Восток он вернулся с орденом Святого Георгия 4-й степени и несколькими тяжелыми ранениями. Во время Гражданской войны Сейфулин сражался в Особом стрелковом полку на Восточном фронте, а чуть позже его пригласили воспитателем в Хабаровский кадетский корпус, в составе которого в 1923 году он эмигрировал в Китай вместе с беременной женой.

Награды подполковника Леонида Владимировича Сейфулина

В Шанхае он продолжил работать офицером-воспитателем. Сейфулин активно участвовал в общественной жизни русских переселенцев: вступил в пехотную секцию, в ревизионную комиссию Союза служивших в Российской армии и флоте, принимал участие в деятельности Офицерского собрания в Шанхае, был казначеем и секретарем Союза русских военных инвалидов, стал редактором журналов «Кстати» и «Друг инвалида».

В 1949 году, когда в Китае началась гражданская война и в Шанхай пришли коммунисты, Сейфулин вместе с семьей выехал из города в один из лагерей для беженцев на филиппинском острове Тубабао. Несколько тысяч переселенцев из Китая прожили там почти три года, ожидая, пока США и Австралия разрешат им въезд. Зимой 1951-го Сейфулины приехали в Сидней. Леонид Владимирович быстро освоился в новых условиях — занялся созданием архива русской эмиграции в Австралии, который передал в местный университет, писал статьи в военные журналы. В 1986 году Леонид Сейфулин умер в Сиднее, а его портрет, написанный одним из его учеников-кадет, и некоторые награды передала в фонд Дома русского зарубежья его дочь.

Генерал-майор Николай Штакельберг: Санкт-Петербург — Польша — Австралия

22-летний барон Николай Штакельберг после окончания в 1892 году Санкт-Петербургского пехотного юнкерского училища был определен подпоручиком в лейб-гвардии Кексгольмский полк, дислоцировавшийся в Варшаве. В 1914 году, перед тем как отправиться на Первую мировую, Николай Иванович принял приглашение на чай от матери своего друга Владимира Витковского.

«После чая Варвара Михайловна позвала к себе своего сына и меня и благословила нас крестиком и через голову повесила нам на шеи на шелковой ленточке ладанку и просила нас за все время войны это не снимать и всегда носить при себе. Мы обещали… Из 72 офицеров, вышедших с полком на войну, вернулись невредимыми только мы двое…» — писал в воспоминаниях Штакельберг.

Ладанка и иконка генерала Николая Ивановича Штакельберга

Действительно, в первые годы сражений большая часть солдатского и офицерского состава лейб-гвардии Кексгольмского полка погибла или попала в плен в Восточную Пруссию. И только два офицера, Штакельберг, ставший в 1916 году командиром полка, и Витковский, находясь под обстрелами и сражаясь со всеми наравне, не получили ни одного ранения. Счастливые крестик и ладанку Штакельберг хранил всю жизнь.

Генерал Николай Иванович Штакельберг. Австралия. 1950-е годы

За время стояния полка в Варшаве барон обзавелся семьей, вместе с которой после окончания Гражданской войны эмигрировал в Польшу. Во время Второй мировой, когда советская армия двинулась освобождать Польшу, представителям русской эмиграции пришлось спасаться бегством — никому не хотелось возвращаться на родину и нести наказание за отъезд из страны. Оставляя дома и личные вещи, эмигранты с семьями через лагеря Ди-Пи, созданные для беженцев в Европе, получали «распределения» по странам. Этот путь прошла и семья Штакельберга — в 1940-е она эмигрировала в Австралию. Николай Иванович умер в Мельбурне в 1956 году, а несколько сохранившихся его наград остались потомкам — внук Штакельберга Николай Николаевич Якубовский и сейчас живет с семьей в Австралии. Семейные реликвии — ладанка и крест, спасшие Николая Штакельберга на войне, сегодня хранятся в Доме русского зарубежья.

Полковник Александр Линицкий: Украина — Югославия — США

Он родился на Украине, учился в Сумском кадетском корпусе и собирался стать военным — как его отец, генерал-майор Александр Линицкий. В октябре 1914 года, сразу после окончания Николаевского кавалерийского училища в Петербурге, отправился на войну в составе Уланского Его Величества полка. С Первой мировой Александр Александрович вернулся в звании штабс-ротмистра, во время Гражданской стал полковником. Участник Корниловского выступления, после Октябрьского переворота он оказался в белых войсках на юге России. В составе Русской армии он сражался под командованием генерала Врангеля, с войсками которого в ноябре 1920 года ушел из Крыма сначала в Галлиполи, а затем в Белград. В середине 1920-х Александр Александрович окончил инженерное отделение Белградского университета и стал работать на строительном предприятии.

Полковник Александр Александрович Линицкий (слева)

Его отец, также участник Белого движения, тоже оказался в Югославии, пройдя собственный военный маршрут (Новороссийск — Лемнос — Галлиполи). Во время Второй мировой войны в семье произошел раскол: младший Линицкий с женой и дочерью эмигрировал в США, старший остался в Югославии.

В Сан-Франциско Александр Александрович принимал активное участие в жизни русских воинских организаций, был председателем Кадетского объединения и состоял в Обществе русских ветеранов Великой войны. Остаток жизни Линицкий провел в США и был похоронен в 1977 году на сербском кладбище в городе, ставшем ему третьим домом.

Полковник Владимир Звегинцов: Крым — Италия — Франция

 

Полковник Владимир Николаевич Звегинцов с сыном Владимиром. Ялта. 1919 год

Последний командир Кавалергардского полка Владимир Звегинцов получил образование в одном из самых престижных военных учебных заведений — Пажеском корпусе — и сразу попал в Кавалергардский полк. После участия в Первой мировой в 1918 году стал офицером Добровольческой армии и продолжил сражаться на полях Гражданской войны на юге России. Осенью 1920-го Владимир Владимирович вместе с женой, бывшей фрейлиной императрицы Александры Федоровны, и шестилетним сыном эвакуировался из Крыма. Прожив несколько лет в Италии, Звегинцовы переехали во Францию, где и обосновались.

В Париже Звегинцов со временем стал одним из лидеров объединения «Кавалергардская семья». В 1956 году его избрали секретарем совета старшин объединения, параллельно с этим он устроился редактором парижского издания «Вестник кавалергардской семьи». В эмиграции полковник написал книгу «Кавалергарды в великую и гражданскую войну», а сын Володя по примеру отца — полкового летописца тоже увлекся военной историей.

Письмо полковника Владимира Николаевича Звегинцова сыну

Младший Владимир Звегинцов получил высшее экономическое образование в швейцарской школе и работал в Париже в Международной торговой палате. В 1930-е годы Владимир Владимирович провел первое серьезное историческое исследование — сын полковника классифицировал 1200 русских военных песен. Звегинцов-младший написал множество статей и трудов по военной истории.

В 1990-е годы Владимир Владимирович несколько раз приезжал в Россию. Он умер в 1996-м и был похоронен в Париже на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа — там же, где и его отец.

Военный врач Александр Солонский: Севастополь — Югославия — Швейцария

Александр Солонский родился в 1882 году в небогатой мещанской семье в городе Боровичи Новгородской области. После учебы в Кронштадте в Военно-морской фельдшерской школе отправился служить на Балтийский флот на броненосце «Адмирал Ушаков». В 1900-м Солонский работал в морском госпитале фельдшером, а в 1904 году принял участие в обороне Порт-Артура в звании старшего лекарского помощника на броненосце «Полтава».

Военный врач Александр Александрович Солонский в годы Русско-японской войны

В 1909-м Александр Александрович, экстерном получив аттестат зрелости, поступил в Санкт-Петербургскую Военно-медицинскую академию. Студент делал большие успехи, предполагалось, что после окончания учебы он останется работать в академии. Этим планам помешала Первая мировая война. Солонский стал врачом на корабле, главной задачей которого был поиск и уничтожение мин в Балтийском море. В 1918 году Александра Александровича мобилизовали в Красную армию, а через два года он перешел на сторону белой. С войсками генерала Врангеля Солонский, взяв жену и дочь, эвакуировался в Севастополь, а оттуда в Югославию.

Нательный крест Александра Александровича Солонского

В Белграде он работал в амбулатории Российского общества Красного Креста, возглавлял детскую поликлинику. Солонский всегда любил детей: в 1929 году он руководил амбулаторией при детском доме, читал в университете лекции про детские заболевания, собирал деньги на рождественские елки для бедных. У Солонского лечилось все русское население Белграда.

В родном городе Боровичи Солонский побывал лишь однажды — в 1965 году. Примерно тогда же он переехал из Белграда в Женеву — поближе к дочери. Из жизни он ушел в возрасте 94 лет и был похоронен на кладбище Сен-Жорж.