Цифирная школа на Варварке. Как и что считали юные москвичи 300 лет назад

Цифирная школа на Варварке. Как и что считали юные москвичи 300 лет назад
Фото: Ю. Иванко. Mos.ru
Знакомимся с короткой историей существования цифирных школ, придуманных Петром I: узнаем, чему они научили подданных царя-реформатора, почему родители не хотели отдавать в них детей и как они связаны с комедией «Недоросль».

Появление светских начальных школ, инициированное Петром I, совершило переворот в российской системе образования. Особняком среди учебных заведений стояли цифирные (то есть арифметические) школы, где готовили будущую техническую интеллигенцию. Единственное сохранившееся до наших дней здание цифирной школы — белокаменные палаты XVI–XVII веков на Варварке, где при Иване Грозном находилась резиденция английской купеческой компании. Сейчас в нем работает музей «Старый Английский Двор», входящий в состав парка «Зарядье».

Долгое время упоминания историков о существовании здесь школы не имели прямого документального подтверждения. Однако в 2010 году сотрудники музея обнаружили в фондах Российского государственного исторического архива Санкт-Петербурга два документа, в которых было сказано, что одна из цифирных школ петровского времени с 1720 года находилась именно в этом здании. История школы — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

Первые учителя и первые ученики

Столкнувшись с нехваткой грамотных специалистов для государственной и военной службы, Петр I провозгласил образование делом государственной важности. Его он поручил своему ближайшему сподвижнику Якову Брюсу, овеянному легендами обитателю Сухаревой башни, человеку науки и «колдуну». С родины Брюса, из Шотландии, был выписан профессор Абердинского университета Генри Фаркасон — на Руси его переименовали в Андрея Даниловича Фарварсона. Прибыв в 1698 году в Архангельск, в 1701-м он уже открыл в Москве Школу математических и навигацких наук, для которой была выделена Сухарева башня.

Ученики школы одними из первых на Руси познакомились с международным языком математики — арабскими цифрами, получив доступ к сокровищам мировой технической литературы. В те времена все еще пользовались архаичной и довольно неудобной системой буквенного счета, унаследованной от древних греков и римлян. Производить математические вычисления было крайне непросто — очень уж громоздкими получались вычисления, когда дело касалось больших чисел. Даже изучение иностранных языков не имело столь важных последствий для страны, как освоение арабских цифр.

В том же 1701-м в Москве была открыта Артиллерийская школа, чуть позже — Медицинское училище (1707) и Инженерная школа (1712). Работу этих профильных училищ значительно затрудняло отсутствие у учеников начальной подготовки. Петр I решил этот вопрос созданием четырех видов начальных школ: русских, цифирных, горнозаводских и гарнизонных. В цифирные школы принимали мальчиков из дворянских семей, детей чиновников — дьяков, подьячих, а также священнослужителей.

Жениться нельзя, учиться

Указ Петра I об открытии цифирных школ для обучения «малых ребяток из разных чинов» вышел в марте 1714 года. Согласно ему такие учебные заведения должны были открыться во всех губерниях и провинциях для обязательного обучения детей в возрасте от 10 до 15 лет. От учебы увильнуть было сложно: Петр I запрещал жениться юношам, которые бросали учебу. Таких молодых людей в XVIII веке называли хлестким словечком недоросль. Помните одноименную комедию Дениса Фонвизина и любимую фразу ее заглавного героя Митрофанушки? «Не хочу учиться — хочу жениться», — заявлял он.

«Послать во все губернии по несколько человек из школ математических, чтоб учить дворянских детей, кроме однодворцов, приказного чина цыфири и геометрии, и положить штраф такой, что невольно будет жениться пока сего выучится. И для того о том к архиереям о сем, дабы памятей венчальных не давали без соизволения тех, которым школы приказаны». Из указа об открытии цифирных школ.

Школы предлагалось размещать в архиерейских домах (церковно-административных учреждениях) и монастырях, а содержать их за счет доходов губерний. Это вызывало недовольство со стороны духовенства и местных властей, которые часто вопреки воле государя отказывались предоставлять помещения и содержать учителей за свой счет.

Детей обучали воспитанники профессиональных учебных заведений. Ученикам давали уроки «цифирной мудрости», основ геометрии, а также преподавали письмо и чтение.

Цифирная школа на Варварке

Цифирная школа на Варварке начала работу в 1720 году. Для нее было отведено подворье Нижегородского митрополита, которое размещалось на бывшем Старом Английском дворе с 1676 года.

Из сохранившихся документов известно, что прибывшие в Москву учителя и собранная группа учеников долгое время ждали, когда им предоставят помещение: «по неминутной нужде вышеописанное Нижегородское подворье для оной науки и отведено». Сколько длилось это ожидание, неизвестно.

Одна из двух сохранившихся описей с описанием цифирной школы в палатах Старого Английского двора была составлена стряпчим Качаловым и понятыми в 1722 году:

«Строение на подворье каменное, небольшое, верхнее и нижнее, с небольшими погребами; в комнатах полы частию досчатые или бревенчатые, частию кирпичные или земляные; всю мебель составляет несколько столов еловых (один дубовый) и деревянные лавки; окна больше стеклянные, но одно слюдяное, а несколько сенных и чуланов вовсе пустыя, одно однакож с железною решеткою; образ один без оклада, крыши драничныя, а частию лубочныя, ветхия; остаток сада: 7 яблонь, 2 груши обломанные, 2 пня яблонных, 7 кустов смородинных; дворовой городьбы ничего нет…»

Второе краткое описание цифирной школы на Варварке сохранилось в «доношении Святейшего правительствующего синода от 23 мая того де 1722 года». В нем говорилось, что двум учителям по указанию Московской губернской канцелярии выделили в каменном здании две жилые палаты, которые использовались как помещения для занятий с детьми. О трех нижних палатах сообщалось, что в них живут «их учителевы жильцы», то есть учителя сдавали внаем часть помещений, чтобы пополнить собственный кошелек.

В наши дни помещения, где находилась цифирная школа, занимают основной этаж здания. В ходе реставрации 1968–1972 годов были обнаружены те самые жилые палаты, которые в более ранних документах упоминаются как «Казенная палата» и «Поварня». В трех нижних палатах, в которых жили люди, снимавшие у учителей жилье, сейчас размещаются экспозиция, музейный магазин и гардероб.

В документах есть сведения о количестве учащихся на тот период: «да при них школьников сто человек». Как долго обучалось такое большое количество учеников и скольким из них удалось окончить московскую цифирную школу на Варварке, исследователи пока не выяснили.

Челобитные от дворян и закрытие школы

Меры педагогического воспитания в арифметических школах были суровыми: за провинности полагались телесные наказания. Среди учеников наблюдались случаи побегов. С 1716 года государю начали поступать челобитные от представителей разных сословий с просьбами освободить их детей от обязательного обучения в цифирных школах. Царь пошел навстречу просьбам и первыми освободил дворянских детей, а с 1720 года — купеческих.

В большей степени на угасание первых арифметических школ повлиял Духовный регламент 1721 года, написанный сподвижником Петра I Феофаном Прокоповичем. Этот документ давал право духовенству открывать архиерейские школы для детей священнослужителей, которые на тот момент составляли половину всех учеников цифирных школ. В конце концов все сословия, кроме разночинцев, были освобождены от обязательного обучения, дети отправлялись в светские школы только по желанию родителей.

К концу правления и жизни Петра I практически в каждой российской губернии было две школы: светская и духовная. Как и многие другие начинания Петра I, система образования, построенная царем-реформатором, пришла в упадок вскоре после его смерти. Цифирные школы не нашли поддержки ни у дворянства, ни у духовенства: их представители стремились обособить своих детей от других сословий. Спасти цифирные школы пыталась Адмиралтейская коллегия путем объединения их с архиерейскими школами, но Святейший правительствующий синод выступил категорически против подобных инициатив. В 1744 году вышел указ Правительствующего сената о соединении оставшихся заведений с гарнизонными школами — низшими военно-учебными заведениями: «тем особливым Арифметическим школам не быть, а соединить оныя с гарнизонными школами, так как и в Москве учинено».

За короткий срок своего существования арифметические школы помогли осуществить одну из ключевых задач петровских реформ в области просвещения. Их выпускники оказались незаменимы на кораблях молодого русского флота и там, где государева служба требовала знаний и высокого профессионализма. А знаменитая «Арифметика» — учебная энциклопедия, составленная Леонтием Магницким по повелению Петра I, позднее попала в руки юного Михаила Ломоносова, бесповоротно изменив как его судьбу, так и судьбу России.