Как устроить школьный праздник. Читаем советы из 1909 года

Как устроить школьный праздник. Читаем советы из 1909 года
Ученики шьют костюмы Тараса Бульбы и его сыновей, пишут портреты Николая Гоголя и знакомятся с его школьными злоключениями и проделками. Заглядываем в старинное руководство по чествованию писателя с минимальными затратами и большой пользой для подрастающего поколения.

В 1909 году по всей стране широко отмечалось столетие со дня рождения Николая Гоголя. Произведения писателя всегда занимали важное место в школьной программе, а в дореволюционной России им придавалось особое значение. Специально к памятной дате крупнейшие издательства того времени массово выпускали книги и брошюры, содержащие сценарии школьных праздников в честь писателя. Увидеть такие издания можно на виртуальной выставке мемориального музея и библиотеки «Дом Н.В. Гоголя».

Пожалуй, самой интересной является книга «Школьный праздник в честь Н.В. Гоголя», написанная детской писательницей Клавдией Лукашевич (1859–1937) и выпущенная Типографией Товарищества Ивана Сытина. Каким должен был быть школьный праздник в начале прошлого века — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур». 

Как чествовать Гоголя

«Школьный праздник в память Н.В. Гоголя» содержит биографию писателя, посвященные ему стихи, отрывки из его произведений для заучивания наизусть, сцены из пьес для разыгрывания по ролям и самое интересное — методические рекомендации для проведения мероприятия. Они даются в предисловии к основному тексту.

Начинать готовиться к празднику Лукашевич советует заранее — за месяц или за две недели. Работа предстоит немалая, и вся она, по ее мнению, должна лечь на детские плечи. Школьники начала ХХ века не только учили стихи, монологи, песни и танцы, но и самостоятельно готовили все необходимые декорации и реквизит — шили костюмы (автор советует малороссийские — «которые так любил писатель»), делали флаги, рисовали программки праздника и портреты Гоголя. В итоге, заключает автор, при минимальных затратах можно получить отличный результат:

«Устройство подобных школьных праздников не сопряжено почти ни с какими расходами, а между тем доставляет детям огромное наслаждение, вносит оживление, радость и имеет глубокое воспитательное значение. Подобный праздник дает массу прекрасных впечатлений, вызывает в пытливых головах много светлых мыслей, наводит на размышления, воспоминания, разговоры и надолго отвлекает внимание от житейской прозы, а часто даже невзгод и огорчений. Лишь была бы охота взрослых инициаторов вносить в жизнь детей разумную светлую радость!»

Отдельное место автор книги отводит рекомендациям по живым картинам. В царской России это было очень популярным видом проведения досуга. Суть живых картин заключалась в подражании известному произведения искусства, литературы или историческому эпизоду. Все участники действа наряжались в соответствующие наряды, каждый вставал в указанное место и принимал необходимую позу. На некоторое время все герои замирали, а потом приходили в движение, создавая эффект оживших картин.

По мнению Клавдии Лукашевич, для школьного праздника отлично подойдет живая картина, посвященная одному из самых драматичных эпизодов «Тараса Бульбы» — прощанию матери с Остапом и Андреем:

«Бульба в дорожном костюме стоит, подбоченясь, с правой стороны. Слева мать плачет на груди Андрея, обняв его одной рукой, а другой рукой ловит уходящего Остапа. Молодые казаки одеты по-дорожному. Вдали стоят девушки и парни».

В день проведения праздника Клавдия Лукашевич рекомендует установить на видном месте бюст или портрет писателя. Изображение Гоголя надлежит украсить цветами или гирляндами и флагами, а также исполнить перед ним гимн или кантату. Заканчивается книга примером музыкального произведения, которое могут торжественно спеть школьники, — там напечатаны ноты и слова песни «Слава Гоголю». 

Никоша в школе

Биография Гоголя в книге Лукашевич дана в разрезе, который мог бы заинтересовать юных участников праздника: большой акцент сделан на детстве писателя и его школьных годах. Итак, мы узнаем, что Никоша, как его звали родные, самостоятельно научился читать и писать в трехлетнем возрасте, а с семи лет начал заниматься с учителями, чтобы подготовиться к поступлению в лицей.

В 12 лет Гоголь поступил в Гимназию высших наук в Нежине. Слабый здоровьем ребенок с детства был окружен чрезмерной заботой и любовью, поэтому самостоятельная жизнь стала для юного Гоголя настоящим испытанием. Родители Никоши даже отправили вместе с ним лакея Симона, чтобы тот заботился о юном барине.

Все свободное время он проводил в саду в уединении с книгами. За эту скрытность другие гимназисты прозвали его Таинственным Карлой. Освоившись со временем, Никоша начал давать насмешникам отпор. Один из таких случаев описывает Клавдия Лукашевич:

«Одного лицеиста, особенно часто нападавшего на него, за коротко остриженные волоса он прозвал Разстрига Спиридон. И вечером в день его именин он уставил в зале транспарант собственного изделия. На этом транспаранте был изображен черт, стригущий дервиша, а под рисунком был написан очень ядовитый насмешливый акростих на имя Спиридон».

Прилежным поведением Гоголь не отличался. Но у него была хорошая память и подвешенный язык, поэтому готовился он только к экзаменам, а на уроках отвечал то, что запомнил со слов учителя на предыдущих занятиях. Школьные преподаватели таланта Гоголя не замечали, считая его лентяем, неряхой и шутом.

А потом тихий юноша всех удивил, начав издавать свой собственный рукописный журнал «Звезда». Для него Гоголь сам рисовал обложки, писал стихи, пьесы и статьи. В одном из номеров он выпустил большую сатиру под заголовком «Нечто о Нежине, или Дуракам закон не писан», в которой он колко осмеял недостатки и пороки местных жителей. Работа над журналом велась по ночам, а наутро автор зачитывал новые отрывки товарищам — те были в полном восторге.

П.Ф. Борель. Портрет Н.В. Гоголя. Гравюра. Автор рисунка Ф.А. Моллер. 1860 год. Из собрания Дома Гоголя

Однажды, вернувшись с каникул, Гоголь уговорил их организовать в гимназии театр. Со временем театр гимназистов, в котором Никоша самозабвенно исполнял роли стариков и старух, приобрел в округе такую славу, что считался лучше местного городского.

За полгода до выпуска Гоголь призадумался о выборе будущей профессии. Интересно, что ни литературную, ни театральную деятельность он при этом не рассматривал. В письме к дяде он писал:

«Я перебирал в своем уме все состояния. Я обсуждал все должности в государстве и остановился на одном — на юстиции. Я вижу, что работы здесь будет более всего, что здесь я могу быть благодеянием, здесь буду истинно полезен человечеству. Неправосудие — величайшее в свете несчастье и более всего разрывало мое сердце. Я поклялся ни одной минуты короткой жизни своей не утерять, не сделав блага».