От курганов до дворцов. История археологических раскопок в Царицыне

От курганов до дворцов. История археологических раскопок в Царицыне
М. Денисов. Mos.ru
Исчезнувшая средневековая деревня, сенсационный плотницкий инструмент и разделение труда Василия Баженова и Матвея Казакова: что изучали в Царицыне археологи с XIX века до наших дней.

Территория государственного музея-заповедника «Царицыно» уже полтора столетия воспринимается как эталонный археологический микрорегион. О том, как в здешних местах начались раскопки, что было доказано с их помощью и какие вопросы ученых остались без ответа, — в материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

Магнит курганов вятичей

Научное изучение материальной культуры Царицына и его окрестностей началось во второй половине XIX века. Магнитом для тогдашних историков, археологов и антропологов служили многочисленные курганные погребения вятичей — союза восточнославянских племен, которые в VIII—XIII веках населяли бассейн Верхней и Средней Оки, включая районы нынешней Москвы и Московской области. Царицынские курганы привлекали внимание потомков и раньше — например, их максимально подробное изображение нанесено на план села Черная Грязь, составленный в 1775 году в связи с покупкой Екатериной II этого владения, вскоре переименованного в честь царицы.

Благодаря легкости обнаружения и близости к Москве курганы позднее стали своеобразным полигоном для отечественных археологов. К сожалению, их заметность имела и оборотную сторону — многие из этих древних захоронений в разное время понесли серьезный урон от дилетантов и грабителей.

Первые официальные раскопки были проведены в 1872 году членами этнографического отдела Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, образованного при Московском университете. Девять лет спустя остатки древней культуры близ села Царицына изучали члены и слушатели Императорского Санкт-Петербургского археологического института — считается, что это их находки теперь составляют ядро вятичской коллекции Эрмитажа.

В 1890-х изыскания в царицынском парке проводили два ведущих московских археолога того времени — основатель Исторического музея Иван Забелин и ученый секретарь того же музея Владимир Сизов. И это далеко не полный перечень археологических работ, которые велись на территории нынешнего музея-заповедника в дореволюционные годы.

Благодаря раскопкам того периода сформировалась коллекция характерных украшений вятичей, среди которых лопастные височные кольца, привески-лунницы, решетчатые перстни, сердоликовые и кварцевые бусы, витые браслеты, шейные ожерелья-гривны, подвесы-бубенцы. Найденные предметы быта и керамическая посуда помогли реконструировать образ жизни этих предшественников москвичей.

Начиная с 1920-х годов раскопки и описание состояния царицынских курганов проводились практически каждое десятилетие. Исследования не прекращались даже во время войны — знаковыми для московской археологии стали раскопки 1944 года, проведенные пятью профессорами МГУ: Артемием Арциховским, Владимиром Блаватским, Борисом Граковым, Георгием Дебецем и Сергеем Киселевым. Тогда был впервые найден железный плотницкий инструмент скобель, что стало научной сенсацией. До той поры орудия труда, за исключением ножей и серпов, в этих курганах не попадались.

Изучение курганов вятичей продолжается и по сей день.

Древние жители будущего Царицына

По мере накопления антропологических сведений о вятичах фокус исследователей территории Царицына расширился. С 1970-х археологи стали уделять большее внимание артефактам, относящимся к железному веку и Средневековью.

Как и в случае с вятичами, вновь не обошлось без сенсаций — находки, датируемые концом бронзового — началом железного века, показали, что славяне были далеко не первыми обитателями этих мест. В Царицыне были обнаружены объекты фатьяновской (III тысячелетие до нашей эры) и дьяковской (VII век до нашей эры — V век нашей эры) археологических культур. Выявленный в одном из этих поселений защитный ров датируется временем не позднее VIII−VI веков до нашей эры. Таким образом, он стал одним из древнейших оборонительных сооружений на территории современных Москвы и Московской области.

Находки археологов позволили связать поселения в царицынском парке с находящимся от него всего в нескольких километрах по прямой Дьяковым городищем — одним из древнейших стационарных поселений на московской земле. Оно просуществовало более тысячи лет, и теперь его следы находят на территории музея-заповедника «Коломенское». Согласно предположению ученых, какие-то царицынские селища могли быть частью единой, сложно организованной поселенческой структуры с центром в Дьяковом городище.

М. Денисов. Mos.ru

Одно из самых богатых на археологические находки поселений на территории музея-заповедника находится на высоком мысу правого берега Верхнего Царицынского пруда. В ученой среде за ним закрепились названия «Царицыно-1» и «Церера» — в честь каменной беседки-ротонды «Храм Цереры», построенной здесь в 1805 году.

Исследование Царицына-1 началось в 2002 году. Многочисленные находки, в первую очередь фрагменты керамики, позволяют локализовать четыре временных промежутка, в которые это место населяли люди, — фатьяновская культура бронзового века, рубеж бронзового и железного веков, позднедьяковский период первых веков нашей эры и Средневековье. Датировать средневековые поселения помогает найденная керамика.

В радиусе 500 метров от Царицына-1 были обнаружены три селища XII века, а на самом мысу — деревня XIV века, которая, вероятно, просуществовала до царствования Ивана Грозного. Почему жители ее покинули, неизвестно.

С расширением территории изысканий в 2003 году в округе были выявлены еще шесть новых поселений XII−XIII веков — селища Царицыно-2, 3, 4, 5, Шипилово-1 и Борисово-1.

Археология на службе историков архитектуры

Первые дошедшие до нас документальные упоминания об этой территории под названием «пустошь Черная Грязь» (а также производные от него) относятся к концу XVI века. Тогда она входила в состав владений дворцового села Коломенского. Существует версия, что в то время эти земли перешли к роду Годуновых, но она до сих пор не подтверждена.

Большую часть XVII века хозяевами Черной Грязи и окрестностей были бояре Стрешневы, а в конце столетия — родственные им князья Голицыны. При Голицыных усадьба переживала хозяйственный подъем, однако этот княжеский род попал в опалу после падения царевны Софьи. В 1710-х утвердившийся на престоле Петр I пожаловал это владение валашскому (молдавскому) господарю Дмитрию Кантемиру, которого он наградил княжеским титулом. Наследникам Кантемира усадьба принадлежала до последней четверти XVIII века, когда ее выкупила под строительство подмосковной императорской резиденции очарованная красотой местных прудов Екатерина II.

Археологические находки «додворцового» времени сравнительно скромны — период Голицыных представлен коллекцией печных изразцов, фрагментов керамики, монетами и предметами быта. От периода Кантемиров остались аналогичные артефакты, кроме того, сохранилось здание храма иконы Божией Матери «Живоносный Источник», возведенное в 1759–1765 годах в стиле елизаветинского барокко и частично перестроенное в XIX веке. Также в 2005–2006 годах удалось выявить фрагменты срубов погребов первой половины XVIII века и фундаменты ряда построек усадьбы Кантемиров.

Следующий период в истории Царицына связан с именами архитекторов Василия Баженова и Матвея Казакова, которые, сменяя друг друга, пытались угодить изменчивым вкусам императрицы. Баженов руководил строительством в 1775–1785 годах, однако возведенный им главный дворец Екатерине не понравился, и она распорядилась разобрать его до основания, а зодчего уволить. В 1785–1796-х возобновившуюся стройку возглавил Казаков, но в последние годы жизни государыня совершенно охладела к этому проекту, и он так и не был завершен до ее смерти.

Описанные выше обстоятельства ставят перед историками архитектуры вопрос: какой вклад внес в работу над царицынским ансамблем каждый из двух выдающихся архитекторов? Ответы кроются в исследовании существующих зданий Царицына, а также в поисках следов несохранившихся построек. Археологи определили фундаменты так называемых дворца внуков (корпус, предназначавшийся для внуков Екатерины II) и дома управителя, который был снесен в 1803 году. В ходе воссоздания Большого дворца в одном из залов были открыты фрагменты кладки и основания печей XVIII века. Изучаются фрагменты водостоков, соединявших различные постройки.

Кирпичные клейма XVIII — начала XIX века

Достаточно и менее масштабных находок: это белокаменные детали баженовских сооружений, фрагменты напольной плитки, поливной черепицы и изразцов, кирпичи с клеймами, а также остатки металлического строительного крепежа и различные бытовые предметы времен строительства — курительные трубки, монеты, керамика. Есть среди находок археологов и хронологически более близкие современному человеку предметы — они относятся к дачному периоду Царицына (XIX — начало XX века) и советскому времени.

Все богатство исторического района Царицыно в находках археологов демонстрирует постоянная экспозиция, которая действует в музее-заповеднике с 2009 года.