Самая нежная пьеса 1941 года. Как в Москве впервые поставили «Машеньку»

Самая нежная пьеса 1941 года. Как в Москве впервые поставили «Машеньку»
Сцена из спектакля по пьесе А.Н. Афиногенова «Машенька» в постановке Театра имени Моссовета. Автор В. Малышев. Март 1941 года. Главархив Москвы
Александр Афиногенов заставляет плакать зрителей, почти 35-летняя Вера Марецкая играет девочку-подростка, а Юрий Завадский закрепляет за Театром имени Моссовета славу одного из лучших в столице.

Пьеса «Машенька» о дружбе дедушки-профессора и внучки-пионерки стала главным произведением советского драматурга Александра Афиногенова, а ее первая постановка на сцене Театра имени Моссовета — заметным культурным событием весны 1941 года. «Машеньку» потом много раз ставили в советских, а позже и в российских театрах. И не только — пьеса добралась в свое время даже до Бродвея. Однако первая постановка, в создании которой принимал участие сам автор, до сих пор считается эталонной. Ее история — в материале mos.ru.

Любимая пьеса Пастернака

4 марта 1941 года. Зрительный зал Театра имени Моссовета полон: гости собрались на премьеру спектакля «Машенька» в постановке нового главного режиссера Юрия Завадского. После его прошлогодней «Трактирщицы», ставшей сенсацией театральной Москвы того времени, от режиссера ждали чего-то интересного.

Но на «Машеньку» шли не только из-за Завадского. Магнитом служило имя драматурга — Александра Афиногенова. В 1937 году спектакли по его пьесам снимались с репертуара театров, а сам он жил в Переделкине, чудом избежав репрессий. В партии его восстановили в 1938 году, а с началом войны он возглавил литературный отдел Совинформбюро.

Афиногенов начал писать пьесы в 1924 году, вскоре стал завлитом Первого рабочего театра Пролеткульта, в начале 1930-х — одним из руководителей Российской ассоциации пролетарских писателей, чуть позже был избран в президиум Союза писателей. В это же время он женился на американской танцовщице и убежденной коммунистке Дженни Марлинг, недавно приехавшей в СССР. Семейное счастье не продлилось долго. 29 октября 1941 года Александр Афиногенов погиб во время бомбежки Москвы. Ему было 37 лет.

Александр Афиногенов. 1930 год. Государственный литературный музей

«Машенька», написанная за год до смерти, стала одной из последних пьес драматурга и в его творчестве стояла особняком. Едва ли не впервые он отошел от агитационных пьес, изобличающих пороки буржуев, наотмашь бьющих по недостаткам отдельных советских людей, критикующих партийных работников, и обратился к человеку и его чувствам. Литературные критики услышали в «Машеньке» чеховские мотивы, а обычные зрители увидели добрую историю о любви, возникшей у сурового одинокого московского профессора Окаемова к внучке — подростку Маше, приехавшей к нему жить из далекой Сибири.

Затаив дыхание люди смотрели из темного зала на сцену, на которой происходило чудо: одинокие дед и внучка, которые до этого ни разу не виделись, постепенно становятся семьей. Чудом было и само появление такой пьесы после долгих лет господства идеологизированных постановок. Зрители плакали, не сдерживаясь. Для самого драматурга «Машенька» была напоминанием об опальных годах — свою самую нежную пьесу он начал писать именно тогда.

Сцена из спектакля по пьесе А.Н. Афиногенова «Машенька» в постановке Театра имени Моссовета; в роли Машеньки — заслуженная артистка РСФСР В.П. Марецкая (справа). Автор В. Малышев. Март 1941 года. Главархив Москвы

Одним из главных поклонников пьесы был друг Афиногенова поэт Борис Пастернак, зашифрованный, кстати, в одном из персонажей. В геологе Леониде Борисовиче, друге Окаемова, который помогает профессору сделать первый шаг навстречу внучке, можно узнать Бориса Леонидовича.

«В противоположность писателям, изъясняющимся темно и неповоротливо, он с умом и дельно говорил о вещах, представляющих интерес и значение», — писал Пастернак об Афиногенове.

Муза Завадского

Роль пожилого академика исполнил Евсей Любимов-Ланской, до 1940 года являвшийся художественным руководителем театра, а 15-летней Маши — Вера Марецкая, которой на момент премьеры было почти 35. Замечали ли зрители эту разницу в возрасте? Вряд ли — Марецкая была мастером перевоплощения. В 1927 году она сыграла пожилую мадам Соковнину в спектакле «Простая вещь». Получилось настолько убедительно, что никто не мог даже и предположить, что старушку играет молоденькая актриса.

К 1941 году Вера Марецкая уже была признанной звездой кино. Незадолго до «Машеньки» вышел фильм Александра Зархи и Иосифа Хейфица «Член правительства», в котором она сыграла главную роль. Характерную актрису обожали и зрители, и режиссеры.

Вера Марецкая в фильме «Член правительства». Режиссеры Александр Зархи, Иосиф Хейфиц. 1939 год

В Театр имени Моссовета она пришла вместе с Завадским, с которым познакомилась в школе-студии Вахтанговского театра. Они поженились в 1924 году и очень долгое время работали вместе — даже после распада брака. В Театре имени Моссовета, где они служили уже не как муж и жена, ее негласно считали хозяйкой — главный режиссер всегда прислушивался к ее мнению.

Имела влияние Марецкая и на драматурга. В первоначальном варианте Афиногенов сделал свою Машеньку очень хрупкой и ранимой девушкой, но яркая актриса привнесла в нее толику своего характера — бойкого, упрямого. Автору это понравилось, и вскоре после премьеры откорректированный текст был отправлен в Комитет по делам искусств при Совете народных комиссаров СССР. Афиногенов пояснил, что этот вариант — окончательный.

Потом, уже во время войны, «Машенька» шагнула далеко за пределы СССР. Ее показали на Бродвее под названием «Профессор, послушайте!». В американской версии основной акцент сместился с внучки на дедушку. Часто ставили пьесу и в отечественных театрах.

Ученик Станиславского и Вахтангова

В это время Театр имени Моссовета находился в зените славы. Удачные постановки следовали одна за другой, что было большой заслугой Юрия Завадского, который встал во главе театра в 1940 году. Он буквально вдохнул в него новую жизнь, сделав ставку на современную драматургию. Пришел он туда после работы в Академическом театре драмы имени Горького в Ростове-на-Дону и Центральном театре Красной армии, которые возглавлял.

Ученик Константина Станиславского и Евгения Вахтангова, он уделял большое внимание психологической проработке характеров героев. Как и они, Завадский не терпел штампов — по его мнению, в любой, абсолютно любой пьесе можно найти что-то особенное, исключительное, новое. В своей работе он придерживался принципов студийности, экспериментальности.

«Режиссерское искусство, которому я посвятил себя, потребовало накопления опыта. Я постепенно переходил от образов внешних к образам, насыщенным внутренним содержанием, к спектаклям, где главными были идейная значительность и психологическая глубина», — говорил Завадский.

Получил известность он тоже благодаря своим гениальным учителям. В 1922 году Завадский сыграл Калафа в «Принцессе Турандот» Вахтангова. После смерти последнего Константин Станиславский предложил актеру стать членом художественного совета в Третьей студии МХТ.

Юрий Завадский в роли Калифа в спектакле «Принцесса Турандот». 1922 год

Юрий Александрович рассказывал: еще до того как приступить к работе над каким-либо спектаклем, он пытался увидеть его целиком, понять собственные возможности и возможности артистов, чтобы подчеркнуть каждый нюанс. Спектакль «Машенька», состоящий из полутонов, был сделан по этому правилу.