Тайны Старого Английского Двора. Заглядываем в средневековую Москву

Тайны Старого Английского Двора. Заглядываем в средневековую Москву
Как Иван Грозный пожаловал английским купцам палаты неподалеку от Кремля и получил прозвище Английский Царь, чем занимались в Москве земляки и современники Шекспира и почему во многих его пьесах упоминаются русские.

Одна из самых древних гражданских построек Москвы — палаты Старого Английского Двора, в которых сегодня располагается филиал Музея Москвы. Эта чудом сохранившаяся жемчужина русской средневековой архитектуры неоднократно меняла облик, познала период полного забвения и находилась на грани сноса. Заново открытая советским реставратором Петром Барановским, она в 1970-е годы вернулась к своему первоначальному облику.

О том, как устроен Старый Английский Двор, кто владел им в разное время и что в нем осталось неизменным с начала XVI века, читайте в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

Элитная недвижимость средневековой Москвы

Первым владельцем подворья с примечательным каменным строением был состоятельный купец Иван Дмитриевич Бобрищев. От его дома, выстроенного в 1510-е годы, осталось немного: выложенный из белого камня подклет (подвал) с бочкообразными сводами — самая древняя часть Старого Английского Двора, а также перестроенные позднее верхние покои.

В Москве того времени гражданские каменные здания были очень дорогими, а потому редкими. Из более ранних аналогов до наших дней дожили только Грановитая палата в Кремле (конец XV века) и стоящие по соседству палаты бояр Романовых на Варварке (рубеж XV–XVI веков).

Про самого Бобрищева известно мало. Полагают, что он происходил из купеческого рода, разбогатевшего на торговле с городом Сурожем (теперь Судак), который был заметным коммерческим центром Генуэзской республики в Крыму. Соседние храмы Святой Великомученицы Варвары и Максима Блаженного были построены на вклады товарищей Бобрищева по ремеслу, гостей-сурожан, которые тоже владели землей на Варварке.

Палаты Старого Английского Двора. Реконструкция. Фото: Музей Москвы

«А всем тем церквам был мастер Алевиз Фрязин», — сообщает летопись за 1514 год. Алевиз Фрязин, или Алевиз Новый, — один из знаменитых итальянских зодчих, прибывших на Русь по приглашению Ивана III. Кстати, с приездом мастеров-иностранцев совпадает появление в русском языке слова «палаты», образованного то ли от латинского palatium, то ли от итальянского palazzo, что значит «дворец».

Владение Бобрищева не ограничивалось одним каменным зданием для хранения ценностей и товаров. В него также входили деревянные жилые и хозяйственные постройки, а в сторону реки простирался фруктовый сад. Выбор места говорит о том, что первый хозяин владения принадлежал к торговой элите. Только крайне состоятельный москвич мог позволить себе обосноваться, с одной стороны, рядом с Кремлем и Красной площадью, которая к тому времени оформилась как Великий торг, а с другой — рядом с пристанью на Москве-реке, которую использовали для подвоза товаров по воде или льду.

Чем закончилась история зажиточного купца, неизвестно. Вероятно, у него не осталось наследников. В следующий раз в письменных источниках «строенье гостя Ивана Бобрищева» всплывает в 1550-е и числится уже в царской казне.

В поисках арктического пути в Китай

К началу XVI столетия, в разгар эпохи Великих географических открытий, главные мировые торговые пути шли через Атлантический океан в Америку, Индию и Китай. Пути контролировали испанцы и португальцы, которые с одобрения Папы Римского поделили между собой весь мир на сферы влияния. Сухопутные дороги на Восток после падения Византии оказались в руках враждебных христианской Европе турок. В таких условиях английским мореплавателям оставалось искать обходные маршруты к заморским богатствам, избегая открытой конфронтации с главными морскими державами.

Англии еще только предстояло стать владычицей морей — до изменившего расстановку сил на мировой арене разгрома испанской Непобедимой армады оставалось более 80 лет, до второго в истории человечества кругосветного плавания Фрэнсиса Дрейка — чуть меньше. Необходимые опыт и навыки английские моряки накапливали, совершая плавания в сложных условиях к берегам далекой Московии. Правда, впервые оказаться здесь им было суждено по ошибке.

Как когда-то Колумб в поисках неизвестного пути в Индию, в мае 1553 года Британские острова покинули три корабля: «Добрая Надежда», «Благое Упование» и «Эдуард Благое Предприятие». Их целью было найти северный морской путь на восток. Обогнув Скандинавию, суда попали в сильный шторм. Два экипажа погибли через несколько месяцев во время зимовки, лишь «Эдуард Благое Предприятие» во главе с капитаном Ричардом Ченслером продолжил путь. Корабль пересек Белое море и вышел к устью Северной Двины, где бросил якорь вблизи Николо-Корельского монастыря.

Местные жители встретили нежданных гостей радушно. Пока команда оставалась на зимовке, капитан Ченслер преодолел почти тысячу километров посуху. В январе 1554 года он предстал в Кремле перед молодым русским царем Иоанном IV, которого позже прозовут Грозным. Заморский гость пробыл в Москве восемь месяцев. На родину он увез посулы Ивана Васильевича, нуждавшегося в дипломатических и коммерческих партнерах в Европе, даровать подданным английской короны право беспошлинной торговли в русских городах.

Лондон моментально откликнулся на щедрое предложение — в 1555 году была основана Московская акционерная торговая компания. Новый рынок сбыта привлек не только торговцев, но и английскую аристократию — по некоторым данным, в состав компании вошли шесть лордов, один граф, 22 рыцаря, 13 эсквайров, восемь олдерменов и восемь джентльменов.

Так, Белое море на добрые полторы сотни лет стало для русского государства главными воротами в Европу — сухопутный путь на запад и выход к Балтике были недоступны из-за череды военных конфликтов с соседями, получивших название Ливонской войны (1558–1583). А рядом с местом первой высадки англичан к концу жизни Ивана Грозного появилось поселение Новохолмогоры, из которого со временем вырос город Архангельск.

Портреты Ивана Грозного и Елизаветы I в экспозиции музея «Старый Английский Двор»

Английские любимцы Ивана Грозного

Уже в 1556 году Иван IV пожаловал Московской акционерной торговой компании пустовавшее купеческое владение в Зарядье. Так, в Москве появился Английский двор. Старым его назовут позднее, когда в 1636 году англичане разживутся еще одним, Новым двором у Ильинских ворот — в районе современного Политехнического музея.

Тогда дом достраивался стихийно, без плана, теперь он представляет собой два сросшихся друг с другом объема. В здании имеются главные покои — казенная палата и поварня, а также подклет, чердак, лестничные переходы, сени и крыльца. Такая схема здания окончательно оформилась после пожара Смутного времени, когда двор загорелся во время артиллерийского обстрела Китай-города в 1612-м. Уникальным здание Старого Английского Двора делает устройство для подъема грузов на чердак с двустворчатым люком на южном фасаде — совершенно обычное для западноевропейской архитектуры, в средневековой Москве оно было в новинку.

Палаты в разрезе. Фото: Музей Москвы

Во время поздних раскопок у западного фасада археологов ждала редкая удача — полный комплект печных изразцов XVI века с растительным и животным орнаментом, который позволил целиком восстановить печь в казенной палате. В ней также восстановлены остатки русских пристенных сундуков с деревянными крышками, а розетка сводов реконструирована по близкому по времени образцу в Александровской слободе.

Что теряли в Зарядье в Средние века: главный археолог Москвы — о находках последних летПо следам Станиславского, Шехтеля и королевы Англии. Пять главных зданий Китай-города

Единственное известное схематичное изображение двора попало на один из самых ранних планов Москвы — так называемый Петров чертеж, изданный в Амстердаме в начале XVII века с легендой (пояснениями) на латинском языке. На нем владение отмечено как Aula Anglorum Moskuae negotiantium — «двор английских купцов в Москве».

Британцы везли в Москву сукно и необходимые ведущему непрерывные войны Ивану VI оружие, порох, селитру, серу, медь, свинец, олово и другие составляющие боеприпасов. А великий английский флот вырос на русском сырье — корабельном лесе, парусине, пеньке. Последняя была столь высокого качества, что Московская акционерная торговая компания вскоре прислала семь канатных мастеров для организации местного производства на нужды английского флота, который на долгое время стал комплектоваться русским такелажем.

Также большой спрос в Англии имели воск, сало, масло, мед, икра, лен, меха. С легкой руки англичан по Европе распространилась мода на мусковит, или московитское стекло, то есть слюду. Она была дешевле и ударопрочней стекла того времени, что позволяло вставлять ее в окошки конных экипажей и переносные фонари.

Свидетельством интереса к далекой стране можно считать и свыше десятка упоминаний московитов, или русских, отмеченных в произведениях современника становления русско-английских отношений Уильяма Шекспира. Их можно найти в «Напрасных усилиях любви», «Мере за меру», «Генрихе V», «Макбете», «Зимней сказке».

Англичане обустроили торговые поселения в Москве, Холмогорах, Вологде, Ярославле и других городах, причем эти представительства, будучи приписаны к опричнине, находились под опекой царя. С его разрешения британцы добирались по Волге до Персии. Им также дозволено было искать железную руду на реке Вычегде и чеканить из своего серебра русскую монету в Москве, поскольку местные жители с недоверием относились к иностранным деньгам.

Русский царь пытался добиться от сидевшей на английском престоле королевы Елизаветы I военного и дипломатического союза, но так в этом и не преуспел. Иван Грозный выказывал и желание породниться с королевским домом Тюдоров, что вызывало недовольство у русских бояр (а по одной из гипотез — привело самодержца к насильственной смерти в 1584 году). Когда живший в Москве английский посланник явился ко двору, узнав о кончине государя, его встретили со словами: «Ваш английский царь умер!».

Федор Иоаннович, преемник Ивана Грозного, британцев не жаловал и скоро лишил их привилегий, выданных отцом. Отношения между двумя нациями снова улучшились при Борисе Годунове, прозванном ласкателем англичан. Взаимовыгодные русско-английские связи продолжались до 1649 года, когда Москву потрясла весть о том, что в революционной Англии казнили короля Карла I Стюарта.

«А ныне Великому Государю нашему, Его Царскому Величеству, ведомо учинилось, что Англичане всею землею учинили большое злое дело, государя своего Карлуса Короля убили до смерти, и за такое злое дело в Московском Государстве вам быть не довелось», — с такими словами царь Алексей Михайлович изгнал британцев за пределы страны и лишил торговую компанию всех владений, включая и Старый Английский Двор в Зарядье.

После английских купцов

Ни один из последующих хозяев Старого Английского Двора не владел им так долго, как британские купцы. Во второй половине XVII века здесь обосновался боярин Иван Андреевич Милославский, чей род возвысился благодаря первой жене царя Алексея Михайловича Марии Милославской. В год ее смерти усадьба перешла в ведение Посольского приказа, а еще через несколько лет здесь разместилось подворье митрополита Нижегородского.

В 1720 году Петр I устроил в старых английских палатах одну из первых в Москве арифметических школ. Школа просуществовала недолго, но оставила след во внешнем облике здания: окна поварни были растесаны для лучшего освещения.

Средневековые палаты фактически исчезли в начале XIX века. Новая владелица Екатерина Мелас накануне пожара 1812 года перестроила здание ввысь и вширь, а также украсила его модным ампирным фасадом со стороны Варварки. К середине столетия Старый Английский Двор, принявший облик доходного дома, был уже совершенно неузнаваем. Накануне Первой мировой войны товарищество российско-американской резиновой мануфактуры «Треугольник» намеревалось возвести на его месте восьмиэтажный небоскреб-тучерез. Проект был согласован в июле 1914 года. Если бы не война, от древних палат не осталось бы и следа.

Дом Е. Мелас. XIX век. Фото: Музей Москвы

В советское время Старый Английский Двор считали утраченным, а одряхлевшее здание использовали под различные конторы и коммунальное жилье. В 1948 году сюда въехала Всесоюзная государственная библиотека иностранной литературы, прозванная Разинкой из-за переименования Варварки в улицу Степана Разина. В старинных стенах спустя века вновь зазвучала английская речь.

В 1960-х годах при строительстве гостиницы «Россия» над спрятанным историческим памятником нависла новая угроза — его место должна была занять эстакада для туристических автобусов. Не представлявшее, как тогда ошибочно считалось, никакой ценности строение должны были снести. Спасителем шедевра средневекового зодчества оказался выдающийся архитектор и реставратор Петр Барановский. Изучая помещения библиотеки, он пришел к выводу, что ядром здания является более древнее сооружение XVI–XVII веков.

Старый Английский Двор перед реставрацией. 1960-е годы. Фото: Музей Москвы

Историческая основа памятника была выявлена в ходе реставрации 1968–1972 годов. Работы проводили при участии саперов, которые направленными зарядами осторожно, шаг за шагом, отсекли все лишнее, не повредив ценного основания. В итоге после всех восстановительных работ структура здания вновь стала такой, какой была при английских купцах.

Реставрация. 1960-е годы. Фото: Музей Москвы

В 1994 году в здании открылся музей «Старый Английский Двор». На торжественном открытии присутствовала королева Великобритании Елизавета II. С помощью интерактивной экспозиции музей оживляет обстановку древнего купеческого дома и помогает прикоснуться к наукам, ремеслам и практическим навыкам людей эпохи Великих географических открытий.