«Было страшно за детей, за себя — нет». Главврач больницы имени О.М. Филатова — о пандемии коронавируса

«Было страшно за детей, за себя — нет». Главврач больницы имени О.М. Филатова — о пандемии коронавируса
Валерий Вечорко рассказал, как изменилась жизнь больницы во время пандемии, что главное в работе врача и для чего нужно активно вести соцсети.

В Москве неделя за неделей снижается количество заболевших коронавирусной инфекцией. Ограничительные меры, введенные в городе в марте, почти все уже сняты, а городские стационары возвращаются к работе в обычном режиме. Как удалось пресечь распространение опасной болезни и через что прошли врачи, mos.ru обсудил с главным врачом городской клинической больницы № 15 имени О.М. Филатова Валерием Вечорко, лауреатом Государственной премии за выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности за 2019 год.

Валерий Вечорко, главный врач Городской клинической больницы №15 имени О.М. Филатова

— Валерий Иванович, как вы считаете, благодаря чему Москва достаточно быстро прошла пик заболеваемости и практически справилась с пандемией?

— Благодаря правильным организационным действиям на уровне города. Я ничуть не умаляю профессионализм врачей и медсестер, но если все в целом организовано неправильно, то их работа не спасет ситуацию.

У нас изначально были четко регламентированы действия, как поступать при том или ином развитии ситуации. Город своевременно принимал необходимые меры: вводил ограничения, перепрофилировал стационары под COVID-19.

— На ваш взгляд, какой период был самым опасным?

— Начало апреля.

Как вы оцениваете работу с COVID-19 своего персонала, врачей и медсестер больницы?

— По высшему разряду. Они отлично справились с работой, мы вышли из кризиса.

Это было непростое время. Поменялись отношения в коллективе, мы узнали, кто на что способен в критической ситуации, на кого можно положиться. Многие не ночевали дома, чтобы обезопасить своих близких: в этот период город организовал бесплатное проживание в гостиницах для врачей.

Лично я предпочел не селиться в гостинице, а жить прямо в больнице, мне так было удобнее. В таком режиме прожил около двух месяцев. Правда, к сожалению, моя семья все равно переболела коронавирусной инфекцией, даже не знаю, где они заразились. Но все закончилось хорошо.

Честно сказать, было страшно за близких, особенно за детей. Им надо еще вырасти, получить образование, прожить жизнь. За персонал тоже было боязно, конечно. А за себя — нет.

— Как быстро удалось перепрофилировать больницу № 15, одну из самых больших клиник России, под оказание помощи заболевшим коронавирусной инфекцией?

— Все сделали очень оперативно, за шесть-семь дней. Это притом, что здесь находились пациенты. Работа шла одновременно по всем направлениям: подводили кислород к койкам, а их было около 700, кое-где делали необходимый ремонт, делили пространство на «грязную» и «чистую» зоны, готовили врачей. Оценивать работу, наверное, другие будут, но что касается меня, я могу сказать, что мы справились с этим на оценку четыре с плюсом.

— Лично для вас этот опыт стал самым сложным в вашей карьере?

— Я вообще не ищу легких путей, да и они как-то обходят меня стороной, всякое бывало за время работы. Но я бы не сказал, что мне было как-то невыносимо сложно. Нет. Я думаю, мне было бы тяжелее без моей работы, чем с работой в любом, даже самом экстренном режиме.

— Расскажите, почему вы решили стать врачом, когда в молодости выбирали профессию?

— Это был отцовский совет. Сам он, кстати, с медициной не связан, он строитель. Я изначально собирался военным быть, но, когда закончил восемь классов, отец навел на идею стать врачом. Да мне и самому эта профессия нравилась. Кстати, восемь классов я закончил на одни пятерки, поэтому в медучилище меня взяли без экзаменов.

Были ли моменты, когда вы жалели, что последовали совету отца?

— Не было. Живем мы один раз, и чем больше ты людям поможешь, тем больше тебе воздастся. А что самое главное? Это здоровье. Поэтому, когда ты помогаешь другим сохранить здоровье, это действительно очень важно. Так что какие могут быть сожаления.

Что вы считаете самым важным в работе врача?

— Не бояться брать на себя ответственность. А еще пунктуальность и, конечно, человечность и умение сопереживать.

— Зачем во время пандемии вы много рассказывали о жизни больницы в «Фейсбуке»?

— Я понимал, что чем больше людей будет знать об этой беде, тем больше, наверное, удастся предотвратить случаев заболевания. Съемки в реанимации делал тоже, чтобы показать ситуацию. Чтобы люди понимали, что от здоровой жизни до реанимации один-два дня. Словом, я делал это целенаправленно, в просветительских целях, чтобы люди видели, знали и понимали, что их ожидает, если они будут вести себя безответственно.

— Дайте, пожалуйста, совет москвичам. Как вести себя сейчас, когда угроза вроде бы отступила, но все еще сохраняется?

— Расслабляться не стоит. Конечно, случаев намного меньше, но это не значит, что можно пренебречь мерами предосторожности. Держите социальную дистанцию, носите маски — все просто.

Вам присудили премию за вашу деятельность в 2019 году. Было ли это сюрпризом?

— Да, однозначно. Я не ожидал ничего подобного. Просто делал свою работу и даже не думал ни о каких наградах.

— А недавно ваши заслуги отметили и более народным способом: нарисовали граффити с вашим портретом. Как вы отреагировали?

— Это тоже было полной неожиданностью. Мне кто-то из знакомых прислал фото. Потом поехал сам и сфотографировался на фоне. Особенно приятно, что это как бы народная благодарность, народная любовь. Для меня это важно. А фото обязательно оставлю на память, внукам буду показывать.