Необыкновенный театр. Как Сергей Образцов влюбил весь мир в своих кукол

Необыкновенный театр. Как Сергей Образцов влюбил весь мир в своих кукол
Сцена из спектакля «2:0 в нашу пользу» в постановке Государственного центрального театра кукол под руководством народного артиста СССР С.В. Образцова. Автор Н. Максимов. Ноябрь 1955 года. Главархив Москвы
5 июля (по старому стилю — 22 июня) 1901 года в Москве появился на свет Сергей Образцов.

В пять лет он понял, что кукла может быть живой, а спустя пару десятилетий убедил в этом всех. Его спектаклям рукоплескали и на домашних представлениях, которые Образцов устраивал для родных, и в театрах разных стран мира. Зрители плакали, смеялись, негодовали и приходили в восторг независимо от возраста, как дети. Все дело в любви, которая началась еще в детстве и продолжалась всю жизнь.

О художнике, создателе и бессменном руководителе Театра кукол, актере, режиссере и педагоге — в материале mos.ru.

Острохарактерный актер

Однажды мама купила пятилетнему Сереже Образцову в магазине японских товаров на Кузнецком Мосту смешную куклу: маленькая головка с дырочкой внизу для пальца и халатик, похожий на перчатку. Она была похожа на обычную игрушку, но стоило надеть ее на руку, как начиналось волшебство. Игрушка оживала, она могла помахать рукой, кивнуть, расхохотаться, заплакать или пуститься в пляс.

«Звали куклу Би-ба-бо, а я звал ее Бибабошка и очень любил. Прошло детство, кукольная головка потерялась, остался только халатик», — позже писал Образцов в своей книжке-картинке для детей «Всю жизнь я играю в куклы» (1983).

Родители Сергея Образцова — инженер-железнодорожник и учительница — мечтали, чтобы у сына была серьезная профессия. Но папе и маме пришлось смириться — сын решил стать художником. После Реального училища К.П. Воскресенского он поступил на живописный (а потом и графический) факультет ВХУТЕМАС, учился у Абрама Архипова и Владимира Фаворского.

А потом он стал актером. Первым местом работы Образцова стала музыкальная студия МХТ (сейчас это Московский академический музыкальный театр имени К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко). Там он проработал восемь лет. Потом шесть лет — во МХАТ-II. Роли в основном исполнял комические, острохарактерные.

Народный артист РСФСР С.В. Образцов. Автор Б. Вдовенко. 24 августа 1951 года. Главархив Москвы

В 1923 году Владимир Немирович-Данченко выпустил спектакль «Лисистрата» по одноименной комедии Аристофана. Сюжет — женщины отказываются жить с мужчинами, пока те не прекратят все войны, и берут власть в свои руки — был практически на злобу дня: 1920-е в России стали временем, когда женщина обрела голос. Главную роль играла прима Ольга Бакланова, художник Исаак Рабинович создал прекрасные авангардные декорации, Рейнгольд Глиэр написал музыку... Но некоторые зрители вновь и вновь приходили в театр, чтобы увидеть в первую очередь смешного Предводителя стариков и послушать, как он переругивается с женщинами.

Его сыграл молодой актер Сергей Образцов, уже немного известный в Москве, правда, в другом качестве.

Первые куклы

Работать с куклами он начал еще во время учебы во ВХУТЕМАС в 1920 году. Началось все не совсем творчески — просто катастрофически не хватало денег.

Образцов и несколько его друзей решили заняться изготовлением кукол, чтобы продавать их по небольшой цене. Затея провалилась: игрушки не пользовались спросом. Зато Образцов смастерил тряпичную перчаточную куклу Негритенка, которая осталась с ним на долгое время. Он стал придумывать про нее разные истории и смешить небольшими представлениями окружающих.

Сначала это были домашние постановки, для которых он пробовал делать разных кукол, а потом начал выступать на творческих вечерах, концертах. Со временем у публики появились любимцы — зрители неизменно требовали выхода своего любимого Негритенка.

В 1928 году он смастерил из папье-маше своего Тяпу — любимую куклу с лицом удивленного малыша. «Самый старый живой ребенок в мире», — говорил он о Тяпе спустя десятилетия. С ним Образцов не расставался до конца жизни: Тяпа ездил с ним на все гастроли.

Народный артист РСФСР С.В. Образцов с куклой Тяпой. Автор Б. Вдовенко. 24 августа 1951 года. Главархив Москвы

Театр кукол

В мае 1930 года в Москве прошла Всероссийская конференция работников кукольных театров. Именно на ней было принято решение о создании Главного центрального театра кукол. Предполагалось, что он станет базой для организации сети подобных театров в СССР. Возглавить театр предложили Сергею Образцову, который уже успел стать известным актером-кукольником. Поначалу Образцов смутился: он не знал ничего о том, как управлять театром, сколько нужно актеров, как правильно их набирать. Что делать с финансовой стороной вопроса, тоже не представлял.

Театр был создан в 1931-м. Однако целых четыре года у него не было своего дома: репетировали в Доме художественного воспитания детей, играли на разных площадках, используя переносную ширму. В 1936-м театру выделили здание на площади Маяковского (сейчас Триумфальная). Первым спектаклем на новой сцене стал «Кот в сапогах». Через год здесь открыли свою библиотеку и первый в стране Музей театральных кукол. Туда попадали куклы, отыгравшие свое.

Во время спектакля «Кот в сапогах» за кулисами Государственного центрального театра кукол под руководством С.В. Образцова. Автор М. Озерский. 1946–1947 годы. Главархив Москвы

Постепенно Образцов находил талантливых драматургов, которые писали пьесы специально для нового театра. К пьесам были свои требования: например, нельзя писать длинные монологи — сыграть такое с куклами очень сложно. Образцов очень любил шутливые пародии, высмеивающие мещанство и пошлость: «Мы только знакомы, как странно», «Налей бокал», «Хабанера».

Одним из самых частых гостей театра был Иосиф Сталин. Он настолько любил юмор и находчивость Образцова, его мастерство, что не раз приглашал его в Кремль. Однажды Сталин опоздал на представление, и его любимая «Хабанера» уже прошла. Тогда он попросил Образцова вернуться на сцену и показать номер еще раз. Похвалы и аплодисментов не жалел.

«Волшебная лампа Аладдина»

В 1940-м в театре поставили легендарный спектакль «Волшебная лампа Аладдина» по пьесе Нины Гернет. В нем впервые в стране использовали тростевые куклы — настоящее новшество. Трехметровый джинн Кашкаш — самая большая кукла театра. Над ним вместе с Образцовым работал главный художник Борис Тузлуков. Они долго думали, как выполнить джинна, чтобы он выглядел волшебно и таинственно. Было много вариантов, это постоянно обсуждали, идеи менялись, пока однажды Тузлуков не принес куклу, которую мастерил втайне от всех.

Голову джинна он поместил на центральную трехметровую палку-трость, две другие трости представляли собой руки. Его телом из подсвечивающейся пурпурной ткани управляли три актера. В голове куклы сделали механизм, позволяющий ей шевелить усами и ушами, открывать и закрывать глаза и рот, опускать брови.

Вскоре и кукла, и сама постановка прославились на всю страну. Спектакль был рассчитан скорее на подростков и взрослых — малыши боялись страшного джинна.

Военное время

В 1941-м в здание театра в Москве попала бомба. Потребовалась срочная эвакуация. Большинство актеров уехали в Новосибирск. Там создали базу, где солдат учили изготавливать кукол и управляться с ними. Кроме того, в этом городе состоялась премьера спектакля «Король-олень» по сказке Карло Гоцци.

В годы Великой Отечественной войны Сергей Образцов создал 16 концертных бригад, которые выступали на фронте. Солдатам показывали «Сон Гитлера», «Над крышей Берлина» и другие постановки. Сам Образцов в костюме Пьеро выступал с куклой «Муссолини». Представления устраивали и для мирных жителей в Поволжье, Сибири, Казахстане. В 1946 году Сергея Образцова наградили Сталинской премией и медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов».

Необыкновенный концерт

Послевоенное время ознаменовалось для театра появлением еще одного спектакля-легенды, задуманного Образцовым до войны. Речь идет о пародийном ревю «Необыкновенный концерт» (1946), который вошел в Книгу рекордов Гиннесса как самое популярное представление. Его сыграли больше 10 тысяч раз в разных странах мира.

Главный персонаж — бесподобный конферансье Эдуард Апломбов. Не поднимая томных век на публику, он заставляет ее плакать от смеха. Первым исполнителем этой роли стал Зиновий Гердт — именно его голос сделал Апломбова незабываемым.

Получился этот персонаж почти случайно. Работая над «Необыкновенным концертом», Образцов в шутку подумал: «А почему бы нам не сделать куклу-конферансье?» Его поддержали. Прототипом героя стал известнейший конферансье тех лет Михаил Гаркави.

Как в случае с любой пародией, не обошлось и без обид: многие артисты стали узнавать в героях себя. Министерство культуры СССР вообще не хотело, чтобы спектакль показывали, — якобы он принижает советскую эстраду. Делать было нечего, Образцов переделал несколько номеров. Название, кстати, тоже менялось: было и «Обыкновенный концерт», и «Концерт кукол».

В 1968-м спектакль вышел в новой редакции. «Необыкновенный концерт» — до сих пор визитная карточка и один из самых популярных спектаклей Театра кукол имени Сергея Образцова.

Всемирная известность

В 1955 году Сергей Владимирович стал членом-корреспондентом Берлинской академии искусств, затем пробовал себя в качестве сценариста и режиссера документальных фильмов и телеспектаклей. Одна из самых известных его работ — «Небесное создание», сделанная на киностудии «Союзмультфильм».

Он продолжал ставить спектакли и вести преподавательскую деятельность — работать в ГИТИСе начал еще в 1935 году (в 1973-м стал профессором института).

Народный артист СССР С.В. Образцов беседует с артистами японского кукольного театра «Таро-дза» во время гастролей театра в Москве. Авторы А. Коньков, В. Хухлаев. 5 сентября 1968 года. Главархив Москвы

Между тем к его театру стала присматриваться Европа, а потом и США — спектакли показали и там. Зарубежных зрителей в первую очередь подкупала манера общения Образцова с залом.

В 1970 году Театру кукол дали новое здание — на Садовой-Самотечной улице. Надо сказать, и артистам, и их руководителю было жалко уезжать из старого дома, но выбора не оставалось: надо расширяться. К тому же здание требовало основательного ремонта. Новый, специально построенный для театра дом Образцов попросил украсить необычным часовым механизмом: каждый час в нем кричит петух, а из домика на фасаде под мелодию «Во саду ли, в огороде» выезжает фигурка сказочного персонажа. В полдень из своих дверок одновременно выходят 12 кукол.

Уникальные часы с заводными куклами на фасаде здания Государственного центрального театра кукол. Автор Гладун. Май 1971 года. Главархив Москвы

А в 1976-м Образцову предложили стать президентом Международного союза кукольников и совета центра этой организации. В этой должности он пробыл восемь лет, затем стал почетным президентом.

Звание академического театр получил в 1981-м. К этому времени и он сам, и куклы превратились в звезд, которым рукоплескали Софи Лорен, Индира Ганди, Ив Монтан и многие другие известные личности.

Образцов-писатель

А еще Сергей Владимирович писал книги. Он говорил в них о режиссерской и актерской работе, о мастерстве обращения с куклами и о секретах их изготовления. Он кропотливо исследовал свои собственные удачи и поражения.

«Книги нужны режиссеру как воздух, без них нельзя поставить ни одного спектакля. Это самые большие помощники в работе, самые лучшие друзья», — считал он.

Художественный руководитель Государственного центрального театра кукол народный артист СССР С.В. Образцов со своими куклами в рабочем кабинете. Автор М. Трахман. 1960–1970-е годы. Главархив Москвы

Он написал книги «По ступенькам памяти», «Моя Кунсткамера», «О том, что я увидел, узнал и понял во время двух поездок в Лондон», «Актер с куклой», «Моя профессия», «Эстафета искусств» и другие. В последней он размышляет о том, как все виды искусств сочетаются между собой и дополняют друг друга.

Большое место в его размышлениях занимали куклы и отношение к ним. Вот как он писал во вступлении к книге «Моя профессия»:

«Если на маленькие кукольные плечи нельзя положить ту же почетную ношу, ту же обязанность быть действительно нужными людям, какая лежит на плечах большого искусства, тогда я не хочу ни писать о куклах, ни заниматься этим искусством, потому что в таком случае оно превращается либо в детскую забаву, либо в эстетское оригинальничанье взрослых».