Отцы Маяковского, Гагарина и Есенина. Истории из московских музеев

Отцы Маяковского, Гагарина и Есенина. Истории из московских музеев
Юрий и Алексей Гагарины
Антон Дельвиг мирит Александра Пушкина с родителем, Владимир Маяковский поет с папой «Марсельезу», а отец Юрия Гагарина узнает о полете сына почти случайно — на работе.

Каждое третье воскресенье июня весь мир отмечает День отца. Впервые его отпраздновали в 1910-м в США. В этом году День отца приходится на 21 июня. Музей М.А. Булгакова, Московский государственный музей С.А. Есенина, Музей космонавтики, Государственный музей В.В. Маяковского и Государственный музей А.С. Пушкина рассказывают об отцах своих героев.

Совместный материал mos.ru и агентства «Мосгортур».

Афанасий Иванович Булгаков

Отец Михаила Булгакова Афанасий Иванович родился в семье священника в 1859 году. Окончив Киевскую духовную академию, преподавал греческий язык в Новочеркасском духовном училище, а в 1906-м получил степень доктора богословия. В 30 лет он женился на Варваре Покровской, учительнице Карачевской прогимназии, и вскоре стал отцом большого семейства — за 12 лет брака у Булгаковых родилось семеро детей. По воспоминаниям дочери Надежды, в доме всегда чувствовались требовательность и серьезность отца, однако воспитывали детей в любви, всячески поощряя их увлечения книгами и музыкой. Младшие Булгаковы часто засыпали под произведения Шопена, которые исполняла на пианино мама, или под пение отца и его игру на скрипке.

Булгаков-старший знал несколько иностранных языков, и интерес к их изучению передался детям — именно Афанасий Иванович обучил будущего писателя латыни и греческому.

Афанасий Булгаков. 1890 год

Афанасий Булгаков много работал, прививая любовь к труду всем домочадцам: он мог утром уехать в Киевскую академию на экзамен, а вечером, вернувшись на дачу, выкорчевывать деревья и прокладывать дорожки.

Дочь Надежда, третий ребенок Булгаковых, вспоминала:

«Мне казалось, что мы, дети, плохо его знали. Ну что же, он был профессором, он очень много писал, он очень много работал… У него была довольно строгая наружность. Но он был добр к людям, добр по-настоящему, без всякой излишней сентиментальности. И эту ласку к людям, строгую ласку, требовательную, передал отец и нам». (Цитируется по книге Елены Земской «Михаил Булгаков и его родные: Семейный портрет»)

Афанасий Булгаков

В 1906 году Афанасий Иванович заболел — врачи диагностировали нефросклероз. 14 марта 1907 года его не стало. Глава семьи Булгаковых умер в 48 лет, а его старший сын от той же болезни — в 49. Вспоминая последние дни жизни писателя, Елена Булгакова рассказывала в октябре 1960 года в письме его брату Николаю: «Миша всегда, с самого первого дня, когда попросил, чтобы я была с ним, взял у меня клятву, что я не отдам его в больницу, что он умрет у меня на руках, — предупреждая о том, что с ним будет все, как с отцом, Афанасием Ивановичем. И даже год сказал — 1939-й».

Александр Никитич Есенин

Александр Никитич Есенин в детстве прекрасно пел — матери предлагали отдать его певчим в рязанский собор, но мальчик отказался. Понимая, что матери-вдове тяжело содержать четверых детей, в 13 лет он поехал в Москву на заработки. Александр устроился в мясную лавку купца Крылова и со временем дослужился до старшего приказчика. Наездами он бывал в Константинове, где в 18 лет женился на местной красавице Татьяне Титовой, а в 22 года стал отцом. Александр Никитич не мог проводить с женой и сыном Сережей слишком много времени, по-прежнему работая в Москве.

С юных лет живя в крупном городе, отец Есенина ценил образование, любил книги. Сестра поэта Екатерина вспоминала: узнав, что сын окончил Константиновское земское училище с похвальным листом, Александр Никитич «привез гостинцев и две красивые рамки со стеклом. Одну для похвального листа, другую — для свидетельства об окончании сельской школы. Это награда за отличную успеваемость Сергея в школе. Похвальный лист редко кто имел в нашем селе. Отец снял со стены портреты, а на их место повесил похвальный лист и свидетельство, ниже повесил оставшиеся портреты. Когда пришел Сергей, отец с улыбкой показал ему свою работу».

Александр Есенин

В 1912 году Сергей, окончивший учительскую школу, перебрался к отцу в Москву, в общежитие одиноких приказчиков (сейчас там находится Московский государственный музей С.А. Есенина). Александр Никитич устроил сына на лето конторщиком в лавку, где служил сам, а осенью планировал отправить его в учительский институт. Однако молодому поэту уже хотелось самостоятельности: он бросил работу в лавке и устроился в книготорговое товарищество «Культура». Учительский институт его тоже не прельщал — Сергей хотел найти свое место, а не жить по указке отца.

Александр Никитич ругал сына. Его расстраивало, что тот был увлечен только стихами. Есенин-старший считал, что этим на жизнь не заработать, и однажды их противоречия привели к крупной ссоре. Своему лучшему другу Григорию Панфилову Сергей тогда написал: «Была великая распря!.. Я, конечно, не стал с ним скандалить… но сам остался в безвыходном положении. Особенно душило меня безденежье».

Общение с сыном вскоре возобновилось — в начале 1914 года Сергей получил первый гонорар за стихи, около трехсот рублей, и принес его отцу. Друг поэта Николай Сардановский вспоминал, что этим поступком он хотел доказать, что и на стихах можно хорошо заработать. Со временем Александр Есенин начал искренне гордиться талантом сына.

Александр Есенин с женой Татьяной

Вскоре после Октябрьской революции лавку Крылова, где работал Есенин-старший, закрыли, а Александр Никитич вернулся в Константиново. После города деревенская жизнь стала для него тяжелым испытанием.

«Сознавая свою неприспособленность и слабосилие, отец чувствовал себя не на своем месте и ходил всегда грустный. Целыми часами сидел он у окна, опершись на руку, и смотрел вдаль. Мать наша, прожившая почти всю жизнь в деревне, всегда занятая домашними делами, не могла понять, как можно сидеть вот так без дела и о чем-то думать. Ее раздражала задумчивость и молчаливость отца», — вспоминала об этом периоде младшая дочь Александра.

В Константинове Александр Никитич устроился в сельсовет — его избрали секретарем в комитет бедноты. Он рассказывал крестьянам о послереволюционной жизни, писал по просьбе сельчан письма и ходатайства. Однако здоровье его все ухудшалось — отец поэта страдал от астмы. Известие о гибели сына стало для Александра Никитича ударом, вскоре он практически перестал выходить из дома. Через шесть лет после смерти поэта 58-летний Александр Никитич скончался от разрыва сердца.

Алексей Иванович Гагарин

Отец первого космонавта родился в январе 1902 года в селе Клушино Гжатского уезда и был восьмым ребенком в бедной крестьянской семье. Алексей окончил только два класса церковно-приходской школы, но был любознательным и позже занимался самообразованием.

Когда в 1934 году у Алексея и Анны Гагариных родился третий ребенок, Юра, глава семьи трудился плотником в колхозе. Алексею Ивановичу всегда нравилось работать с деревом. «Я до сих пор помню желтоватую пену стружек, как бы обмывающих его крупные рабочие руки, и по запахам могу различить породы дерева — сладковатого клена, горьковатого дуба, вяжущий привкус сосны, из которых отец мастерил полезные людям вещи», — писал в книге «Дорога в космос» Гагарин. В Клушине отец космонавта брался за любую крестьянскую работу — был слесарем, пахарем, пастухом и плотником. Алексей Иванович приучал к труду и четверых детей, которые радовались, когда получалось самим поправить забор или запрячь лошадь.

Юрий и Алексей Гагарины

В семье Гагариных отец был главным — он приучал детей к дисциплине, прививал честность и порядочность, не ругал и не хвалил без причины. Юрий вспоминал, как отец с юных лет объяснял ему, что порядок нужно соблюдать всегда, в любых условиях, а не только в присутствии начальства, учил гордиться военной формой. В письмах к сыну Алексей Иванович говорил о необходимости быть настоящим человеком:

«Юрий, где бы ты ни был, помни одно: колхозники и рабочие уважают честных, мужественных и храбрых людей, каждый советский человек ненавидит и презирает трусов».

В 1941 году Алексей Гагарин вместе с семьей оказался на оккупированной фашистами территории, а вскоре после того, как село освободили, ушел в армию. Долго его служба не продлилась — из-за язвы желудка Алексей Иванович оказался в военном госпитале в Гжатске (ныне — Гагарин), где и остался служить нестроевым. Семья переехала в Гжатск и перевезла с собой из Клушина деревянный дом, который Гагарин-старший строил сам.

После войны Алексей Иванович работал комендантом в школе фабрично-заводского ученичества и столяром на заводе «Динамик», а в 1962 году вышел на пенсию. О полете сына в космос Гагарин узнал на работе — он плотничал в соседнем селе на строительстве колхозной чайной, когда за ним приехал секретарь райкома и сказал, что его Юрий стал героем — первым человеком, слетавшим в космос и вернувшимся обратно.

Юрий Гагарин

Вспоминая о поездке домой после полета, Юрий Гагарин писал: «За столом, во главе которого хлопотала мама, собрались многочисленные родственники: сестра моя, Зоя, которая по-прежнему работает медицинской сестрой… Брат Борис успел жениться, работает слесарем-ремонтником на радиозаводе. Брат Валентин — шофер на грузовике. Так наша колхозная семья стала семьей рабочей, во главе которой по-прежнему оставался строгий и справедливый отец».

Владимир Константинович Маяковский

«Отец, Владимир Константинович, лесничий; высокий, широкоплечий, с черными волосами, зачесанными набок, с черной бородой, загорелым, подвижным, выразительным лицом. Движения быстрые, решительные. Веселый, приветливый, впечатлительный», — так описывала отца Людмила Маяковская, старшая сестра поэта.

Глава семьи родился в Грузии в семье запорожских казаков. Владимир Константинович был отзывчивым и добрым человеком, обладал хорошей памятью, увлекался поэзией и любил декламировать стихи: он знал наизусть произведения Толстого, Некрасова и практически всего «Евгения Онегина». Людмила Маяковская вспоминала, что отец часто пел «Марсельезу» на французском языке: Allons, enfants de la Patrie! («Вставайте, сыны Отечества»), а дети не понимали ни слова: «Тогда он пел: “Алон зан-фан де ля по четыре” и спрашивал: “Ну, а теперь понятно?”»

Владимир Маяковский

Владимир Константинович был заботливым отцом, беспокоился об учебе детей, устраивал им праздники. День рождения сына совпал с его собственным, и отмечали этот день в семье с особым размахом — Володя специально для отца учил стихи и выступал перед гостями. Когда мальчику исполнилось семь лет, Маяковский стал брать его с собой в поездки по лесничеству, по дороге он рассказывал о жизни местных крестьян, которые всегда находили у него помощь, о лесных обитателях и своих обязанностях. Отец поэта был очень увлечен работой, которая на время разлучила его с семьей.

В 1900 году мать переехала с детьми в Кутаис — Володе нужно было готовиться к поступлению в гимназию. В дружной семье Маяковских не хватало только отца, которому из-за работы приходилось постоянно жить в Багдади. Владимир Константинович очень скучал по жене и детям, и каждый его приезд в Кутаис становился праздником. Глава семьи любил, чтобы в эти дни дети были рядом. Он старался доставить им как можно больше удовольствия, ходил со старшими в театр и на вечера, а младших баловал подарками.

Людмила и Владимир Маяковские

Владимир Константинович прослужил в багдадском лесничестве 17 лет, был в хороших отношениях с местными жителями, знал их обычаи и язык. В феврале 1906 года отца Маяковского назначили кутаисским лесничим, и теперь вся семья могла жить в городе. Однако мечта семейства так и не осуществилась: работая, отец уколол иголкой палец, образовался сильный нарыв, и в возрасте 49 лет мужчина умер. В автобиографии «Я сам» его сын Владимир написал об этом короткими предложениями, в каждом из которых отразилась его боль:

«906-й год. Умер отец. Уколол палец (сшивал бумаги). Заражение крови. С тех пор терпеть не могу булавок. Благополучие кончилось…»

Сергей Львович Пушкин

Поэт-любитель, военный и статский советник Сергей Львович был выходцем из древнего дворянского рода Пушкиных. Вместе с братом Василием он получил хорошее образование, владел французским, разбирался в поэзии и любил театр. В пять лет его записали в гвардию — военная карьера началась со службы сержантом в Измайловском полку, где он числился до 21 года. Затем последовала служба в звании капитана-поручика в Егерском полку, откуда в 1797 году он ушел в отставку, будучи майором.

Оставив военную карьеру, Пушкин переехал в Москву и поступил в Комиссариатский штат — на тот момент он уже был женат на своей троюродной племяннице Надежде Ганнибал. Сергей Львович был обеспеченным женихом, владел селами Кистенево и Болдино в Нижегородской области, да и за женой дали хорошее приданое — село Михайловское в Псковской губернии. Делами имений Пушкин не интересовался, за хозяйством следили управляющие, которые воровали у владельцев. Несмотря на то, что Сергей Львович был довольно скуп, деньги у него не задерживались — отец поэта любил жить на широкую ногу, из-за чего семье приходилось экономить. Молчаливый и нелюдимый дома, в обществе Пушкин преображался: становился веселым и общительным, устраивал представления для гостей, участвовал в играх и декламировал наизусть Мольера.

Сергей Пушкин

Воспитанием детей Сергей Львович не интересовался, наследниками занимались дядьки и няни. Со старшим сыном Александром отношения всегда были непростыми — в частности, будущий поэт часто жаловался друзьям на строгость и прижимистость отца.

Конфликт обострился в 1824 году, когда Александра сослали в Михайловское по распоряжению императора. За поэтом установили светский и церковный надзор, и представителем светской власти стал его отец. Сергей Львович следил за сыном и писал отчеты, вскрывал и читал его переписку, сообщал жандармам обо всех встречах и занятиях младшего Пушкина. Отец и сын не разговаривали несколько лет, и лишь в 1828 году Антон Дельвиг смог помирить их.

Смерть сына стала для Пушкина-старшего сильным потрясением. До конца жизни он обвинял в случившемся свою невестку Наталью. Сергей Львович забрал у вдовы имение в Михайловском и поселился там, изредка приезжая в Петербург и Москву. Последние годы жизни он провел в одиночестве — жена умерла еще до гибели Александра, а двое других детей разъехались.