Малыш Пушкин. Пять детских портретов из музеев Москвы

Малыш Пушкин. Пять детских портретов из музеев Москвы
Боря Бугаев, Саша Пушкин, Юлиан Скрябин, Карина Васильева, Сережа Соловьев и Витя Кусакин. Знакомимся с детьми, вдохновившими художников, скульпторов и фотографов.

В Международный день защиты детей рассматриваем детские портреты из собрания Музея обороны Москвы, Мемориального музея А.Н. Скрябина, Государственного музея А.С. Пушкина и Музея героев Советского Союза и России. Пять историй о детях, вдохновивших художников и фотографов, — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

Портрет Саши Пушкина

Существует множество портретов Александра Пушкина кисти отечественных и зарубежных живописцев. Художники часто изображали взрослого Александра Сергеевича, но маленький Саша оказался на полотне лишь один раз, в 1802 году.

Автор работы, французский художник Ксавье де Местр, был частым гостем в доме Пушкиных. Он давал уроки рисования сестре поэта Ольге. Ксавье увлекался не только живописью — он любил поэзию и читал свои произведения семье воспитанницы. Поговаривают, что он был одним из людей, побудивших Пушкина на сочинительство.

В коллекции Государственного музея А.С. Пушкина портрет работы Ксавье де Местра оказался в 1961 году. Это был дар Всеволода Якута, актера Московского драматического театра имени М.Н. Ермоловой, сыгравшего поэта в спектакле «Пушкин», не выходившего из репертуара театра с 1949 по 1969 год. Артисту эту картину подарила одна из зрительниц, чей прапрадед был врачом Пушкиных. Среди литературоведов долго обсуждался вопрос подлинности работы: действительно ли на ней изображен Александр Сергеевич в детстве? После многочисленных проверок оригинальность была подтверждена. Портрет кисти де Местра до сих остается единственным известным детским изображением Пушкина.

Спал в театре, проигрывал в карты, спорил с тещей: что еще Пушкин делал в Москве

Фотография Бори Бугаева

Пятилетний мальчик Боря Бугаев, запечатленный на фотографии, вырос и стал одним из самых известных поэтов Серебряного века. Не старайтесь вспомнить поэта Бориса Бугаева — прославится он не под своим именем, а под псевдонимом Андрей Белый.

Он родился в семье математика профессора Императорского московского университета Николая Бугаева. Родители будущего поэта стремились всячески развить таланты ребенка: отец культивировал в нем интерес к точным наукам, а мать занималась гуманитарной стороной образования — обучала сына чтению и музыке, рассказывала об искусстве. Мальчик долго не мог определиться с делом жизни, боясь разочаровать маму или папу. Это стало одной из причин, по которым он писал свои стихотворения под псевдонимом. Его произведения выходили в свет под разными именами — от Студента-естественника до Леонида Ледяного, пока однажды близкий друг Сергей Соловьев не предложил ему взять звучный псевдоним Андрей Белый.

Детская фотография поэта находится в экспозиции Мемориальной квартиры Андрея Белого.

Фотография Юлиана Скрябина

12 февраля 1908 года в семье Александра Скрябина и Татьяны Шлецер-Скрябиной родился мальчик, которого назвали Юлианом. Сын композитора довольно рано начал играть и сочинять музыку сам, проводя за инструментом по несколько часов в день. В 1913 году Юлиан стал ходить в школу Гнесиных. Уже тогда его талант был очевиден всем. Кроме музыки, юного гения интересовала поэзия (он сам писал стихи), а через два года Юлиан увлекся философией и архитектурой.

Следующий год принес Татьяне Шлецер-Скрябиной и детям тяжелейшее испытание: в апреле от заражения крови скончался Александр Николаевич. Смерть отца семейства поставила семью в трудное материальное положение. Кроме того, так совпало, что договор на аренду квартиры, в которой жили Скрябины, истек в день смерти композитора. На помощь вдове пришли близкие друзья, организовавшие Скрябинские общества в Петрограде и Москве и собиравшие средства на выплату арендной платы за квартиру.

Фото: Музей А.Н. Скрябина

Через два года в России началась Гражданская война, и в 1918-м Шлецер-Скрябина приняла решение увезти детей в Киев. Там 10-летний Юлиан поступил в Киевскую консерваторию. Учеба давалась легко, другие студенты ему завидовали, а преподаватели любили его. В июне 1919 года, успешно сдав экзамены, Юлиан отправился на Днепр. Там произошла трагедия: мальчик, подававший большие надежды, утонул.

Юлиан прожил всего 11 лет, но успел оставить творческое наследие, его произведения до сих пор с восхищением исполняют пианисты по всему миру. Широкая публика знает несколько прелюдий, сочиненных юным композитором.

Фото: Музей А.Н. Скрябина

Фотография сынов полка Сергея Соловьева и Виктора Кусакина

До сих пор точно неизвестно, сколько детей участвовало в боевых действиях во время Великой Отечественной войны. Среди юных героев были Сергей Соловьев и Виктор Кусакин. Их совместная фотография хранится в Государственном музее обороны Москвы.

Оба мальчика родились в подмосковном Наро-Фоминске. Когда на СССР напали немцы, Вите было 11 лет, а Сереже — 10. Во время войны мальчики потеряли родителей и решили присоединиться к красноармейцам. Сначала солдаты не поверили в искренность ребят и заподозрили в них вражеских лазутчиков. Витя и Сережа ночью ушли из лагеря, а наутро принесли немецкий пулемет, делом доказав, что они не предатели. Мальчики попали в 1-ю гвардейскую мотострелковую дивизию, которая сражалась за их родной Наро-Фоминск. Судьбы юных защитников Родины сложились по-разному: Сережа Соловьев пережил войну и после ее окончания поступил в Суворовское училище, а судьба Вити Кусакина сложилась трагически.

На войне Витя разносил листовки и занимался разведывательной деятельностью: маскировался под беспризорника и узнавал расположение военной техники врага. Во время одной из таких вылазок его заметили немецкие солдаты. Заподозрив что-то, они задержали мальчика. Витя попытался бежать, но был пойман. На все вопросы мальчик отвечал молчанием. На фотографии, которая хранится в Музее обороны Москвы, видно, что Витя прячет правую руку — она была изуродована во время допроса. Ночью юный солдат смог выбраться из сарая, где его держали. До своего полка он добирался восемь дней, последние 30 километров ему пришлось ползти.

Мальчика хотели эвакуировать, но поправившийся Витя снова оказался в строю. 17 декабря 1943 года он погиб при освобождении Белоруссии, уничтожив перед этим девятерых фашистов.

Скульптурный портрет Анатолия Ляпидевского и Карины Васильевой

«Трагедия, ставшая триумфом» — так описывают эпопею со спасением экипажа застрявшего во льдах парохода «Челюскин». События 1933–1934 годов остались в истории Советского Союза как пример мужества команды корабля и героизма пилотов-спасателей. Около 100 человек ждали своего спасения более полугода. Незадолго до того, как пароход оказался зажат льдами Чукотского моря, на борту появился очень маленький пассажир: в семье Васильевых родилась дочка Карина.

Ее мама Доротея Васильева могла не попасть на пароход «Челюскин» — судовой врач опасался брать в плавание беременную женщину. Однако на ее присутствии в команде настоял сам начальник экспедиции Отто Шмидт. Доротея родила девочку еще до того, как судно попало в ледовый плен, 31 августа 1933 года, и это стало большим событием не только для молодых родителей, но и для экипажа.

Имя новорожденной выбирали всем миром. Привычные уху советского человека имена Маша, Таня, Оля после недолгого обсуждения отвергались. Кто-то предложил назвать девочку Кариной: во время рождения ребенка «Челюскин» находился в акватории Карского моря. Имя всем понравилось, и капитан собственноручно заполнил свидетельство. В графе «место рождения» он указал координаты и написал: «Карское море, пароход “Челюскин”».

На скульптурном портрете, хранящемся в Музее героев Советского Союза и России, помимо новорожденной, изображен и один из летчиков, принимавших участие в спасении челюскинцев, — Анатолий Ляпидевский. Именно он первым заметил лагерь выживших и перевез нескольких пассажиров в безопасное место.