У самовара с Высоцким. Рассматриваем чайную коллекцию поэта

Поделиться
У самовара с Высоцким. Рассматриваем чайную коллекцию поэта
Владимир Высоцкий в Московском театре драмы и комедии на Таганке во время премьеры спектакля «Антимиры». Автор Ю. Королев. 1965 год. Главархив Москвы
Какие сорта чая предпочитал Владимир Высоцкий, как его заваривал и какой была кухня, на которой друзья поэта засиживались до утра.

В Государственном музее Владимира Высоцкого хранится множество экспонатов из его чайной коллекции: банки из-под чая, самовары и посуда. Высоцкий был большим любителем чая, коллекционировал разные сорта и даже придумал собственный способ заваривания. О чае в жизни и творчестве Высоцкого — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

Самовар из детства и чайная традиция

Когда началась война, маленькому Володе Высоцкому было три года. Отец ушел на фронт, а мальчик вместе с мамой остался в Москве. Вскоре они были эвакуированы. В селе Воронцовка Бузулукского района Чкаловской области (сейчас — Оренбургская область) они пробыли до лета 1943-го.

Вероятно, именно тогда началась любовь Высоцкого к чаю. Самовар, из которого пили чай Володя и Нина Максимовна в Воронцовке, сегодня хранится в Музее Владимира Высоцкого. Семейная традиция чаепития сохранилась на всю жизнь.

Заварочный чайник. 1970-е годы

В первой телепередаче документального цикла Эльдара Рязанова «Четыре встречи с Владимиром Высоцким» (1987) о его особенном отношении к чаю рассказывала мама. «…Он привозил чай со всех стран, где он только находился, особенно английский очень вкусный, наверно из колоний. Вкусные чаи. Он вообще любитель чая был. И как только он входил в квартиру, первое, что он говорил: “Мамочка, поставь чайничек”. И мы с ним очень часто пили чай, так, вдвоем. У нас в доме всегда чай — это был как культ. Мы любили чай...» — вспоминала Нина Максимовна.

Тульский самовар. Конец XIX века

Фамилия Владимира Высоцкого была связана с чаем задолго до его рождения. В середине XIX века была основана чайная фирма «В. Высоцкiй и Ко» — одна из крупнейших в Российской империи. Учредителем был Вульф Высоцкий — не предок Владимира Семеновича, однофамилец. Фирма торговала в основном кантонским чаем, который транспортировался по воде из китайского портового города Кантона (сейчас — Гуанчжоу). К началу XX столетия фирма начала мировую экспансию и открыла филиалы в Европе и Америке. После Октябрьской революции была национализирована и передана Центрочаю. Потомки Вульфа Высоцкого эмигрировали и открыли филиалы в разных странах мира. Сейчас фирма базируется в Израиле.  

Дефицитный товар и рецепт Высоцкого

В чайной коллекции Владимира Высоцкого встречались редкие иностранные сорта, которые в те времена достать было практически невозможно. Друзья, зная пристрастие поэта, привозили ему чаи со всех концов мира.

В 1975 году Владимир Высоцкий с супругой Мариной Влади въехал в первую и единственную собственную квартиру в доме на Малой Грузинской улице. Он был очень гостеприимным хозяином — на кухне у поэта часто собирались друзья. Посиделки затягивались до утра, и важное место на домашних вечеринках занимал чай, собственноручно заваренный Высоцким.

Банка из-под чая (1950–1980-е годы). Государственный музей Владимира Высоцкого

Об одной из них вспоминал Борис Стругацкий. Его рассказ о знакомстве с Высоцким приводит Марк Цыбульский в книге «Владимир Высоцкий в Ленинграде»: «По-моему, это было где-то в середине семидесятых, в Москве. Высоцкий пригласил нас на “Таганку” (кажется, это был “Галилей”), а после спектакля мы поехали к нему домой, где собралось человек тридцать народу, — пили чай, и Высоцкий пел. Тогда я впервые услышал “Парус”».

Банка из-под чая. Государственный музей Владимира Высоцкого

Высоцкий очень любил церемонию приготовления чая и даже изобрел фирменный рецепт: брал по щепотке из разных банок и полученную смесь заваривал в чайнике. Все полки на кухне до самого потолка были заставлены жестяными разноцветными банками. Дефицитными сортами и авторскими купажами он с удовольствием делился с друзьями.

Банка из-под чая (1950–1980-е годы). Государственный музей Владимира Высоцкого

«Очень светлая кухня с яркими полотенцами на стенах, громадной куклой на чайнике, с никелированной мойкой и несметным множеством разноцветных банок из-под чая. Сам чай. Совершенно незнакомый, неземной напиток удивительного цвета и вкуса. ОН тут же, видя мое восхищение, сообщает, что сам является большим знатоком и гурманом, покупает чай в английских магазинах, составляет дивные комбинации. В тот же миг щедро отсыпает чьей-то маме чудесной смеси в громадную банку». (Из воспоминаний Ильи Порошина, сына Валерия Янкловича, близкого друга Владимира Высоцкого.)

Банка из-под чая. Государственный музей Владимира Высоцкого

Необходимое условие

По воспоминаниям коллег, в гримерной театра и на гастролях в номере у артиста всегда стояли банки с чаем. Сценарист и драматург Эдуард Володарский (в 1969-м Высоцкий сыграл в фильме «Белый взрыв» по его сценарию) вспоминал:

«В Тбилиси на осенних гастролях в 1979 году мой номер был как раз этажом ниже под его номером. Жара, окна открыты. Он сочинял какую-то песню и полмесяца пел одни и те же строчки в разных вариациях. Время от времени зазывал к себе, заваривал чай и пел все ту же песню, каждый раз меняя или слова, или строчки, или целые куплеты». (Цитируется по книге Андрея Передрия «Владимир Высоцкий. Сто друзей и недругов».)

Банка из-под чая (1950–1980-е годы). Государственный музей Владимира Высоцкого

Понятия «райдер» в СССР, конечно, не существовало, но определенные просьбы к принимающей стороне у поэта бывали. В 1977 году Высоцкий выступал в Константиновке, через несколько лет в одной из газет были опубликованы воспоминания очевидцев: «Интересно, что Владимир Семенович, хотя и вел себя скромно и непритязательно, все же попросил сделать два одолжения: чтобы в гримерном помещении был диван, где бы он мог отдохнуть перед и между концертами, а также самовар и цейлонский чай (в то время дефицит)».

Банка из-под чая (1950–1980-е годы). Государственный музей Владимира Высоцкого

Ночная смена

Днем Высоцкий был занят на репетициях в Московском театре драмы и комедии на Таганке, а вечером играл в спектаклях. Написание песен в основном приходилось на ночь. Крепко заваренным чаем поэт разгонял усталость и сон, он никогда не работал без этого напитка. Марина Влади в книге «Владимир, или Прерванный полет» вспоминает:

«Часами ты куришь, раздраженно бросаешь скомканные шарики бумаги в корзину, литрами пьешь обжигающий чай, пощипываешь струны гитары в поисках новых аккордов, а потом сидишь неподвижно, будто зачарованный белым сиянием лампы. Вдруг раздаются самые ужасные ругательства и смех — готово, ты нашел! Иногда стоит найти лишь одну строфу — и все складывается и связывается воедино, и на рассвете, когда комната окрашивается цветом зари и я просыпаюсь, дрожа оттого, что не выспалась, ты читаешь мне, торжествуя, результаты ночной работы».

Банка из-под чая (1950–1980-е годы). Государственный музей Владимира Высоцкого

Друзья и коллеги Владимира Высоцкого отмечали, что он, обдумывая новую песню, погружался в себя и отстранялся от происходящего вокруг. В минуты озарения артист мог внезапно встать посреди ужина и пойти работать.

Чай нередко становился героем поэтических зарисовок Высоцкого:

Я пил чаек из блюдца, cо спиртиком бывал...

Мне не пришлось загнуться, и я довоевал.

(Из «Того, который не стрелял», 1973 год)

 

Нет, чтой-то екнуло — ведь части-то свои! —

Недосыпал, недоедал, пил только чай…  

Все — еду, еду регистрировать в ГАИ!..

Ах черт, «москвич» меня забрызгал, негодяй!

(Из «Песни автозавистника», 1971 год)

 

Парок над чаем тонкой змейкой извивался…

Он дул на воду, грея руки о стекло, —

Об инквизиции с почтеньем отозвался

И об опричниках — особенно тепло.

(Из «Палача», 1977 год)

 

Будут с водкою дебаты —

отвечай:

«Нет, ребяты-демократы, —

только чай!»

(Из «Инструкции перед поездкой за рубеж, или Полчаса в месткоме», 1974 год)