Алексей Немерюк: В Москве более полумиллиона свободных площадей под аренду

Алексей Немерюк: В Москве более полумиллиона свободных площадей под аренду
Фото: Официальный портал Мэра и Правительства Москвы
Руководитель Департамента торговли и услуг Алексей Немерюк — об альтернативах для предпринимателей из снесённых павильонов.

8 декабря Правительство Москвы приняло постановление о сносе 104 самовольно возведённых объектов. По 97 строениям из списка срок на добровольный демонтаж истёк 8 февраля, и их начали разбирать силами городских служб. О том, какую работу город ведёт с владельцами и арендаторами таких построек, на какую помощь им можно рассчитывать и что появится на месте снесённого самостроя, рассказал в интервью mos.ru руководитель Департамента торговли и услуг города Москвы Алексей Немерюк.

— Алексей Алексеевич, многие собственники и арендаторы жаловались, что им дали мало времени на подготовку, не все успели перед сносом вывезти вещи.

Это не так, времени хватило всем. По 222-й статье Гражданского кодекса демонтировать самострой можно не ранее чем через два месяца после уведомления. Всех собственников в декабре уведомили заказными письмами. Кроме того, возле каждого объекта стояли информационные щиты с уведомлением о том, что самострой будет снесён. Правда, владельцы павильонов их периодически ломали, пытаясь скрыть информацию от арендаторов. Иногда нам даже приходилось ставить возле щитов охранников.

В итоге 75 процентов арендаторов съехали за неделю до демонтажа. То есть знали о сносе все, но не все верили. Но собственники ТЦ «Пирамида» на Тверской, например, заранее подготовились. У них есть срок до 24 февраля, а все арендаторы уже съехали.

Но мы готовы ещё более настойчиво информировать арендаторов незаконных объектов. Возможно, будем клеить внутри павильонов плакаты

— Действительно ли город выдаёт денежную компенсацию тем, кто сносит строение сам?

Да, компенсируются затраты на демонтаж. Сумма зависит от площади. В целом можно получить до миллиона рублей.

— То есть если владельцы «Пирамиды» снесут свой торговый центр сами, они смогут получить от города до одного миллиона рублей?

— Смогут.

— И как вы думаете, они решатся на это или будут ждать сноса за счёт бюджета?

— Мы это увидим до 24 февраля.

— Те 104 объекта, которые сейчас демонтируют, — это ведь не последний снос самостроя? Планируется ли в будущем более настойчиво извещать не только собственников, но и арендаторов?

— Как я уже сказал, всех собственников снесённых объектов о демонтаже уведомили заблаговременно. Но мы готовы ещё более настойчиво информировать арендаторов незаконных объектов. Возможно, будем клеить внутри павильонов плакаты, к примеру, с такой надписью: «Ваш объект будет демонтирован. Обращайтесь в штаб по защите предпринимательства, мы подберём вам новый объект». Можно попробовать применить эту тактику.

Затраты на демонтаж компенсируются, в целом можно получить до миллиона рублей

— Когда штаб по защите бизнеса начал консультировать собственников и арендаторов снесённого самостроя?

Штаб начал работать на прошлой неделе, сразу после сноса самостроя. Он открыт при Департаменте науки, промышленной политики и предпринимательства. В него вошли специалисты всех департаментов, которые отвечают за малый бизнес, торговлю, имущество в городе.

Всем собственникам снесённого самостроя сразу же разослали письма — более 200 штук — с предложением обратиться в штаб за консультацией. Власти в индивидуальном порядке готовы переговорить с предпринимателями, рассказать об альтернативах. В штабе им могут разъяснить информацию по конкурентным процедурам, в соответствии с которыми можно начать свой бизнес, либо приобрести помещение у города, либо взять в аренду какие-то помещения. Также обратившимся расскажут, каким образом можно приобрести право строительства на земельных участках, которые город разыгрывает на аукционах.

— Что именно предлагают бизнесу?

— Вариантов много. К примеру, большое количество торговых центров в Москве сейчас готовы предоставлять свои площади в аренду. Это более полумиллиона квадратных метров.

Сейчас пришло время арендаторов, собственники помещений активно ищут нанимателей, которые бы заняли свободные площади. Параллельно существуют крупные сетевые ретейлеры, которые готовы предоставлять малому бизнесу помещения в прикассовых зонах под бытовые услуги, продажу сотовых телефонов и так далее.

60 тысяч квадратных метров свободных площадей есть у города. Их также можно взять в аренду через конкурсные процедуры.

Предприниматели из снесённых павильонов могут участвовать в городских аукционах на право торговать в киосках нового типа. Следующие торги запланированы на март. В месяц мы будем разыгрывать примерно по 150 нестационарных объектов с разным функционалом — от продажи цветов до мороженого. А в ближайшие два года появится порядка трёх тысяч таких киосков, которые город произведёт, установит, подключит к коммуникациям и предложит предпринимателям на аукционе.

Кроме того, в ближайшее время метрополитен выставит на торги порядка шести с половиной тысяч квадратных метров в подуличных пространствах.

То есть на сегодняшний день за аренду в Москве можно платить от трёх до 20 раз меньше, чем отдавали за размещение в объектах самостроя

— Многие ли обратились в штаб за информацией?

— Пока не очень. В первый же день поступило порядка 15 обращений, все интересовались арендой. Из них только шесть — обращения от предпринимателей, которые арендовали помещения в демонтированных торговых объектах. На рынке коммерческой недвижимости сейчас очень большое предложение, поэтому большого ажиотажа в отношении штаба нет.

Кроме того, в снесённых объектах располагалось много сетевых компаний, например «Л’Этуаль», «Рив Гош», которые сидели в «Пирамиде», «Шоколадница», «Сбарро», «Евросеть», «Мегафон». Им проще, так как у них большая сеть и много торговых точек. Крупные сетевые компании уже нашли для себя новые места и переехали туда. «Рив Гош», «Л’Этуаль» скоро откроются в новых точках.

— Могут ли арендаторы снять новые помещения дешевле, чем в самострое?

— Само собой. Например, «Л’Этуаль» арендовал в «Пирамиде» 519 квадратных метров за девять миллионов рублей в месяц, то есть это 210 тысяч рублей за квадратный метр в год, порядка 18 тысяч в месяц. Обычная ставка на Тверской почти в два раза ниже. Возле метро «Маяковская» можно найти элитное помещение с арендной ставкой от 10 тысяч рублей за квадратный метр. А если брать торговые центры, например галерею «Аэропорт», которая тоже находится возле метро, там квадратный метр стоит пять тысяч рублей — то есть в четыре раза меньше. А если уйти из центра, то, к примеру, в ТЦ «Рязанский» ставка аренды — одна тысяча рублей за квадратный метр в месяц.

То есть на сегодняшний день за аренду в Москве можно платить от трёх до 20 раз меньше, чем отдавали за размещение в объектах самостроя.

— А что будет с продавцами, работавшими в снесённых павильонах? Вы говорили, что поможете трудоустроиться двум с половиной тысячам уволенных продавцов.

— Нет, это количество рабочих мест могло сократиться на две с половиной тысячи. Но мы не говорим о том, что сократилось. Сетевые компании всех своих сотрудников оставили в штате, никто их не уволил. Индивидуальные предприниматели и их продавцы действительно ищут варианты трудоустройства, но в основном находят самостоятельно.

Мы предлагаем всем прийти в штаб по защите предпринимательства, готовы предложить варианты. Но интерес к штабу пока не очень велик, то есть люди справляются сами.

— Насколько критично отсутствие павильонов, которые попали под снос, для москвичей? Под снос ведь попали, к примеру, продуктовые магазинчики, предприятия бытового обслуживания?

— В большинстве случаев их исчезновение не критично. Самострой стоял в основном на городских коммуникациях в непосредственной близости от станций метро. Понятное дело, что в этих местах много альтернативы — и магазинов, и общепита, и предприятий бытового обслуживания. Территории у метро наиболее интересны с точки зрения ведения бизнеса. Поэтому нельзя говорить о том, что после сноса незаконных павильонов возник дефицит. Если будут обращения от москвичей в Департамент торговли — рассмотрим их в индивидуальном порядке.

— Может ли на месте снесённого самостроя появиться что-то более компактное, например вендинговые аппараты?

— Нет, там будет только благоустройство — возможно, лавочки, газоны и так далее. В основном незаконные павильоны стояли в зонах общественного значения. Это места с оживлённым пассажирским трафиком, где нецелесообразно ставить объекты, затрудняющие движение.