«Трамвай “Желание”». Как в Москве впервые поставили Теннесси Уильямса

«Трамвай “Желание”». Как в Москве впервые поставили Теннесси Уильямса
Вспоминаем историю легендарного спектакля Андрея Гончарова на сцене Театра имени Маяковского. «Трамвай “Желание”» не выходил из репертуара театра 24 года. Он стал одним из самых долгоиграющих спектаклей столицы.

Под занавес 1970 года — 30 декабря — в Театре имени Маяковского появился спектакль, которому было суждено в ближайшее время затмить по популярности самые громкие постановки сезона. «Трамвай “Желание”» Теннесси Уильямса в постановке Андрея Гончарова — этих двух условий для публики, спешившей в театр тем зимним вечером, было достаточно.

Страшная история и хеппи-энд

Гончаров пришел в Театр имени Маяковского в 1967 году и буквально вдохнул в него новую жизнь. «Трамвай “Желание”» стал четвертой его постановкой в этом театре — и первой постановкой Уильямса в Москве. Широкой публике имя американского драматурга уже было знакомо: о нем периодически писал журнал «Иностранная литература», а в 1967-м вышел сборник «“Стеклянный зверинец” и еще девять пьес» в переводе Владича Неделина.

Одной из этих девяти пьес стал «Трамвай “Желание”» — страстная, страшная и горькая история в духе южной готики. Сюжет впечатлил советского читателя. Одним жарким летним днем в маленький бедный городок где-то в Новом Орлеане, подарившем миру особый стиль джаза, в гости к младшей сестре Стелле приезжает Бланш Дюбуа, нервная учительница с замашками аристократки. Сестра замужем за простым работягой Стэнли Ковальски, которого любит несмотря на его загулы и их скандалы. Они начинают жить втроем, и между нервной Бланш и грубым Ковальски что-то пробегает — то ли черная кошка, то ли искра. Все кончится плохо — обреченность читается на первых же страницах пьесы, хотя Бланш и пытается сбежать от судьбы, спастись в объятиях простого парня Митчела.

Андрей Гончаров был одним из тех, кто восхищался творчеством Теннесси Уильямса. Он хотел непременно познакомить с ним отечественную публику. До него этого американского драматурга в нашей стране не ставили. В своей книге «Мои театральные пристрастия» он так описывал свое первое впечатление от пьесы:

«Когда-то в детстве я видел страшную картину: с горы на Трубной площади стремительно мчался трамвай. Отказали тормоза — и трамвай летел с угрожающей быстротой, люди на ходу прыгали из вагонов... Это детское воспоминание встало совершенно ясно в моей памяти, когда я только увидел название пьесы Т. Уильямса «Трамвай “Желание”», и потом оно стало образом спектакля… Бланш и Митчел — два человека, которые хотят выскочить из трамвая, спрыгнуть с подножки, но поздно, трамвай набрал скорость — человеческая жизнь разбита. Кошмарное детское воспоминание преследует меня всю жизнь, но точно так же всю жизнь не оставляет надежда, что те, кто сумел спрыгнуть с трамвая, остались живы».

Гончаров вынес за скобки тот факт, что дело происходит на юге США, не стал углубляться в социокультурные особенности Нового Орлеана. Но внес кое-какие свои коррективы в сюжет: если в оригинальном финале Бланш увозит вызванная Стэнли карета психиатрической больницы, то у Гончарова все заканчивалось хеппи-эндом.

Декорации сделали простые — обстановка бедной квартиры. Зато актеры на сцену вышли прекрасные. Любительницу красивой жизни Бланш играла Светлана Немоляева, ее мягкосердечную сестру — Светлана Мизери, а Стэнли Ковальски — Армен Джигарханян.

Публика — и критики, и зрители — была в восторге. Театральный критик Виталий Вульф в рецензии на спектакль писал: «Премьера в Театре имени Маяковского стала событием не только театральной, но и интеллектуальной жизни Москвы».

«Человек из Ламанчи». Вспоминаем легендарный спектакль Театра имени Маяковского

Неизменная Бланш и первый Ковальски

После постановки в Театре имени Маяковского произведения Теннесси Уильямса начали ставить и в других театрах. В 1974 году в Московском ТЮЗе вышел «Стеклянный зверинец» с Лидией Князевой в роли Аманды, в 1978-м в МХАТе впервые показали «Сладкоголосую птицу юности», несколькими годами позднее Роман Виктюк поставил там же «Татуированную розу» с Ириной Мирошниченко. В 1981-м Андрей Гончаров снова поставил в Театре имени Маяковского Уильямса — его «Кошку на раскаленной крыше» с Татьяной Дорониной.

«Трамвай “Желание”» долго ассоциировался с двумя именами: в роли Бланш Дюбуа и Стэнли Ковальски московская театральная публика не могла представить кого-то, кроме Светланы Немоляевой и Армена Джигарханяна.

Немоляева получила роль в «Трамвае “Желание”», уже будучи театральной звездой. С будущей профессией она определилась еще в школе, поступила в Высшее театральное училище имени М.С. Щепкина, а в 1959 году вошла в труппу Театра имени Маяковского, дебютировав в роли Офелии в «Гамлете».

Ее Бланш стала сенсацией — настолько Немоляева попала в образ и внешностью, и манерой игры. Это была и самая долгая роль в ее карьере — партнеры по «Трамваю “Желание”» менялись, но Бланш была единственной все 24 года существования постановки. Она так вжилась в образ женщины, которая находится на грани нервного срыва, что Гончаров не мог заменить ее другой актрисой.

Армен Джигарханян, сыгравший Стэнли, пришел в Театр имени Маяковского в 1969-м, его пригласил Андрей Гончаров. До этого актер служил в «Ленкоме». Многие зрители шли на «Трамвай “Желание”» именно из-за Джигарханяна, который успел сняться в 18 фильмах и был настоящей знаменитостью. За его спиной уже были главные роли в картинах «Здравствуй, это я!», «Операция “Трест”» и «Треугольник».

В 2016 году премьера «Трамвая “Желание”» прошла в Московском драматическом театре под руководством Армена Джигарханяна. Это была своеобразная дань пьесе, в героя которой Армен Борисович перевоплощался больше 20 лет. В этой версии роль Стэнли сыграл уже Анатолий Кот.

Высокая планка

Теннесси Уильямс написал пьесу в 1947 году, а через год получил за нее Пулитцеровскую премию и мировую славу. Еще через три года вышла экранизация «Трамвая “Желание”» с Марлоном Брандо и Вивьен Ли, снятая Элиа Казаном. Картина получила призы Венецианского кинофестиваля, «Золотой глобус», «Оскар» и многие другие премии. Одна из номинаций на «Оскар» досталась лично Уильямсу, переписавшему свою пьесу в сценарий по просьбе Казана.

Уильямс признавался: в «Трамвае “Желание”» отразились его собственные страхи. В 24 года, задолго до написания этой пьесы, у него был нервный срыв, он уволился с фабрики международной обувной компании. Ему не нравилась эта работа, он чувствовал в себе другое призвание. Впрочем, нелюбимая работа пригодилась: черты характера одного из коллег драматург вложил впоследствии в образ Стэнли.

Уильямса заметили в конце 1930-х. Его пьесы стали получать призы и гранты, много ставились в театрах. Например, «Стеклянный зверинец» показали на Бродвее. Название долго не сходило с афиш.

Но после «Трамвая “Желание”», который имел оглушительный успех, драматург боялся писать что-то еще: а вдруг не сумеет выдержать планку, вдруг остальные пьесы будут намного хуже? Опасения были напрасны: последующие произведения, в том числе «Кошка на раскаленной крыше», «Орфей спускается в ад» и «Ночь игуаны», только подтвердили прошлые достижения.

Кадр из фильма «Трамвай "Желание"». Режиссер Элиа Казан. 1951 год