Дочь Скрябина в Сопротивлении, праправнуки Пушкина на фронте. Пять историй известных семей

Дочь Скрябина в Сопротивлении, праправнуки Пушкина на фронте. Пять историй известных семей
В. Переяславец. Групповой портрет потомков А.С. Пушкина. Фрагмент. 1957 год
Пропавший без вести сын Марины Цветаевой и Сергея Эфрона, прошедшие всю войну и встретившиеся в 1945 году в Берлине братья — потомки Александра Пушкина, чудом выживший после тяжелого ранения сын Сергея Есенина. Изучаем трагические и счастливые судьбы родственников известных личностей.

Практически каждая семья хранит воспоминания о выдающихся предках. В годы Великой Отечественной войны свой вклад в победу над фашизмом старался внести каждый — на фронтах сражались плечом к плечу с простыми солдатами потомки русских классиков. Были они и среди героев, боровшихся с гитлеровской Германией на стороне стран-союзников, а также среди членов Сопротивления.

Истории из Музея А.Н. Скрябина, Музея Владимира Высоцкого, Музея С.А. Есенина, Дома-музея Марины Цветаевой и Музея обороны Москвы — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

Александр и Олег Кологривовы

Историки насчитывают 14 потомков Александра Пушкина, которые участвовали во Второй мировой войне: 10 из них воевали на стороне СССР. Среди них были братья Олег и Александр Кологривовы, праправнуки великого поэта.

Старший, Александр Всеволодович, попал на фронт прямо со скамьи Муромского училища связи. Вместе со своими товарищами он защищал Москву, когда враг подошел вплотную к ее границам. Когда гитлеровцы были отброшены, он с Красной армией продвигался на запад, освобождая Родину от захватчиков.

В феврале 1942 года Александр получил тяжелое ранение — осколок мины попал ему в ногу. Боец выбыл из строя на четыре месяца. После выписки из госпиталя он вернулся в родное училище и окончил его, а затем вновь отправился на передовую.

Младший Кологривов, Олег, во время бомбардировки Москвы летом 1941-го вместе с другими студентами тушил крыши домов, а затем ушел добровольцем на фронт. Он участвовал в прорыве блокады Ленинграда, освобождал Прибалтику и принимал участие во взятии Берлина.

Через несколько месяцев после окончания войны случилось настоящее чудо: Александр и Олег случайно встретились в Берлине. Радости братьев не было предела, ведь они не виделись четыре года.

Советский художник Владимир Переяславец, который и сам прошел войну, создал картину «Групповой портрет потомков А.С. Пушкина — участников Великой Отечественной войны». На нем изображены и братья Кологривовы: Олег — крайний слева, а Александр — справа. Сегодня этот портрет хранится в фондах Музея обороны Москвы.

Георгий Эфрон

Сын Марины Цветаевой Георгий Эфрон, Мур, как она его ласково называла, родился в 1925 году в Праге. Там в то время работал его отец Сергей Эфрон. Всего через несколько месяцев после рождения Марина Ивановна перевезла его в Париж. Мальчик рос любознательным: уже в раннем возрасте одинаково свободно владел русским и французским языками, а по вечерам с мамой учил немецкий. Семья Цветаевых-Эфронов вернулась в СССР в 1939 году.

Когда началась война, 16-летний Мур вместе с матерью отправился в эвакуацию в Елабугу. После гибели Марины Ивановны он приехал в Москву, где учился в интернате. В столице он оставался недолго — в октябре 1941 года его вновь эвакуировали, теперь уже в Ташкент. Там Мур закончил школу и после этого снова оказался в Москве. В столице он исполнил свою давнюю мечту — поступил в Литературный институт. Но окончить его Георгию Эфрону было не суждено.

Георгий Сергеевич Эфрон

Литературный институт не предоставлял своим студентам отсрочки от службы, и вскоре после первого курса он получил повестку на фронт. В фондах Дома-музея Марины Цветаевой хранится письмо, которое он отправил гражданскому мужу своей сестры Самуилу Гуревичу 8 января 1943 года.

«Ты уже знаешь по моим последним телеграммам, во-первых, о том, что я призываюсь на военную службу, во-вторых, что я мобилизован на трудовой фронт и уже десятого должен явиться на сборный пункт с вещами», — писал он.

Долгое время родным Георгия — старшей сестре Ариадне и тете Анастасии — ничего не было известно о его судьбе. Лишь в 1970-х они узнали, что в июле 1944 года сын Марины Цветаевой был тяжело ранен в бою в Белоруссии и отправлен в санчасть. После этого его следы терялись. До сих пор неизвестно ни место гибели, ни место захоронения Мура. Ему было всего 19 лет.

Письмо Георгия Эфрона

Секретер Раневской и паровозик Мура. Любимые экспонаты хранителя Дома-музея Цветаевой

Ариадна Скрябина

Во время Второй мировой войны с немецкими войсками боролись многие эмигранты, когда-то покинувшие Российскую империю и СССР. Среди них была и Ариадна Скрябина, дочь великого русского композитора Александра Скрябина, которая с 1924 года жила во Франции.

В 1940 году произошло одно из поворотных событий в ее судьбе — она вышла замуж за еврейского поэта Довида Кнута. Вскоре после этого она приняла веру своего мужа, совершив гиюр. Ариадна Александровна взяла новое имя — Сарра — и с тех пор просила всех своих близких называть ее только так. С началом войны супруги стали членами французского Сопротивления.

Ариадна Александровна Скрябина

В конце 1941 года Сарра, Довид и несколько их товарищей основали подпольную организацию, которую назвали «Потомки Давида» (позже она была переименована в «Еврейскую армию»). Постепенно число сторонников росло — к концу войны их было около двух тысяч. С увеличением организации расширялся и круг ее деятельности: от сбора гуманитарной помощи и печати листовок до диверсий против гитлеровцев. Кроме того, Сарра и ее товарищи помогали укрывать беженцев и переправлять их через границу.

Жизнь Сарры оборвалась летом 1944 года, спустя год после рождения сына Йоси. 8 июля вместе с другим членом «Еврейской армии» Раулем Леоном она вернулась на конспиративную квартиру, где их поджидала засада. Начался обыск. В какой-то момент в квартиру зашел еще один участник «Еврейской армии», Томми Бауэр. Леон попытался воспользоваться замешательством вишистских полицейских и бросил в них первую попавшуюся под руку вещь — бутылку. После этого раздалась автоматная очередь. Одна из пуль попала в сердце Сарры.

Заслуги Сарры Кнут были отмечены французским правительством — посмертно она была награждена медалью Сопротивления и Военным крестом. В 2017 году ее именем был назван один из променадов в Иерусалиме.

Дом, в котором жил Скрябин: из чего состоит мемориальный музей композитора

Константин Есенин

Сегодня Константина Есенина помнят не только как сына гениального поэта. Константин Сергеевич с юности любил футбол и стал одним из главных знатоков футбольной статистики в СССР, писал для «Советского спорта», «Футбола» и других известных спортивных изданий. Великая Отечественная война коснулась и его, но то тяжелое время он не любил вспоминать.

В июне 1941-го Константин Есенин был студентом Московского инженерно-строительного института. В ноябре того же года он принял решение идти добровольцем на фронт. В 1942 году Константин Сергеевич стал одним из тех, кто защищал жителей блокадного Ленинграда.

Константин Сергеевич Есенин

За годы войны сын поэта был ранен четыре раза — однажды его сослуживцы даже были уверены в том, что Константин погиб. Это случилось летом 1944 года, когда Есенин воевал на Карельском перешейке. В тяжелом бою погибли командир роты и его заместитель, поэтому взять командование на себя пришлось младшему лейтенанту Есенину.

Когда Константин повел бойцов в атаку, в него попала разрывная пуля. В суматохе сражения его забрала санитарка из другой части. Не найдя младшего лейтенанта на поле боя, сослуживцы сочли его погибшим. В газете «Красный Балтийский флот» даже вышла статья «У самого синего моря», в которой рассказывалось о смерти Константина Сергеевича, а его родным было отправлено извещение о гибели.

Несмотря на тяжесть ранения (пуля пробила легкое), Константин выжил. После операции на спине остался 17-сантиметровый шов. Через много лет Константин Сергеевич даже шутил: «Когда я прихожу к врачу, мне достаточно только снять рубашку, как мне сразу же выписывают бюллетень, больничный лист».

Семен Высоцкий

Среди сражавшихся с фашизмом родственников героев мемориальных музеев были не только их потомки, но и предки. Например, папа Владимира Высоцкого. «На братских могилах», «Высота», «Разведка боем» — за свою жизнь Владимир Высоцкий написал много проникновенных песен о Великой Отечественной войне. Хотя в 1941 году ему было всего три года, ветераны отмечали, что в своих стихах Высоцкий точно передал солдатскую правду. О войне ему рассказывал отец-фронтовик Семен Владимирович.

В юности Семен Высоцкий выбрал карьеру военного. Во время учебы в Политехническом техникуме связи он прошел вневойсковой курс военной подготовки и получил звание младшего лейтенанта. Его армейская служба началась еще до нападения гитлеровцев на СССР.

Семен Владимирович Высоцкий

В марте 1941-го вся семья провожала Семена Владимировича, отправлявшегося в гарнизон с Киевского вокзала столицы. Маленький Володя порывался поехать вместе с папой — никак не хотел его никуда отпускать. Будущего поэта даже пустили в поезд и разрешили ему подождать вместе с отцом отправления. Выйти из вагона Володю уговорили хитростью: сказали, что есть немного времени погулять. Как только он сошел на перрон, поезд тронулся.

«И вдруг я смотрю — и он уже машет платком мне… А обратно меня нес муж Гиси Моисеевны, дядя Яша, на руках, потому что я был в совершенной растерянности и молчал, что меня так обманули: я уже с отцом ехал… и вдруг они меня не взяли», — через много лет вспоминал Владимир Семенович.

Семен Владимирович встретил войну в Идрице, небольшом городе на западе СССР, где располагался его гарнизон. Боевые действия забрасывали отца поэта в разные уголки страны — он участвовал в обороне Москвы, освобождал Львов, Донбасс, брал Прагу и Берлин. Войну Семен Высоцкий закончил в звании майора.

Место встречи изменить нельзя: гид по московским адресам Владимира Высоцкого