Московский университет: подробности великих биографий

Московский университет: подробности великих биографий
За 290 лет из стен Московского университета вышло множество великих людей, оставивших значительный след в истории мировой культуры и науки. Mos.ru вместе с Главным архивным управлением Москвы рассказывает о том, какими они были в молодые годы.

«Маленькие факты о больших людях» — так можно было бы назвать наше исследование. О многих выпускниках МГУ, их жизни, творчестве, достижениях написано огромное количество книг.

Однако некоторые детали их студенческого быта отражены только в документах. За обычными справками порой кроются надежды и переживания, стремления и помыслы, а также желание несмотря ни на что получить образование и стать тем, кем хочешь быть...

Аттестат и свидетельство о благонадёжности

Для начала коротко расскажем о документах, которые были необходимы для поступления в университет. Вот они: аттестат зрелости, метрическое свидетельство, свидетельство о приписке к призывному участку города Москвы и фотография с собственноручной подписью.

Также абитуриенты давали подписку о том, что за всё время пребывания в учебном заведении обязуются подчиняться его правилам и постановлениям.

Каждый студент получал специальный билет, разрешающий проживать в Москве: его надо было в обязательном порядке предъявить местному полицейскому начальству.

Ну а для поступления абитуриент должен был представить свидетельство о благонадёжности. А иначе никак!

Посмотрим на личные дела: Немирович-Данченко

Великий педагог, драматург и театральный деятель Владимир Иванович Немирович-Данченко поступил в Императорский Московский университет на физико-математический факультет в 1876 году, сразу после окончания тифлисской гимназии. К слову сказать, в этой гимназии училось немало знаменитых впоследствии людей. Среди них выдающийся русский государственный деятель С.Ю. Витте и поэт Николай Гумилёв.

Гимназию Владимир Немирович-Данченко окончил с серебряной медалью. К аттестату зрелости прилагалось свидетельство ректора тифлисской гимназии. Ректор писал о высочайшем поведении выпускника и давал своё ручательство в его благонадёжности в случае поступления в высшее учебное заведение.

На втором курсе Владимир Иванович сильно заболел и уехал домой в Тифлис, где по рекомендации доктора лечился кавказскими минеральными водами.

По возвращении в Москву осенью 1878 года продолжил лечение на дому. Из-за болезни Немирович-Данченко, к тому времени студент уже третьего курса, пропустил много лекций, сильно отстал и вынужден был просить оставить его на второй год.

В ноябре 1881 года Владимир Немирович-Данченко был уволен из университета, о чём говорит свидетельство за подписью ректораТихонравова. Формулировка следующая: «Так как он, Немирович-Данченко, полного курса наук не окончил, то права, высочайше дарованные студентам, окончившим курс университетского учения, на него не распространяются».

А если бы он благополучно окончил университет? Как тогда повернулась бы его жизнь?

Склифосовский и Одесский приказ

Николай Васильевич Склифосовский среднее образование получил во 2-й одесской гимназии. Поступать на медицинский факультет Московского университета он поехал с медалью за успехи в учёбе и денежной суммой в размере 128 рублей 47 с половиной копеек серебром, щедро выделенной ему на обучение Одесским приказом общественного призрения. Он был принят и «помещен на жительство в Университет» в ноябре 1854 года.

Одесский приказ и дальше оплачивал расходы Склифосовского. И не только обучение и содержание. Каждый год выделялось 18 рублей 50 копеек на «случай поступления его в студенческую больницу».

Но переводы из Одессы порой приходили несвоевременно. В 1858 и 1859 годах Склифосовский вынужден был несколько раз просить ректора о выдаче ему денежных средств.

«Не получая в течение текущего года следуемого мне содержания, покорнейше прошу Ваше Превосходительство сделать распоряжение о выдаче мне содержания, заимообразно впредь до получения стипендии из Одесского Приказа».

Блестяще окончив курс, Склифосовский вернулся в Одессу. Деньги на переезд из Москвы ему снова пришлось просить у ректора университета — «заимообразно».

Долги выдающийся хирург вернул сторицей…

Слабонервный Кандинский

Василий Васильевич Кандинский карьеру художника начал достаточно поздно. Он благополучно окончил гимназию в Одессе, получил хорошее художественное и музыкальное образование. Отец его, Василий Сильвестрович Кандинский, являлся потомственным почётным гражданином. Василию-младшему прочили карьеру юриста, и юноша поступил в Московский университет.

Правда, по состоянию здоровья ему пришлось в 1889 году прервать учебу. Приват-доцент Московского университета поставил студенту Кандинскому следующий диагноз: «Страдающий сильно выраженной общей слабонервностью».

Кандинский попросил отпуск, и ему пошли навстречу. «Нуждается в абсолютном месячном отдыхе и морских купаниях в одном из прибрежных городов Западной Европы» — таков был вердикт доктора. Инспектор студентов выдал Василию свидетельство на получение загранпаспорта.

В августе 1887 года Кандинский каким-то образом потерял свидетельство на жительство, выдаваемое университетом. Проживал он в то время на Малой Дмитровке в доме Журавлёва. Копия свидетельства была сделана.

В 1892 году Василий Кандинский, будущий основоположник абстракционизма в живописи, окончил юридический факультет Московского университета с дипломом первой степени. Неисповедимы пути гениев…

Женитьба Мейерхольда

Карл Казимир Теодор Мейергольд, известный всем как Всеволод Мейерхольд, поступил в университет в 1895 году — на юридический факультет. Но уже через год, в 1896 году, обратился к ректору с просьбой перевести его на отделение естественных наук — «не имея призвания к юридическим наукам».

При этом Мейерхольд на время оставлял университет, так как не располагал «…такими средствами, чтобы платить за слушание лекций, не имея в виду в данном случае никакой цели».

В аттестате зрелости, выданном Мейерхольду пензенской гимназией, среди сплошных трояков стояла одна-единственная пятерка — по немецкому языку, что, впрочем, совсем не удивительно: мальчик рос в немецкой лютеранской семье.

В 1895 году, достигнув совершеннолетия, он принял православие и имя Всеволод, о чём уведомил ректора и попросил выдать ему метрики для отметки о совершении крещения.

12 февраля 1896 года Мейерхольд обратился в ректорат университета с просьбой о выдаче справки о том, «…что ко вступлению моему в брак с девицей Ольгой Михайловной Мунт со стороны начальства моего препятствий не имеется». «Начальство» не возражало и выдало соответствующий документ.

С Ольгой Михайловной Мунт Всеволод Мейерхольд прожил 25 лет. А вот университет вскоре оставил и перешёл на второй курс Музыкально-драматического училища Московского филармонического общества — в класс Владимира Ивановича Немировича-Данченко…

Евгений Щварц: под судом и следствием не состоял

У Евгения Львовича Шварца, драматурга, прозаика и сценариста, при поступлении в Московский университет возникли серьёзные сложности. В 1914 году был утерян очень важный документ — свидетельство о благонадёжности. И хотя все остальные документы имелись, Евгения Львовича «завернули».

Шварц повторно подал прошение. Вскоре свидетельство, выданное канцелярией начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска, нашлось. Там было указано: «…Поведения и нравственных качеств хороших, под судом и следствием не состоял и не состоит и в политической неблагонадёжности замечен не был». Евгений, почти уже отчаявшийся, благополучно поступил на юридический факультет.

Диплом он так и не получил, но два года в университете прошли не зря. Ведь, как он сам потом написал, «иногда лучше потратить немножко времени, чтобы потом его сберечь» («Сказка о потерянном времени»).

Несостоявшийся юрист Борис Пастернак

Борис Пастернак был сыном художника, преподавателя, академика живописи Леонида Осиповича Пастернака. В архиве сохранилось свидетельство, дающее Леониду Осиповичу право «беспрепятственного рисования и снятия фотографическим способом живописных этюдов с натуры». Выдано данное свидетельство было художественным училищем, где и преподавал отец Бориса. Вот бы сейчас выдавать такие свидетельства различным «селфистам»!

Борис окончил московскую гимназию с золотой медалью в 1908 году. В этом же году он поступил в университет на юридический факультет, но чуть позже попросил перевести его на историко-филологический.

В 1913 году Борис Пастернак получил диплом первой степени, имея по всем предметам оценку «весьма удовлетворительно», что совсем неплохо.

А высочайшую оценку его творчеству уже позже дали читатели.

Драматические способности Евгения Вахтангова

Евгений Багратионович Вахтангов, выдающийся режиссёр, педагог и основатель театрального направления фантастического реализма, родился во Владикавказе и обучался во владикавказской классической гимназии.

Прошение о поступлении в университет Вахтангова полно драматизма. Вот выдержка из него:

«Ещё на гимназической скамье я мечтал изучать естественные науки, ещё тогда я мечтал поступить на естественный факультет. Но отец, вопреки моим желаниям, захотел, чтобы я держал экзамен в специальное учебное заведение».

Отец Евгения, табачный фабрикант, купец, судя по тексту прошения, не очень-то хотел отправлять сына изучать неизвестно что, а имел на него конкретные планы как на преемника семейного бизнеса.

«Мне страшно моё положение: с одной стороны желание учиться, с другой — угрозы отца, торговое дело, которое совсем не по духу мне. Итак, если я не поступлю в Московский Университет, я потеряю всякую надежду получить образование, потеряю всё будущее моё, я принуждён буду заглушить своё желание учиться, свои думы посвятить себя естественным наукам».

Сколько в этом тексте душевных переживаний и терзаний бедного юноши!

«Если я, Ваше Превосходительство, решил побеспокоить Вас своей просьбой, то только потому, что никто больше не может помочь мне выйти из моего тяжёлого положения, потому что от Вас зависит моё настоящее и будущее».

Это было не прошение, это была готовая пьеса. Не откликнуться на него мог только человек с абсолютно зачерствевшим сердцем. И хотя в аттестате зрелости у Вахтангова оценки были, скажем так, средненькие, а в характеристике стояла тройка за поведение (курение, «непочтительное объяснение с учителем немецкого языка» и «прогулки по панели бульвара, вопреки запрещению»), его взяли на отделение естественных наук физико-математического факультета.

Владикавказская управа выдала удостоверение, что не препятствует поступлению юного Вахтангова в высшее учебное заведение. Врата открылись!

Но, видно, не те. Потому что в 1905 году, на втором курсе, Евгений Вахтангов попросил зачислить его в число слушателей уже юридического факультета.

Фактически порвав с семьёй, студент Вахтангов остался без средств к существованию.

И вот в том же 1905 году за неуплату взноса в размере 25 рублей его отчислили из университета. Евгений с присущим ему драматизмом обратился с прошением к ректору об оплате учёбы из благотворительных фондов — и был восстановлен.

Спустя несколько лет снова неуплата. Вахтангов, правда, изыскал необходимые средства и хотел их внести, о чём и известил ректорат, но было уже поздно. Евгений Багратионович выбыл из университета с формулировкой «как не внесший плату в пользу Университета в весеннем полугодии».

Так и ушёл неугомонный Вахтангов из мира юриспруденции — прямиком в историю театра.

Удивительно, но даже тем студентам, которые недоучились, были исключены из-за неуспеваемости, по болезни или иным причинам, Московский университет дал старт в творческую жизнь.