Загадки «Принцессы Турандот». Вспоминаем главный спектакль Евгения Вахтангова

Загадки «Принцессы Турандот». Вспоминаем главный спектакль Евгения Вахтангова
Анна Орочко в роли Адельмы в спектакле «Принцесса Турандот». 1922 год
О том, как итальянская комедийная пьеса XVIII века на сцене московского театра стала самым прогрессивным художественным высказыванием 1922 года.

«Принцесса Турандот» по сказке Карло Гоцци стала последним спектаклем Евгения Вахтангова и одним из самых ярких событий культурной жизни Москвы 1922 года. Постановка была сделана на манер площадной комедии дель арте. Такого советская публика еще не видела. Рукоплескал на премьере в Третьей студии МХАТ, позже ставшей Театром Вахтангова, сам Константин Станиславский.

Этот спектакль разделил русский театр на до и после: его отголоски позже будут звучать в работах многих режиссеров и драматургов. Из тональности вахтанговской «Принцессы Турандот» выросли пьесы Евгения Шварца — «Дракон», «Золушка», «Тень». А легендарный советский режиссер Георгий Товстоногов, посмотрев однажды спектакль, назвал Евгения Вахтангова, к тому времени уже покойного, своим учителем.

От комедии до трагедии

Турандот, дочь китайского императора, не желает выходить замуж. Она развлекается тем, что велит казнить незадачливых женихов, которые не проходят проверку. Она загадывает им три сложные загадки, кто не угадает — может прощаться с жизнью. Однажды в городе появляется находчивый принц Калаф, которому удается растопить сердце жестокой красавицы. Театральную сказку «Турандот», в которой ужасное соединяется со смешным, Карло Гоцци написал в 1762 году. Пьеса, созданная в простом стиле комедии дель арте, стала важным ходом его борьбы с буржуазным реалистическим театром Карло Гольдони и Пьетро Кьяри. Как позже записал в своих воспоминаниях Гоцци, вскоре после венецианской премьеры «Турандот» враги потеряли былую популярность в Италии. Гольдони в поисках лучшей доли переместился в Париж, а Кьяри и вовсе перестал писать.

Фонтан «Принцесса Турандот» перед зданием Театра имени Евгения Вахтангова

Немецкий поэт и драматург Фридрих Шиллер спустя полвека сделал из «Турандот» драму. Его версией вдохновился композитор Джакомо Пуччини, создавший трагическую оперу «Турандот». Он работал над ней последние четыре года своей жизни, но закончить так и не успел: его друг и коллега Франко Альфано дописал за него последний дуэт Турандот с Калафом и заключительную сцену III акта. Премьера состоялась в апреле 1926 года.

В халате и с юмором

Самой яркой постановкой «Турандот» на русской сцене стал спектакль Евгения Вахтангова. Спектакль на очень долгое время стал символом театра — на нашумевшую «Принцессу Турандот» идут, например, герои «Двух капитанов» Вениамина Каверина. Писатель даже не называет театр, в который отправляет своих персонажей: нет нужды. Даже в 1945 году, когда вышел роман, читатель-театрал понимал, о чем речь.

Однако история постановки с самого начала была сопряжена с серьезными трудностями.

Во-первых, работал над «Принцессой Турандот» Вахтангов очень больным: у него обострилась давняя язва. Постепенно он перестал вставать с постели, делая исключение лишь для репетиций. На генеральном прогоне ему было так нехорошо, что он не стал снимать с себя шубу, а голову обвязал мокрым полотенцем. Константин Станиславский после одной из первых репетиций, зная о болезни своего любимого ученика, сказал ему: «Вы можете засыпать победителем». Евгений Вахтангов не дожил до премьеры своего главного спектакля несколько недель.

Константин Станиславский. 1936 год. Главархив Москвы

Во-вторых, непросто дался режиссеру поиск формы спектакля. Изначально Вахтангов хотел поставить пьесу Фридриха Шиллера. Стали репетировать отдельные отрывки — и они решительно не понравились режиссеру: «Все не то!» Дошло даже до того, что он заявил, что ставить пьесу передумал. Актеры — в растерянности, Вахтангов — в отчаянии. Как сыграть всерьез пьесу, созданную на основе легкой полушутливой сказки, он не представлял. Однако над материалом нужно было работать, потому что замены не было.

Идея возникла словно яркая вспышка: спектакль нужно ставить в духе веселой комедии дель арте — итальянского народного театра, построенного на импровизации площадных представлений с масками, предшественника пантомимы и стендапа, появившегося в середине XVI века. Про пьесу Шиллера Вахтангов тут же забыл. Сразу же приступили к репетициям.

Сюжет — дело второстепенное, главное — подача. Артисты перевоплотились не в героев сказки, а в актеров театральной труппы, разыгрывающих свой спектакль про Турандот. Вахтангов разрешил им импровизировать прямо на сцене. Они могли высказывать свое мнение и комментировать действия коварной принцессы, которая загадывала хитроумные загадки, чтобы казнить потенциальных женихов. Да и зрителям тоже не возбранялось выкрикнуть с места — у актеров всегда находилась парочка остроумных реплик в ответ.

В своих героев артисты превращались прямо на глазах у публики, надевая какой-нибудь роскошный расшитый халат поверх современного костюма, — в лучших традициях дель арте. В диалогах персонажи обсуждали не только действие на сцене, но и актуальную повестку — все, что происходило на тот момент в стране. Это было прогрессивно: Вахтангов был уверен, что после 1917 года искусство, театральное в том числе, не может оставаться прежним, элитарным, оторванным от реальной жизни. Декорации были самые простые — тоже одновременно оммаж старинным уличным постановкам и дань новой эстетике. Привычные бытовые предметы, правильный свет и драпировка — вот и готов сказочный город.

С особым подходом

В постановке были заняты лучшие ученики Вахтангова. Роль капризной принцессы исполнила Цецилия Мансурова, а принца Калафа, безнадежно влюбленного в нее, — Юрий Завадский. Также были задействованы Осип Басов, Борис Захава, Борис Щукин, Рубен Симонов, Анна Орочко, Иван Кудрявцев. Многие из них тогда только начинали свою карьеру, а впоследствии получили звания народных артистов СССР.

Их неопытность режиссера не пугала, скорее, подстегивала — ему было очень интересно, что из всего этого выйдет. Для спектакля они прошли специальную подготовку. Приглашенные преподаватели занимались с ними речью, декламацией, пением, постановкой голоса. Комедия дель арте требовала особого подхода, гротескного поведения.

Вахтангов решил сделать характеры персонажей ярче, добавив одну интересную деталь. По сюжету явно прослеживается соперничество Турандот и ее невольницы Адельмы за внимание принца Калафа, и Вахтангов подсказал, что эти же чувства могут испытывать и актрисы, изображающие их. Правда, этот прием со временем исчез из спектакля.

Постановка пережила несколько редакций с новыми актерскими составами. В 1963 году ее возобновил когда-то игравший в спектакле Вахтангова Рубен Симонов — с Василием Лановым и Юлией Борисовой в главных ролях. В 1991-м новую версию «Принцессы Турандот» создал Гарий Черняховский. Художественный совет приостановил спектакль в 2006 году.

«Фантастический реализм» Евгения Вахтангова

Вахтангов был убежден, что каждая пьеса требует собственной формы театрального воплощения и задача режиссера — найти ее. Этот принцип сложился благодаря его работе с Константином Станиславским.

В 1911 году Вахтангов поступил в Школу драмы Александра Адашева. После ее окончания он попал в труппу Московского художественного театра. Талантливого актера заметил сам Станиславский, который какое-то время наблюдал за ним. А потом, когда Константину Сергеевичу понадобился помощник, чтобы тот мог вести практические занятия по методике актерского мастерства в Первой студии МХТ, первым претендентом стал Вахтангов. Тот согласился, не раздумывая.

Однако потом Евгений начал сомневаться в методах Станиславского. Снова и снова он задавался вопросом: не слишком ли Константин Сергеевич ограничивает актеров на сцене? Безусловно, актер — главный в спектакле, но необходимо, считал Вахтангов, отделить его от того образа, который он исполняет. Так постепенно у Вахтангова сформировалось собственное понимание театра, и сформулировал он его коротко — фантастический реализм. Однако заслуг Станиславского в своем становлении он ничуть не умалял и всегда называл его своим учителем. Можно сказать, что учение Константина Сергеевича стало тем камнем, на котором Вахтангов выстроил собственный театр.

Долгое время «Принцесса Турандот» была больше, чем просто визитной карточкой театра — постановка стала символом театральной школы Вахтангова. В память о спектакле около театра установлен фонтан «Принцесса Турандот», созданный скульптором Александром Бургановым.