Пушкин на коньках, Булгаков на лыжах. Спортивные истории из музеев

Пушкин на коньках, Булгаков на лыжах. Спортивные истории из музеев
И. Шаймарданов. Прощальный круг
Почему Гагарину запретили играть в хоккей, как закаливание помогало Паустовскому работать, какую роль сыграли лыжи в отношениях Булгакова и его третьей жены и как лицеист Пушкин шалил на катке. Шесть московских музеев рассказывают о спорте в жизни и творчестве знаменитых личностей.

Истории Государственного музея А.С. Пушкина, Дома-музея Марины Цветаевой, Музея космонавтики, Музея М.А. Булгакова, Музея К.Г. Паустовского и Государственного музея Владимира Высоцкого — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

Александр Пушкин. Коньки в лицее

Долгое время на коньках в России катался только простой люд — знать не считала эту зимнюю забаву достойным занятием. Справедливость в этом вопросе установил Петр I. Вернувшись из Нидерландов, где на коньках катались представители всех слоев населения, молодой государь ввел новую моду среди русских дворян. После смерти Петра катание на коньках, как и многие другие нововведения, немного утратило популярность, но в XIX веке вернулось в моду. Одним из самых известных любителей выписывать восьмерки на льду был Александр Пушкин. Любимую забаву он увековечил в стихотворении «Осень»:

Как весело, обув железом острым ноги,

Скользить по зеркалу стоячих, ровных рек!

В. Тропинин. Александр Сергеевич Пушкин. 1827 год

Первые сведения об увлечении поэта коньками приходятся на лицейский период жизни. Его однокурсник и близкий друг Иван Пущин в книге «Записки о Пушкине» вспоминал: «Зимой для развлечения ездили на нескольких тройках за город завтракать или пить чай в праздничные дни; в саду, за прудом, катались с гор и на коньках».

На катке часто проявлялся веселый и задиристый нрав конькобежца: он любил пугать знакомых, разогнавшись и на большой скорости промчавшись по ледяной глади мимо них. Был у выездов на каток и романтический подтекст: они давали юному Пушкину редкую возможность увидеть Екатерину Бакунину — первую большую любовь, которой он посвятил цикл лирических стихотворений.

Михаил Булгаков. Свидание на лыжах

Автор «Мастера и Маргариты» и «Собачьего сердца» обожал спорт. Летом — теннис и крокет, зимой — лыжи. Кататься любил и в одиночку, и в компании. Очень часто вместе с молодыми актерами МХАТа он выбирался в Сокольники на лыжные прогулки. О том, как писатель управлялся с лыжами, вспоминал в книге «О времени, о Булгакове и о себе» его друг, кинодраматург Сергей Ермолинский:

«Михаил Афанасьевич бегал на лыжах лучше меня. Скатываясь с горки чуть покруче, я не мог удержаться, лыжи разъезжались, и я валился на бок. Это обязательно происходило, когда мы, возвращаясь, съезжали с Нескучного или с Воробьевых на реку. Тут спуск крут, и я летел вниз, теряя палки. Но однажды, когда сгустились сумерки и в синеве тумана не видно было реки внизу, я вдруг покатился, чуть присев, и хотя чувствовал, что несусь быстро, в лицо бьет ветер и, кажется, уже чересчур долго несусь, но не падаю. Вылетел на реку, не упал, завернул и не без лихости притормозил. Булгаков стоял неподалеку и кричал мне, смеясь:

— Оглянись, погляди, горка-то какая!

Я оглянулся. Снизу, с реки, косогор, с которого я съехал, открылся мне: как это я не упал?

— Молодец! — воскликнул Булгаков. — А почему? Да потому, что не боялся. Не видел, какая горка, и не боялся. Главное, Сергей, не бояться. Вот как, брат».

Михаил Булгаков на лыжной прогулке с актерами МХАТа (писатель пятый слева в верхнем ряду). Музей М.А. Булгакова

Лыжи сыграли роль в знакомстве Булгакова с Еленой Шиловской, его третьей женой. Будущие супруги впервые встретились у общих знакомых на праздновании Масленицы. Они очень понравились друг другу, и в тот же вечер Михаил Афанасьевич пригласил новую знакомую прокатиться с ним на лыжах.

В феврале 1961 года, уже после смерти мужа, Елена Сергеевна вспоминала начало их отношений в письме к брату:

«Тут же мы условились идти на следующий день на лыжах. И пошло. После лыж — генеральная “Блокады”, после этого — актерский клуб, где он играл с Маяковским на биллиарде… Словом, мы встречались каждый день и, наконец, я взмолилась и сказала, что никуда не пойду, хочу выспаться, и чтобы Миша не звонил мне сегодня. И легла рано, чуть ли не в девять часов. Ночью (было около трех, как оказалось потом) Оленька, которая всего этого не одобряла, конечно, разбудила меня: иди, тебя твой Булгаков зовет к телефону».

Юрий Гагарин. Хоккей в Звездном городке

Главная награда отечественного хоккея — Кубок Гагарина — не зря носит имя первого космонавта: он регулярно выходил на лед с клюшкой, дружил с хоккеистами. Именно Юрий Гагарин выступил инициатором создания хоккейной команды Звездного городка и стал ее капитаном.

Экипировщиком новой команды выступил московский ЦСКА, за который много лет болел Гагарин. Хоккейный клуб предоставил космонавтам красные свитеры, на которые Юрий Алексеевич нанес придуманное им же название космической дружины — «Наши».

Юрий Гагарин в составе команды «Наши» (Юрий Гагарин шестой слева в верхнем ряду). Мемориальный музей космонавтики

Гагарин выступал на позиции нападающего. Конечно, как человек, привыкший быть первым, он любил прорваться к воротам соперника и завершить атаку самостоятельно, но с тем, чтобы отдать шайбу партнеру, у него проблем не возникало. Товарищи по команде вспоминали: Гагарин не отличался филигранной техникой проката или владения шайбой, но был настоящим лидером команды как на площадке, так и в раздевалке.

После нескольких матчей космонавты так сильно увлеклись игрой, что это стало мешать их работе — многие в пылу борьбы рисковали получить серьезные повреждения. Последней каплей для руководства Звездного городка стал матч, в котором после мощного броска Гагарина шайба угодила точно в щеку его коллеге Анатолию Филипченко, оставив глубокое рассечение. Несмотря на все уговоры и авторитет Юрия Алексеевича, хоккейную команду решили расформировать.

Константин Паустовский. Зарядка, закаливание и лыжные прогулки

В детстве Константин Паустовский часто бывал на катке. Одним из самых ярких и запоминающихся подарков, которые он получал от своих родителей, были коньки «Галифакс». Радости не было предела — на рубеже веков коньки этой фирмы считались лучшими.

В зрелом возрасте у Паустовского складывались достаточно сложные отношения со спортом. Массовые спортивные мероприятия он не любил — его пугала толпа, которую он считал опасным явлением. Однако совершенно по-другому писатель относился к «спорту для себя».

Во время работы в РОСТА Константин Георгиевич увлекся зарядкой и закаливанием. В 1923 году в письме своему коллеге, журналисту Александру Гюль-Назарьянцу, Паустовский писал:

«Три раза в день я обливаюсь холодной водой, сплю при открытых настежь окнах, под одной простыней, без белья, вот уже месяц я не надевал фуражки и пальто, и очень посвежел, окреп, помолодел. Все, кто видел меня раньше, поражены этим. И вместе с тем, я по ночам много работаю, мало сплю».

Константин Паустовский вместе с сотрудниками РОСТА на лыжной прогулке. 1930-е годы. Музей К.Г. Паустовского

Такой график позволил Константину Георгиевичу за несколько лет написать десятки рассказов и повестей. Помимо закаливания и зарядки у Паустовского было и другое увлечение, помогавшее поддерживать хорошую физическую форму, — длительные лыжные прогулки.

В лыжные походы Паустовский чаще всего отправлялся с женой и самыми близкими друзьями. Путь обычно начинался ранним утром, а заканчивался уже затемно. «Я много работаю, отдыхаю только на лыжах. На лыжах ходим каждый праздник очень далеко, по 15–20 верст», — рассказывал он в письме матери.

Владимир Высоцкий. Советские любители против канадских профессионалов

Владимир Высоцкий любил спорт и посвятил ему десятки песен. Он пел о гимнастике, футболе, прыжках в длину и о хоккее, ставшем особенно популярным у жителей СССР в 1960-е годы. У поэта было много друзей из разных хоккейных клубов, поэтому по-настоящему он болел лишь за сборную Советского Союза. Свои впечатления от одного из решающих матчей с участием сборной он описал в песне «Профессионалы».

В 1967 году в Австрии проходил очередной чемпионат мира по хоккею. В соревнованиях могли принимать участие только спортсмены-любители. Много лет подряд на чемпионатах доминировала сборная Канады, но после 1961 года, завоевав чемпионский титул, начала сдавать позиции. В 1967 году руководство канадской Федерации хоккея признало, что уровень спортсменов из СССР, Чехословакии и других стран значительно вырос, и включило в заявку своей команды нескольких бывших профессионалов. Советские хоккеисты особенно ждали встречи с канадцами.

В.С. Высоцкий в Московском театре драмы и комедии на Таганке во время премьеры спектакля «Антимиры». Автор Ю. Д. Королёв. 1965 год. Главархив Москвы

Долгожданный матч прошел в упорной борьбе и завершился со счетом 2:1 в пользу СССР. Лидером канадской сборной был Карл Брюэр — трехкратный обладатель Кубка Стэнли. Одним из самых ярких эпизодов той встречи стал силовой прием, который против Брюэра применил советский нападающий Вячеслав Старшинов. После их столкновения канадец, считавшийся мастером силовой борьбы, остался лежать на льду. Этому эпизоду посвящены строки Высоцкого:

Профессионалы

В своем Монреале

Пускай разбивают друг другу носы, —

Но их представитель

(хотите — спросите!)

Недавно заклеен был в две полосы.

Сперва распластан,

А после — пластырь...

Марина Цветаева. Вдохновение на катке

В эссе «Поэт-альпинист» Марина Цветаева рассказала о своем отношении к спорту. «Каждый профессиональный спортсмен — вор, и я удивляюсь рабочему человеку, который не видит, что пот, проливаемый спортсменом — впустую! — жестокое издевательство над его труженическим потом. “Здоровый дух в здоровом теле”. Но если в теле вообще больше нет души, если она выбита из тела футбольными мячами? Если в голове вместо мыслей одни состязания?», — писала она.

Впрочем, сама Марина Ивановна не пренебрегала спортом — с сестрой Анастасией они с детства катались на коньках. Любимым местом сестер был каток на Патриарших прудах, который в конце XIX века стал одним из самых популярных мест для зимнего отдыха москвичей. Именно на этом катке Анастасия познакомилась со своим будущим мужем Борисом Трухачевым. Этой встрече Марина Цветаева посвятила стихотворение «Конькобежцы»:

Все удается, все фигуры!

Ах, эта музыка и лед!

И как легко ее ведет

Ее товарищ белокурый.

Коньки Анастасии Ивановны Цветаевой