Утопия Дэвида Аджайе и кривые Захи Хадид: архитектура будущего в Москве

Утопия Дэвида Аджайе и кривые Захи Хадид: архитектура будущего в Москве
Рассказываем о четырех знаковых проектах, созданных зарубежными архитекторами с мировыми именами.

Москва меняется и, отвечая на вызовы времени, становится настоящим городом будущего. Это связано не только с развитием транспортной инфраструктуры, благоустройством общественных пространств, но и с трансформацией внешнего облика. В Москве сохраняют объекты культурно-исторического наследия и создают при этом новые архитектурные доминанты. Среди них, например, парящий мост в парке «Зарядье».

В последние годы многие знаменитые архитекторы реализовывали свои проекты именно в Москве. В Южнопортовом районе можно увидеть здание по проекту Захи Хадид — королевы кривой, как ее называли при жизни. А кампус бизнес-школы «Сколково» создан еще одним звездным архитектором — Дэвидом Аджайе, вдохновлявшимся супрематическими работами Казимира Малевича. Mos.ru рассказывает, кто, где и когда построил или реконструировал здания, которые обязательно нужно увидеть.

Что: Dominion Tower

Кто: Заха Хадид

Когда: 2008–2015

Где: Шарикоподшипниковская улица, дом 5, строение 1

Заха Хадид — первая женщина-архитектор, получившая Притцкеровскую премию (аналог Нобелевской в мире архитектуры). Ее учителями были великие Рем Колхас и Элиа Зенгелис. Среди ее работ — Национальный музей искусств XXI века в Риме, Центр водных видов спорта в Лондоне, аэропорт Дасин в Пекине, Центр Гейдара Алиева в Азербайджане, Оперный театр в Гуанчжоу и многое другое. Хадид умерла в возрасте 65 лет в 2016 году, но здания по ее проектам все еще строятся, в том числе такие грандиозные объекты, как стадион «Аль-Вакра» в Катаре для мундиаля 2022 года.

Бизнес-центр Dominion Tower построили в 2015 году в Южнопортовом районе. Семиэтажное здание состоит из массивных консолей, выступающих в разные стороны на несколько метров. В первоначальном проекте сдвиги достигали 20 метров, но затем их решили уменьшить. Авторы проекта отмечали, что хотели добиться эффекта тектонических плит, раздвигающих границы пространства. Многослойные фасады отделаны белым камнем и алюминиевыми панелями «Хамелеон», которые меняют цвет в зависимости от освещения и угла зрения.

В основу интерьера легли текучие, плавные линии, характерные для творчества Захи Хадид. Здесь царит асимметрия, прозрачность пространства и динамичные формы. Доминанта — атриум со сложным узором из множества лестниц. В 2016 году он был отмечен наградой Best Office Awards в номинации «Лучший атриум бизнес-центра». Похожий зигзаг из лестниц был использован Хадид в Центре современного искусства Розенталя в Цинциннати (2003), который превратил ее в одного из самых востребованных архитекторов в мире.

Если ранние работы Хадид относят к деконструктивизму, то с 2000-х в ее проектах начинают превалировать плавные линии, повторяющие природные силуэты. Впрочем, в облике Dominion Tower все еще ощущается дух русского авангарда. Русские авангардисты 1920-х, и в первую очередь Казимир Малевич, сильно повлияли на Заху Хадид.

Dominion Tower не единственная работа архитектора в Московском регионе. В 2011 году в Барвихе построили виллу Capital Hill, напоминающую космический корабль. А еще двум проектам Захи Хадид для Москвы — жилой башне на Живописной улице и Экспоцентру — суждено было так и остаться проектами, от них решили отказаться.

 

Инопланетный объект на Ленинградском шоссе

Что: стадион «Динамо»

Кто: Дэвид Манике, Эрик ван Эгераат

Когда: 2008–2018

Где: Ленинградский проспект, владение 36

Стадион «Динамо» был построен в 1928 году и пережил не только десятки напряженных матчей, побед и поражений, но и две реконструкции. Первая проходила в конце 1970-х, вторая — с 2008-го по 2018-й.

В 2010 году провели международный конкурс и выбрали концепцию, предложенную голландским архитектором Эриком ван Эгераатом и институтом «Моспроект-2». Этот проект предполагал восстановить исторические фасады и дополнить их новыми конструкциями. То есть поместить в существующую чашу стадиона футуристическую постройку, напоминающую то ли приплюснутый пузырь, то ли космический корабль с отверстием наверху.

Впоследствии доработку концепции поручили бюро американского архитектора Дэвида Манике, которое специализируется на спортивных объектах. Он изменил достаточно много, но внешний вид стадиона оставил примерно таким же, как в первоначальном варианте. Стадион действительно выглядит как космический корабль, приземлившийся на здание советской архитектуры. Это впечатление усиливается ночью, когда купол подсвечивается и превращается в гигантский медиафасад.

К сожалению, сохранить всю историческую чашу не удалось, подлинной осталась лишь западная трибуна вдоль Ленинградского проспекта. Особое внимание уделили барельефам Сергея Меркурова — их сняли с портиков южного и северного фасадов и отреставрировали.

Изначально планировалось, что домашний стадион футбольного клуба «Динамо» примет несколько матчей чемпионата мира по футболу 2018 года, но, поскольку строительство стадиона «Спартак» закончили намного раньше, игры мундиаля было решено провести на нем и в «Лужниках». Необходимость строго соблюдать требования ФИФА отпала, и авторы сократили количество мест на стадионе, а вместо одной арены сделали две.

Теперь под одной крышей располагаются стадион, который вмещает до 26 тысяч человек, и малая арена на 14 тысяч зрителей. Последняя трансформируется и может принимать баскетбольные и хоккейные матчи, ледовые шоу и концерты. Кресла при необходимости заезжают в трибуны, благодаря чему площадка увеличивается на 15 метров.

«Планиты для землянитов» Малевича в исполнении Аджайе

Что: кампус Московской школы управления «Сколково»

Кто: Дэвид Аджайе

Когда: 2006–2010

Где: Московская область, 1-й километр Сколковского шоссе

Один из самых востребованных архитекторов современности Дэвид Аджайе родился в 1966 году в Танзании в семье ганского дипломата. В 1975-м семья переехала в Лондон, в 1994-м Дэвид окончил Королевский колледж искусств, основал собственное бюро и достаточно быстро стал молодой звездой в мире архитектуры.

Как все это связано с Россией и проектом кампуса для бизнес-школы? Оказывается, еще во время учебы Аджайе влюбился в русский авангард вообще и работы Кандинского и Малевича в частности.

Организаторы конкурса на разработку концепции Московской школы управления «Сколково» хотели, чтобы она наиболее точно выражала прогрессивный характер учебного заведения и в то же время была основана на идеях, возникших в России и получивших всемирное признание. Здесь и сошлись звезды Малевича и Аджайе. Первый мечтал о домах для людей будущего — «планитах для землянитов», второй такой дом построил.

В плане школа управления выглядит как одна из супрематических работ Казимира Малевича. Фактически архитектор воссоздал шедевр своего кумира в объеме. Круг стал четырехэтажным диском-основанием, а прямоугольники превратились в расположенные на нем корпуса кампуса. Гигантские консоли выходят за пределы круглого основания более чем на 20 метров — такому размаху позавидовал бы каждый авангардист! За счет стекол ромбовидной формы плоский фасад здания выглядит объемным.

Сэр Дэвид Аджайе (в 2017-м был посвящен в рыцари за заслуги в области архитектуры) был автором многих известных проектов, таких как Музей современного искусства в Денвере, библиотека Idea Store в Лондоне, Смитсоновский национальный музей афроамериканской истории и культуры в Вашингтоне. Но к кампусу школы «Сколково» у Аджайе особое отношение, он называет проект своим любимым, а если точнее — воплощением утопии. И это неудивительно: грандиозный масштаб (площадь кампуса — 65 тысяч квадратных метров), ничем не ограниченное пространство под строительство (26 гектаров) и возможность превратить утопию в реальность.

 

От мукомольного склада до музея

Что: Музей русского импрессионизма

Кто: Джон МакАслан

Когда: 2012–2016

Где: Ленинградский проспект, дом 15, строение 11

Музей русского импрессионизма располагается на территории бывшей кондитерской фабрики «Большевик», а сейчас — одноименного культурно-делового комплекса. Основную часть зданий возвели в конце XIX века по проекту французского архитектора. Цилиндрическая постройка с параллелепипедом на крыше для хранения муки и сахара появилась намного позже — в 60-е годы ХХ века — и сильно выделялась на фоне ансамбля.

В начале 2000-х производство вывели за пределы города, а в 2012 году началась реконструкция бывшей промзоны под руководством именитого британского архитектора Джона МакАслана. Больше всего он известен проектом реконструкции лондонского вокзала Кингс-Кросс.

Необычную форму бывшего склада решили сохранить, но в то же время необходимо было придать зданию современный вид, соответствующий новому музею. Кирпичное здание одели в перфорированный металл, а параллелепипед остеклили, создав внутри галерею. Внутреннее пространство поделили на несколько этажей, вставив туда бетонный модуль и изящную винтовую лестницу.

Весь интерьер оформлен в светло-серых тонах, так что зрителей ничто не отвлекает от шедевров импрессионизма. Помимо трех выставочных залов, в музее есть кафе, учебная студия, книжный магазинчик, зона интерактивных инсталляций и летние террасы.