Мифология подземного города: как создается дизайн станций московского метро

Мифология подземного города: как создается дизайн станций московского метро
Фото: Пресс-служба Мэра и Правительства Москвы. Денис Гришкин
Почему метро должно быть красивым, как генерируют идеи для дизайна станций и при чем здесь городские легенды, mos.ru рассказал Сергей Кузнецов.

Строительство метро — одно из приоритетных направлений развития Москвы. С 2011 года в столице открылось 42 станции, а протяженность подземных путей увеличилась на 80 километров. В 2019 году на карте метрополитена появилось еще восемь станций: «Филатов Луг», «Некрасовка», «Ольховая», «Коммунарка», «Косино», «Прокшино», «Лухмановская» и «Улица Дмитриевского».

Московское метро славится уникальной эстетикой архитектуры, всегда отвечавшей новаторским идеям, и комфортной средой, созданной для пассажиров. Столичный Комитет по архитектуре и градостроительству делает все для того, чтобы поддерживать эту традицию, и заботится о том, чтобы у каждой станции был собственный, уникальный и запоминающийся облик. Подробнее о том, зачем это нужно и как разрабатывают дизайн новых станций, mos.ru рассказал главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов

— В чем особенность работы архитекторов над проектами для станций московского метро?

— Архитектура, в отличие от любого другого объекта дизайна, жестко привязана к месту и должна ему соответствовать. Если речь идет о метро, то есть еще и конструктивные моменты, напрямую связанные с вопросами безопасности. Сочетание этих факторов и составляет особенность проектирования станций метро.

А если говорить о специфике объекта вообще, то главное здесь — количество людей, которые бывают в этом месте. Метро — самый посещаемый архитектурный объект города. Это территория, которую пересекает огромное количество зрителей. И об этой специфике объекта архитектор тоже должен помнить.

— Казалось бы, станции метро — это всего лишь транспортные узлы, места, с помощью которых люди добираются из пункта А в пункт Б. Но архитекторы все равно стараются придать этим помещениям эстетику. Зачем?

— Это не всегда так. Многие города не стремятся — или, по крайней мере, не стремились раньше — делать станции метро интересными в архитектурном плане. Но Москва в этом смысле особенная. Здесь метро изначально строилось как нечто необычное с точки зрения архитектуры, нечто торжественное. Поэтому мне кажется, что это своеобразная часть московской идентичности. Попадая в метро, ты получаешь массу впечатлений.

Здесь есть еще один момент: когда станции строятся в районах, где уникальной или исторической архитектуры мало (только типовые жилые дома), мы должны постараться сделать там что-то вроде архитектурного адреса. Это крайне важно. Поэтому мы уделяем этому внимание — дополняем такие районы узнаваемыми объектами.

На сегодняшний день внимание к облику станций метро — общемировой архитектурный тренд. К примеру, даже в Лондоне, где работает старейшее метро в мире, долгое время строили довольно утилитарные станции. Но не так давно наши коллеги там решили, что было бы интересно сделать конкурсы на яркие проекты для некоторых станций. Классные современные станции метро есть также, например, в Испании и скандинавских странах.

Такие места общего пользования, как метро, конечно, должны быть удивительными, яркими, потому что они в каком-то смысле воспитывают в горожанах и вкус, и культуру. Известно, что среда значительно влияет на наше поведение и взгляды. Поэтому метро — это очень важная часть облика города.

— Облик московского метро менялся вместе с тем, как трансформировался подход к градостроительству в целом. А какая идея является определяющей для архитекторов, создающих облик станций, сейчас?

— Наша общая установка — делать интересные и при этом функциональные проекты со своим лицом, индивидуальностью. Архитекторы стараются следовать этим установкам, и мы имеем дело с хорошими результатами. Когда у них не получается, Москомархитектура со своей стороны вносит правки в проекты. За последние годы мы сделали большой шаг в плане качества проектов новых станций. Они любопытные, уникальные, они отражают наше время. Вполне естественно, что их много — темпы строительства метрополитена у нас очень высокие.

Когда проходят конкурсы на лучшие архитектурные проекты, их оценивают самые разные эксперты — архитекторы, дизайнеры, те, кто строит метро, заказчики и сам метрополитен. Но на дизайн большинства станций конкурс не проводится — это просто работа архитектора, который приносит варианты проектов нам. Мы рассматриваем их на Архитектурном совете Москвы, на регламентных комиссиях Москомархитектуры. В связи с тем, что метро строится очень быстро, а конкурсная процедура занимает много времени, большинство станций разрабатывают архитекторы «Метрогипротранса».

Если станция хорошо выглядит, обладает своим лицом — это далеко не излишество. Город и архитектурные произведения часто сравнивают с человеком — и неспроста. У города, у мест, которые ежедневно посещают сотни тысяч человек, должно быть собственное лицо — уникальное, узнаваемое. Это же касается и метро.

Для Москвы метро — часть ее культурного достояния. Мы обязаны выдерживать исторический уровень с расчетом на то, что станции, которые возводятся сегодня, в будущем также займут свое достойное место в архитектурно-художественной истории нашего города.

— Что именно помогает наделить станцию индивидуальностью?

— Мы всегда пытаемся найти некую тему, которая связана с местностью, где расположена станция. Мы выбираем дизайн с учетом либо истории того или иного района, либо топонимики: например, на станции «Рассказовка» главная фишка — это виртуальная библиотека прямо на платформе, «Солнцево» — вся в солнечных зайчиках, на «Нагатинском Затоне» на стене будут изображены гигантские рыбы. На станции «Печатники» стилистика дизайна связана с печатью, на станции «Текстильщики» — с ткацким производством.

Если каких-то традиционных ассоциаций нет, мы все равно пытаемся отыскать что-то увлекательное, что может связать дизайн и историю этой местности, происхождение ее названия. Сочиняем некую легенду места, проводим параллели, опираясь на исторические факты, особенности района.

Надеюсь, когда их построят, в любом случае у каждой станции будет своя легенда. Мы создаем почву для развивающейся городской мифологии — для того, о чем любят говорить люди. Она складывается в мегаполисе так или иначе. У каждого нового объекта в будущем появится история, и мне кажется, что важно создать для этого некие предпосылки.

— Ценят ли москвичи то, что создают для них архитекторы? Бережно ли относятся к новым станциям метро?

— Бережно! У нас не отмечено случаев вандализма. Наше метро, к счастью, не подвергается порче, здесь не рисуют граффити, как, например, в метро некоторых американских и европейских городов. Ничего подобного в Москве не отмечается. Да и в общем москвичи внимательно и аккуратно ведут себя по отношению к местам массового использования.