Все начиналось с Нуреева: куратор — о выставке «Русский балет — мода навсегда»

Все начиналось с Нуреева: куратор — о выставке «Русский балет — мода навсегда»
О том, как 100 лет назад русский балет заставил европейских мастеров по фарфору осваивать новые технологии, когда легендарный танцор Владимир Васильев взялся за кисть и каким образом один старый портрет попал в настоящую детективную историю.

20 ноября новое пространство Музея моды открылось выставкой «Русский балет — мода навсегда». Проект, исследующий феномен моды на русский балет, занял три этажа Гостиного Двора. В экспозиции — произведения, созданные под впечатлением от искусства артистов балета, подлинные детали сценографии важных спектаклей, костюмы и эскизы. О том, как смотреть выставку, — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

Юрий Мальцев, куратор выставки «Русский балет — мода навсегда»

Сценография Вольских и «Балерины» Мессерера

«Мы хотели показать русский балет во всех его проявлениях и художественных ипостасях: декорации, изобразительный и натурный костюм, сценография, зарисовки, сделанные в репетиционных залах, на занятиях в балетных классах», — рассказывает магистр изящных искусств Юрий Мальцев, ставший куратором выставки.

Центральная зона экспозиции посвящена сценографии. Здесь можно увидеть работы театрального художника Виктора Вольского, заслуженного деятеля искусств России. Вместе с братом Рафаилом он оформил более 200 спектаклей — не только балетных, но и оперных и драматических. Вольские сотрудничали с Большим и Малым театрами, создавали сценографию и костюмы для постановок МХАТа имени М.А. Горького и «Новой оперы», для итальянских Ла Скала и Арена ди Верона. На протяжении 20 лет братья работали над спектаклями для Камерного музыкального театра Бориса Покровского вместе с его художественным руководителем. Среди них — «Волшебная флейта» Вольфганга Амадея Моцарта, «Цезарь и Клеопатра» Георга Фридриха Генделя и «Укрощение строптивой» Виссариона Шебалина.

На выставке представлены работы еще одного важного для советской и российской балетной сценографии художника Бориса Мессерера. В экспозицию вошли картины из его цикла «Балерины», созданного в 1980 году, — «Балерина с виолончелью» и «Балерины в классе». Рядом с балеринами Мессерера — легендарная «Маленькая четырнадцатилетняя танцовщица» французского художника Эдгара Дега, считающаяся одним из самых реалистичных произведений современного искусства. Конечно, не оригинал из воска (он хранится в Национальной галерее искусства в Вашингтоне), а бронзовая копия.

Загадка портрета

«Русский балет — мода навсегда» знакомит с матерью Бориса Мессерера — актрисой немого кино Анель Судакевич. Роль в картине Юрия Желябужского «Победа женщины» (1927) сделала Судакевич кинозвездой СССР. В том же году она сыграла главную женскую роль в комедии «Поцелуй Мери Пикфорд», чуть позже — еще в одном важном фильме того времени «Два-Бульди-два».

К 1930-м, когда в советское кино ворвался звук, ее кинокарьера пошла на убыль, отвергая все предложения режиссеров, Судакевич стала работать в цирке. С тех пор она появлялась на экране в небольших ролях считаные разы. После рождения сына Анель Судакевич освоила новую профессию художника по костюмам. Именно она придумала образ Олега Попова с клетчатой кепкой и создала цирковые костюмы для Юрия Никулина, с которым проработала 25 лет.

С Анель Судакевич на выставке мы встречаемся на акварелях Артура Фонвизина, известного, кстати, по работе над портретами балерин. С одной из работ авторства Фонвизина на выставке произошла почти детективная история.

«Для своей коллекции однажды я приобрел портрет Анель Судакевич художника Фонвизина, — рассказывает куратор. — Когда Борис Мессерер на открытии выставки увидел эту картину, он сказал, что это его работа и изображена на ней не Анель Судакевич, а Алла Богуславская, балерина Большого театра. На следующее утро Борис прислал мне доказательства. Теперь мы будем торжественно менять этикетку с указанием автора и модели на портрете».

 

Платье Плисецкой и зарисовки Дувидова

На импровизированной сцене выставлены исторические костюмы из музеев и частных коллекций. Среди них — платье Майи Плисецкой, костюм Андриса Лиепы и концертный наряд Рудольфа Нуреева, который танцовщик подарил своему ученику Айдару Ахметову.

Вещи с историей соседствуют с работами молодых дизайнеров, которым было предложено поразмышлять, как должен выглядеть балетный костюм сегодня. Манекены стоят рядом с рисунками сцен из спектаклей, эскизами костюмов Татьяны Бруни, а также работами Рафаила Вольского к постановке «Балда» для Кремлевского балета.

О жизни артистов балета в танцклассах рассказывают созданные в 1967 году картины народного художника Виктора Дувидова: зарисовки с репетиций «Дон Кихота» и «Спартака» с Владимиром Васильевым, подготовка Галины Улановой и Нины Тимофеевой к балету «Легенды о любви». Многие произведения Дувидова выставляются впервые.

Фарфоровое вдохновение

«Русские сезоны» Сергея Дягилева 1909 года в Париже вдохновили европейских художников на создание тематической серии произведений из фарфора. Мастера немецкой Мейсенской мануфактуры (Германия) создали целую коллекцию скульптурных композиций артистов труппы Дягилева. Заводы Тюрингии, стараясь с точностью воссоздать наряды балерин, начали использовать сложную технологию фарфорового кружева. Самыми популярными образами для хрупкой продукции немецких фабрик стали герои Вацлава Нижинского, Тамары Карсавиной и Анны Павловой.

Эти сокровища скрыты в фарфоровой комнате, куда можно попасть только в сопровождении экскурсовода. Помимо статуэток танцовщиц, с которых началась мировая слава русского балета, здесь можно увидеть полотна художников, работавших в театре: Льва Бакста, Александра Бенуа и Мстислава Добужинского.

Посвящение Нурееву

Один из главных героев выставки — Рудольф Нуреев, совершивший «прыжок в свободу», отказавшись в 1961 году возвращаться на родину из Парижа. Нуреев стал первым невозвращенцем среди советских артистов. Его судьбе — артистической и человеческой — посвящены работы нескольких современных художников.

«Изначально именно Рудольф Нуреев подвиг меня на балетную историю, — признается автор выставки. — В этом году исполнилось 30 лет с момента его приезда в СССР после бегства: 20 ноября 1989 года Нуреев танцевал в балете “Сильфида” на сцене родного Кировского театра. Я познакомился с его близкими друзьями, которые рассказали мне о подробностях его жизни. Все начиналось с Нуреева, но вскоре выставка сильно разрослась и превратилась в большой проект о балете».

 

«Танцующая кисть» Васильева

После завершения танцевальной карьеры Владимир Васильев добавил к режиссерской и педагогической деятельности занятия поэзией и живописью. Он пишет картины уже больше 20 лет. Работает в разных техниках, но предпочитает акварель. «Русский балет — мода навсегда» знакомит с этой стороной его жизни: выставка в выставке «Танцующая кисть» — единственная часть экспозиции, не связанная с балетом напрямую.

Почти все картины Васильева — пейзажи, сделанные в любимых местах: Бразилии, Италии и России. Постоянный герой его полотен — любимая Рыжевка, деревня в Костромской области, где артист любил отдыхать с женой и партнершей по сцене Екатериной Максимовой.

«Выставка акварелей Васильева — это такая кофейная баночка в магазине парфюма. Когда пробуешь много запахов сразу, нужно как-то нейтрализовать их эффект. Обновить восприятие. И это как раз тот случай», — говорит куратор.

Выставку «Русский балет — мода навсегда» можно увидеть в Музее моды (улица Ильинка, дом 4) до 26 января.