Чудесный доктор и великий хирург: где в столице установлены памятники выдающимся врачам

Чудесный доктор и великий хирург: где в столице установлены памятники выдающимся врачам
Фото: mos.ru. Юлия Иванко
Какие памятники, посвященные медицине, можно найти в столице, почему раз в год скульптуры Сеченова и Пирогова наряжают в шапочки и обматывают бинтами — в материале mos.ru.

Врачи в Москве с давних пор пользовались непререкаемым авторитетом, многих из них знал весь город, в их честь воздвигали памятники. Однако один из монументов, посвященных медицине, увековечил вовсе не доктора.

Петр I и Бидлоо: первый госпиталь и медицинская школа

Неподалеку от берега Яузы есть памятник Петру I, о котором знает гораздо меньше людей, чем о его знаменитом собрате на искусственном острове Москвы-реки. Скульптурная композиция «Петр I и доктор Николай Бидлоо» Леонида Баранова установлена во внутреннем дворе Главного военного клинического госпиталя имени академика Н.Н. Бурденко (Госпитальная площадь, дом 3) к 300-летию учреждения. Она посвящена уникальному событию — оглашению Петром Великим указа об открытии в Москве первого постоянного госпиталя с медицинской школой. Это произошло за четверть века до появления, к примеру, Хирургической академии в Париже (в 1731 году).

Указ Петра I от 5 июня 1706 года гласил: «Построить в Москве за Яузою-рекою против Немецкой слободы в пристойном месте гофшпиталь для лечения болящих людей. А у того лечения быть доктору Николаю Бидлоо да двум лекарям — Андрею Рыбкину, а другому, кто прислан будет; да из иноземцев и из русских, изо всяких чинов людей набрать для аптекарской науки 50 человек».

Госпиталь построили через год. А обучить с нуля 50 докторов было очень сложной задачей. Некоторые из врачей-иностранцев даже уверяли, что русские просто не способны усвоить обширные знания, необходимые медику. В письме Петру I Николай Бидлоо рассказывал об этом: «Многие хирурги советовали, дабы я народу сего (русского) юноши не учил, сказующе, что не возможешь сие дело совершить».

Из 50 принятых на учебу человек, по словам Бидлоо, «шесть умерло, восемь сбежали, один за невоздержание отдан в солдаты», но оставшиеся стали отличными докторами.

До 1710 года Лефортовский госпиталь был единственным в России государственным стационарным лечебным учреждением, до 1733 года — единственной медико-хирургической школой и до 1763 года — единственным лечебным учреждением Москвы (пока не начала работать Павловская больница).

В Москве благодаря больнице возникли топонимы, такие как Госпитальный Вал, Госпитальная улица, Госпитальная площадь, Госпитальная набережная и Госпитальный мост. Интересно, что до конца XVIII века последний был собственностью медицинского учреждения: каждый, кто переезжал и переходил Яузу по этому мосту, платил деньги, которые шли на содержание Лефортовского госпиталя. Сегодня здесь находится Главный военный клинический госпиталь имени академика Н.Н. Бурденко.

Пирогов и Сеченов на Девичьем поле и знаменитая студенческая забава

Великого хирурга Николая Пирогова прозвали в свое время чудесным доктором. О его небывалом мастерстве ходили настоящие легенды. Пирогов превратил хирургию в науку, стал основоположником военно-полевой и оперативной хирургии, топографической анатомии, начал использовать наркоз при операциях и гипсовые повязки при переломах. В 1881 году Николай Пирогов стал пятым почетным гражданином Москвы.

Памятник ему — первый в Москве монумент, посвященный врачу (Большая Пироговская улица, дом 2/6). Его открыли в 1897 году. По замыслу скульптора Владимира Шервуда, Пирогов сидит в кресле и в левой руке держит череп, символ анатомии. Сегодня имя Николая Пирогова носит Российский национальный исследовательский медицинский университет.

Неподалеку от первого памятника, в хвойной аллее, находится скульптурный бюст Ивана Сеченова, открытый в 1958 году. Скульптор Лев Кербель непостижимым образом сумел создать иллюзию его полноразмерности — кажется, будто Сеченов стоит за кафедрой. С 1955 года имя этого врача и ученого, чьи разработки перевернули представление о физиологии как науке, носит медицинский университет в Москве.

Самая известная традиция выпускников МГМУ имени И.М. Сеченова — «оказывать неотложную помощь» памятникам Николаю Пирогову и Ивану Сеченову. Наутро после выпускного вчерашние студенты едут на Девичье поле, чтобы надеть на головы великим коллегам медицинские шапочки, обматывают их бинтами или туалетной бумагой. Жители к традиции привыкли и уже ждут выпускного у медиков, чтобы сделать селфи.

Святой доктор Гааз

Федор Петрович Гааз — московский врач и благотворитель, известный тем, что лечил солдат, сражавшихся в Отечественной войне с Наполеоном в 1812 году. После он всю свою жизнь посвятил помощи малоимущим, ссыльным и заключенным. Гааз раздавал деньги нуждающимся, посылал медикаменты, помогал открывать больницы при тюрьмах и школы для детей арестантов. На благотворительность уходили все сбережения врача.

В народе Федора Гааза за доброту и подвижничество прозвали святым доктором Москвы. А Федор Достоевский включил историю о благотворительной работе доктора в тюрьмах в свой роман «Идиот». Однако настоящего имени врача не назвал, тот стал прототипом старичка-генерала.

Федор Гааз на собственные средства организовал в Малом Казенном переулке первую в истории Москвы больницу для бездомных людей. Умер доктор здесь же в 1853 году. Гроб с телом благотворителя благодарные москвичи несли на руках до Немецкого кладбища.

Фото: mos.ru. Юлия Иванко

Рядом с больницей в 1909 году был установлен бюст Федора Гааза (Малый Казенный переулок, дом 5). На памятнике высекли слова апостола Петра, которые Гааз считал своим девизом: спешите творить добро.

Сегодня одна из московских улиц между улицей 26 Бакинских Комиссаров и проспектом Вернадского в районе Тропарево-Никулино названа в честь «святого доктора». Около нее расположена частная общеобразовательная немецкая школа, которая тоже носит имя Федора Гааза. Известному врачу-филантропу, который изменил систему тюремной медицины в России и спас сотни людей в застенках, посвящено немало книг и даже одна опера.

Хирург Вишневский и «Про100спасибо»

Памятник выдающемуся хирургу и создателю знаменитой лечебной мази, ставшей настоящим народным средством для лечения ран, Александру Вишневскому (Большая Серпуховская улица, дом 27) по-своему уникален. Скульптура, изображающая сидящего врача, установлена на постаменте — необработанной каменной глыбе. Скульптор Сергей Коненков изобразил врача в момент окончания сложной многочасовой операции: он одет в медицинский халат и фартук, рукава засучены, руки устало опущены на колени. Благодаря триаде Вишневского — его методам анестезии, новокаиновых блокад, масляно-бальзамических повязок — в годы Великой Отечественной войны были спасены жизни сотен тысяч раненых.

Фото: mos.ru. Юлия Иванко

В 1948 году за выдающийся вклад в развитие отечественной хирургии именем Вишневского был назван институт хирургии, в котором он работал. Сегодня это Национальный медицинский исследовательский центр хирургии имени А.В. Вишневского.

В Москве продолжают устанавливать памятники врачам, а горожане, как и много лет назад, не перестают благодарить медиков за спасение. Три тысячи москвичей сделали это при помощи арт-объекта, установленного возле Научно-исследовательского института скорой помощи имени Н.В. Склифосовского в честь столетия московской службы скорой помощи.

Люди приходили к инсталляции и оставляли в специальных отверстиях для писем добрые слова в адрес врачей, фельдшеров и медицинских сестер московской скорой помощи. Благодарили за оперативность и доброе отношение, за то, что были рядом в трудную минуту, успокаивали и поддерживали как личные психологи.

Одна из поблагодаривших за помощь — 62-летняя москвичка Галина, рассказавшая в письме о том, как три месяца назад ее спасли от инсульта. Благодаря профессиональной работе скорой ее быстро доставили в реанимацию и тем самым спасли жизнь.

В наши дни Москва по показателям в сфере медицины находится среди ведущих стран мира.