«В поисках идентичности». Что смотреть на первой биеннале современного искусства Кавказа

«В поисках идентичности». Что смотреть на первой биеннале современного искусства Кавказа
Фото: mos.ru. Евгений Самарин
Монеты, металлические трубы и грунт из Кабардино-Балкарии. Куратор проекта Заира Астемирова рассказывает, на какие детали стоит обратить внимание.

В центре дизайна Artplay открылась первая биеннале современного искусства Кавказа «В поисках идентичности». Там можно увидеть произведения более 100 художников, фотографов, скульпторов, увлекающихся тематикой Кавказа, — как начинающих, так и уже заработавших себе имя.

Посетить выставку можно бесплатно. Она будет открыта до 31 октября.

«Антропология денег». Закарья Закарьяев

Фото: mos.ru. Евгений Самарин

Дагестанский художник Закарья Закарьяев очень популярен у себя на родине, он участвовал в более чем 50 российских и зарубежных выставках. Его произведения хранятся в государственных и частных собраниях России, Китая, Турции и Словакии. На биеннале в Москве показывают его работы, сделанные из обычных монет — советских копеек, металлических рублей постперестроечной эпохи и других.

Закарьяев, как и многие другие кавказские художники, любит этот материал. Автор убежден: из монет можно сделать абсолютно все — от человеческого черепа до платья, а уж собрать жигули, которые раньше называли «копейкой», из настоящих копеек — и подавно. Работа трудоемкая, требующая от мастера предельной аккуратности, тонкости, ювелирности. Чтобы добиться задуманного эффекта, получившееся произведение искусства художник может покрыть черным лаком.

Co-existence. Зак Кахадо

Фото: mos.ru. Евгений Самарин

Черный грунт, привезенный из Кабардино-Балкарии, строительная краска, березовый пепел, традиционный черкесский военный костюм — вот что использовал для создания своей работы американский художник черкесского происхождения Зак Кахадо. Он родился в Патерсоне (штат Нью-Джерси), живет и работает в США, но никогда не забывает о своих корнях. По сути, для создания Co-existence он использовал ту самую землю предков, к которой жаждет прикоснуться человек, оторванный от родины. С английского coexistence переводится как «сосуществование».

Творчество Зака Кахадо хорошо известно москвичам: он устраивал персональные выставки в Московском музее современного искусства и центре современного искусства M'ARS.

Инсталляция, посвященная трагедии в Беслане. Темболат Гугкаев

Фото: mos.ru. Евгений Самарин

Одна из главных работ биеннале — фрагмент инсталляции осетинского художника Темболата Гугкаева, которая посвящена памяти жертв трагедии, произошедшей 1 сентября 2004 года в Беслане. Сама инсталляция установлена в осетинском селе на территории Турции.

Арт-объект из сплетенных металлических труб Темболат Гугкаев изготовил в 2017 году вместе с художниками владикавказского арт-пространства «Портал», директором которого он является. Черные трубы напоминают о страхе и смерти, внутри оригинальной инсталляции находится мраморный желоб, по которому стекает вода — до нее невозможно дотянуться. В свое время получить воду не могли и дети в захваченной школе. Всего на эту инсталляцию потратили полкилометра стальных труб, 110 килограммов мрамора. Сделали ее за 200 часов.

«Норны». Анна Зайидова

В своей инсталляции молодой автор Анна Зайидова причудливо переплетает красные нити, рассуждая о женской судьбе и трех возрастах. Художница обратилась к скандинавской мифологии, в которой упоминаются норны — богини судьбы. Они олицетворяют собой прошлое, настоящее, будущее. Человеческие жизни норны плетут из особенных волшебных нитей. Они же могут и оборвать их в любую секунду.

Анна Зайидова часто участвует в выставках, которые проходят в ее родном Дагестане, других регионах России, а также в Польше, Катаре и Греции. Ее работы хранятся в государственных и частных собраниях России, Индии, Австрии и Германии.

«Портрет с руками». Алан Хатагты

Фото: mos.ru. Евгений Самарин

Петербургский художник Алан Хатагты в своих картинах объединяет эстетику эпохи Возрождения и элементы реализма. Классические портреты людей у него по периметру распадаются на пиксельные квадраты. Эти работы, с помощью которых автор рассуждает о двойственности мира, объединены проектом под названием «Фокусное расстояние».

Работы Алана Хатагты часто показывают на выставках в Санкт-Петербурге, Уфе, Калининграде, Москве, а также в других странах — например, Нидерландах и Латвии.

Untitled. Рустам Байрамов

Фотограф Рустам Байрамов живет в Израиле. Он работает с так называемой мистической фотографией. На снимках он запечатлевает своих моделей в почти библейских образах. Нужный эффект достигается благодаря уникальной старинной технике мокрого коллодионного процесса. Его суть — в получении негативных изображений на стеклянных пластинках с коллодионной эмульсией.

Работа трудоемкая: полить пластину эмульсией и проявить негативы нужно успеть всего за 10–15 минут, пока не высох коллодий — густой клейкий раствор клетчатки в смеси спирта и эфира. При этом важно следить за количеством коллодия, выливаемого на пластину, — его не должно быть слишком много или, наоборот, мало.

«Арджэн». Руслан Мазлоев

Руслан Мазлоев — мастер декоративно-прикладного искусства из Кабардино-Балкарии — создает арджэн (адыгские циновки из рогозы). Однако для биеннале художник сделал не бытовые циновки, а большие арт-объекты, экспериментируя с орнаментом и способами плетения.

Работы Мазлоева показывали в павильоне «Кабардино-Балкария» во время зимней Олимпиады в Сочи.

Арджэн сопровождает адыгов с самого детства. Сначала ею застилают люльку ребенка, потом стелют на пол, где он учится ходить. И сегодня существует обычай, когда невестки дарят циновки отцам семейств, входя в их дом. Причем девушка должна продемонстрировать свое умение — сплести большой арджэн за несколько дней. Циновки в адыгских домах вешают на стены, кладут на пол, также ими украшают стол.