«Никто не выключит мне звездное небо»: истории о Московском планетарии

«Никто не выключит мне звездное небо»: истории о Московском планетарии
Для кого-то Московский планетарий — инновационный музей, где можно узнать все о строении и происхождении Вселенной, для кого-то — храм науки и творчества, а для кого-то — почти родной дом. Посетители и сотрудники рассказали mos.ru о своих впечатлениях от посещения планетария и опыте работы в главном звездном доме страны.

Московскому планетарию в этом году исполняется 90 лет. Построенный в 1929 году, почти разрушенный в 1990-е, он был реконструирован. Теперь на его купол-экран ежедневно смотрят до 3500 гостей.

Посетители приходят сюда, чтобы увидеть звезды, которых нет в ночном небе над Москвой, и узнать больше о строении Вселенной и Солнечной системы, о планетах и кометах, о черных дырах и астероидах — словом, обо всем, что находится за пределами земной атмосферы. Но если в книгах мы видим звезды только на картинках, то в планетарии мы становимся ближе к ним.

Сотрудники и посетители рассказали порталу mos.ru о том, каким был планетарий в советское время, как он работает сейчас и почему космос стал частью их жизни.

«Я работаю 40 лет, мне ни разу не было скучно»

Фаина Рублева, научный директор Московского планетария:

— Я пришла работать в планетарий ровно 40 лет назад, в 1979 году. Моя первая должность — экскурсовод на астрономической площадке. Это самое необычное пространство планетария, музей под открытым небом, где собраны самые разные инструменты, приборы, макеты, модели. Посетителям всегда нравились наши солнечные часы. Они сверяли их со своими часами и убеждались в том, что они действительно идут правильно. Большое впечатление всегда производил телескоп. Астрономия невозможна без наблюдений. Для этих целей у нас была небольшая, но очень хорошая профессиональная астрономическая обсерватория.

Через некоторое время я получила должность старшего методиста, а затем — лектора. Лектор Московского планетария — это, наверное, самое почетное звание, должность, которая давала возможность общаться с посетителями, читать лекции, рассказывать о звездном небе. И не только в планетарии: мы приходили в школы, в библиотеки, в дома культуры, дворцы пионеров, где нас ждала наша аудитория. Лекции всегда сопровождались зрительным рядом. Сначала это были тяжелые стеклянные диапозитивы, а затем пленочные, более легкие.

В 1994 году планетарий был закрыт на капитальный ремонт, который затянулся на 17 лет. Планетарий продержался какое-то время за счет того, что у нас был фантастический театр, астрономические кружки, цикл лекций «Трибуна ученого». За эти годы здесь родилось очень много новых проектов. Планетарий всегда был в центре событий, связанных с популяризацией астрономии и естественно-научных знаний. К нам приходили космонавты, мы были связаны с развитием ракетной техники и космической отрасли.

В 2011 году планетарий открылся после реконструкции. Теперь у нас есть все, о чем мы мечтали, для того, чтобы наши посетители каждый раз открывали для себя что-то новое. Функциональные площади увеличились в пять раз. У нас появились двухуровневый классический музей Урании и интерактивный музей «Лунариум», возобновила работу астрономическая площадка «Парк неба» с двумя обсерваториями. Конечно, венец всего — это оборудование Большого звездного зала, которое по своему составу и конфигурации входит в пятерку лучших в мире.

Я работаю 40 лет, мне ни разу не было скучно. Даже в те годы, когда планетарий был закрыт, мы проводили на разрушенной площадке астрономические наблюдения. Например, в 1996–1997 годах две кометы были очень хорошо видны в наших широтах, что бывает крайне редко, мы наблюдали их. Мы выезжали с лекциями в школы и привозили ребят в нашу обсерваторию. Всегда было желание поделиться, показать небо, рассказать об интересных событиях и астрономических явлениях.

Звездное небо — это источник вдохновения, оно всегда дает мне идеи и замыслы. Мы создаем новые программы, мы освоили современные технологии. Сейчас к юбилею планетария мы готовим премьеру нового полнокупольного фильма, который создали своими силами. А впереди еще много других проектов! 90 лет в масштабах Вселенной — один лишь миг, а значит, все еще впереди, все только начинается!

Авангардный планетарий, дом-коммуна, эклектичный особняк. Шесть важных зданий Пресненского района и окрестностей Узнать о космосе все: образовательный лекторий открывается на крыше Московского планетария

«Как ты можешь ходить и не глядеть на небо?»

Татьяна Лакеева, бывший методист Московского планетария:

— Я работала в планетарии практически 25 лет. В 1975 году я пришла туда студенткой, училась, встречала посетителей. А потом мы с коллегами занимались методической работой в отделе помощи местным планетариям. Мы снабжали все планетарии Советского Союза научной литературой: готовили ее, печатали через издательства, рассылали. А еще проводили семинары для представителей планетариев, лекторов или директоров. Наши ученые говорили с ними о том, что происходит в данный момент в науке, о звездах, о планетах, о новых открытиях.

К нам приходили учиться космонавты, а мы глазели на них с открытым ртом. Прежде чем отправиться в полет, они должны были узнать, откуда и куда, какую часть неба они должны пролететь. Многие из них потом стали моими приятелями. Когда в Звездном открылся свой планетарий, они говорили: «Таня, давай, поехали! Посмотрим, что там у нас!»

Бывший директор Константин Порцевский говорил мне: «Как ты можешь ходить и не глядеть на небо? Ты что, под ноги, что ли, смотришь?» Где бы я ни бывала, я отыскиваю все те созвездия, которые помню, о которых я знаю. Это моя жизнь.

Сейчас я уже не работаю. Я смотрю на небо, но мне его уже никто не включит и не выключит. Но я вижу восход и заход солнца, полнолуния, начало и конец луны как тогда, когда мы приходили на работу и запускали свой аппарат.

«Ты такой маленький муравей в этой огромной-огромной Вселенной»

Мария Кожевникова, актриса:

— Мой сын в два года начал увлекаться планетами и рассказывать мне то, о чем я не знала в 30 лет. О Хаумеа, Макемаке — о планетах, которых в общеобразовательной программе нет. И стал просить больше материалов. Естественно, мы пошли в Московский планетарий.

Мне кажется, я уже могу там работать, потому что знаю всю программу, посмотрела ее… даже не могу сказать, какое количество раз. Мы приезжаем туда, как к себе домой: все с нами здороваются, все нас знают. Мой двухлетний сын полюбил фильм «Мышата и Луна», где мышки рассказывают о лунных кратерах и морях без воды. А со старшими детьми мы ходим в большой купольный зал. Наш фаворит — программа «Путешествие по Солнечной системе», где рассказывают понемногу обо всех планетах.

Это действительно что-то потрясающее. Я далека от космической темы и никогда не интересовалась ею, только благодаря сыну. Но программы планетария похожи на хорошее-хорошее кино, в котором ты полностью погружаешься в героев и забываешь обо всех своих проблемах. Ты оказываешься в совершенно ином мире, мире планет, понимаешь, что ты такая песчинка, ты такой маленький муравей в этой огромной-огромной Вселенной, что все твои самые большие переживания — просто ничто по сравнению с тем, что происходит в небе. Чувствуешь самоочищение, когда выходишь из планетария.

«Такого уровня в Москве не было»

Наталья Шилова, посетитель планетария:

— Я была в планетарии сразу после реконструкции и получила колоссальное впечатление. Я большая любительница музеев и часто их посещаю. Но я не видела музеев, которые могли бы сравниться с планетарием по наполненности. Самое большое впечатление, конечно, производит Большой звездный зал — эти проекции затягивают в себя!

Детям в простой и доступной форме рассказывают о космосе, о звездах. Можно все трогать, проводить опыты. Моя дочь коллекционирует поделки, которые она делает в Театре увлекательной науки, и просится туда еще и еще. Там на детей надевают плащи звездочетов и рассказывают то, что нужно в раннем возрасте знать об окружающем мире. Теперь мой ребенок рассуждает, например, о круговороте воды. Она знает, как тает лед, как вода испаряется и дождиком возвращается в озеро.

На первом этаже есть черно-белые фотографии старого планетария. Они очень здорово передают атмосферу того времени, атмосферу новаторства. Ощущаешь, что неслучайно Владимир Маяковский писал о нем стихи. (Поэт любил Московский планетарий, часто посещал его и посвятил ему стихотворение «Пролетарка, пролетарий, заходите в планетарий». — Прим. mos.ru.)

Жизнь на Марсе и языки внеземных цивилизаций. Главные экспонаты выставки Музея космонавтики Изучить устройство спутников и теорию эволюции: в какие музеи дети могут пойти бесплатно

«Я хотел стать ученым, а в итоге стал музыкантом»

Андрей Климковский, композитор, выпускник астрономических курсов:

— Самые теплые воспоминания в моей жизни связаны с Московским планетарием. Я попал на астрономические курсы в 1980 году, почти 40 лет назад. Тогда это была очень серьезная школа, образовательное учреждение, которое давало знания на уровне подготовительных курсов к институту. Я планировал стать астрономом, проучился там много лет и нашел много друзей, отношения с которыми поддерживаю до сих пор.

На курсах собиралось полтысячи человек. Это очень большая толпа людей, у всех свои взгляды на жизнь. Мы развивали и дополняли друг друга, общались, проводили ночные наблюдения. Однажды мы съездили в экспедицию в Крым для наблюдения Орионид — метеорного потока. Это были большие впечатления: за ночь можно было насчитать 600–800 падающих звезд.

Мы все были любителями астрономии, но кроме этого, увлекались путешествиями, фотографией и музыкой. В планетарии со мной произошла метаморфоза: я хотел стать ученым, а в итоге стал музыкантом. Общение с друзьями все больше склоняло меня к лирическому взгляду на мир. Я посвятил жизнь музыке о звездах и далеких мирах.

Мне довелось поработать в планетарии после реконструкции. Я был одним из немногих, кто пронес в себе в новый планетарий связь со старым. Я чувствовал его атмосферу, был знаком с экспонатами и традициями. Я давал концерты в планетарии, моя музыка и сейчас в нем звучит. Но жизнь меняется, планетарию от этого тоже никуда не деться. Он вырос на шесть с половиной метров в высоту, внутри появились новые музеи, которых не было раньше, а те, что были, разрослись: например, музей Урании был обычным фойе с глобусами, а теперь он занимает два этажа. Планетарий сохранил свой дух и атмосферу 1980-х годов, но при этом обзавелся чем-то новым, по значимости и масштабу превышающим то, что было. Но это все тот же звездный дом на Садовой-Кудринской, одно из самых приятных мест Москвы.