Шапка Ивана V и холодильник Петра I. 10 главных экспонатов новой выставки Музеев Московского Кремля

Шапка Ивана V и холодильник Петра I. 10 главных экспонатов новой выставки Музеев Московского Кремля
Алмазная шапка царя Ивана Алексеевича. Мастерские Московского Кремля. 1680- е годы
Узнаем, что такое тарч и для чего он был нужен, откуда у Петра I взялся холодильник и как он работал, как сегодня ведет себя клей, которым пользовались советские реставраторы, и зачем смотреть на иконы через инфракрасные лучи.

В выставочных залах Успенской звонницы и Патриаршего дворца открылась выставка «Хранители времени. Реставрация в Музеях Московского Кремля». Старинные иконы, личные вещи монархов, оружие — здесь можно увидеть результаты трудов кремлевских реставраторов за последние пять лет.

Пистолеты с ударно-кремневым замком (1660–1670-е)

Эти небоевые пистолеты изготовили лучшие мастера Оружейной палаты в XVII веке. В переписную книгу царской оружейной казны они были внесены под номером один. На каждом стволе в овальных клеймах вырезаны изображения двуглавого орла, короны, льва, единорога и грифона с державой в лапе. На отдельных деталях замка и на замочных досках — стилизованные изображения тюльпанов. Ложи пистолетов сделаны из красного дерева, они украшены фигурными перламутровыми пластинами с изображением животных, птиц и чудовищ.

Во время реставрации, которая длилась около трех лет, с металла удалили загрязнения, коррозию, укрепили участки золочения на стали. Там, где это требовалось, поверхность очистили специальным лазером, восполнили утраченные перламутровые украшения и сколотое дерево. Гравировку сделали вручную из твердосплавленной стали под микроскопом и выполнили тонировку черной мастикой.

Алмазная шапка царя Ивана Алексеевича (1687)

Сколько изначально было камней на алмазной шапке, принадлежавшей царю Ивану V, никто не знает. Достоверно известно только одно: создавший ее мастер ювелирных дел Юрий Вилимов Фробос получил за свою работу 30 золотых — внушительную по тем временам сумму.

На реставрацию царская шапка поступила покрытой загрязнениями и патиной. Некоторые детали были зафиксированы проволокой, часть камней грозилась вывалиться. Так что работу реставраторы начали с разбора шапки на составные элементы и тщательной очистки каждого. Потом укрепили камни и эмалевый слой. С помощью точечной лазерной сварки починили отломленные детали. На каждом этапе проводили фотофиксацию. Это помогло избежать ошибок при сборке — каждая деталь отправилась строго на свое место.

Корона императрицы Анны Иоанновны (1730)

Позолоченная корона из серебра, украшенная рубинами, турмалинами и алмазами (их на ней больше двух тысяч) — настоящее произведение искусства. Роскошный символ власти изготовили к венчанию на царство Анны Иоанновны, которое состоялось 28 апреля 1730 года. Работами руководил придворный ювелир Самсон Ларионов, ранее создавший короны для Екатерины I и Петра II.

На реставрацию корона попала в 2016 году — сильно загрязненной и почти распадающейся. Некоторые декоративные элементы были плохо закреплены, камни подвижны. Одна из главных задач, которую поставили специалисты, — не нарушить аутентичное крепление. В отличие от шапки Ивана V, корону разобрали лишь частично — большая часть деталей осталась на основе.

Холодильник Петра I

Кажется, эпоха Петра I и холодильники — вещи несовместимые. О существовании такого устройства не подозревал и сам царь, пока в 1716 году не отправился с визитом во дворец датского короля Фридриха IV. Холодильник, который он с удивлением обнаружил в гостях, конечно же, не был похож на современный. Это было что-то вроде термоса — стеклянный сосуд с серебряной колбой внутри, в который либо засыпался колотый лед, либо заливалась горячая вода. А в колбу помещались еда или напитки, которые нужно было охладить или подогреть. Устройство так понравилось Петру, что король подарил ему свой экземпляр.

На реставрацию холодильник поступил в плачевном состоянии. При малейшем касании частицы стекла оставались на руках, поверхность была в мелких трещинах. Поэтому сразу же после очистки от загрязнений специалисты приступили к укреплению стекла. Работа длилась два года. Сейчас холодильник приобрел свой первозданный вид. И не только вид. Реставраторы утверждают: холодильник Петра I находится в рабочем состоянии.

Резная икона «Богоматерь Страстная» (конец XVII века)

Точный год написания этой иконы, которую очень почитали в Москве, неизвестен, как и ее автор. Первые сведения об иконе датируются 1547 годом. По легенде, она сохранила дом своего владельца в Китай-городе во время сильных пожаров, почти уничтоживших всю Москву. Тогда Иван Грозный велел перенести образ во дворец. Многие верующие мечтали хоть мельком взглянуть на чудотворную икону, и вскоре она переехала в церковь Зачатия Святой Анны.

До наших времен икона дошла с поврежденными красочным слоем и деревянной основой. На лике Богоматери, на оплечье и рукаве хитона Младенца, а также на кисти его левой руки были лампадные прожоги. Пыль с поверхности удаляли с помощью кисти, вымоченной в этиловом спирте. А для удаления более серьезных загрязнений специалисты применили обычную «иконную» методику — пропитали поверхность рыбьим клеем (желирующее вещество, добываемое из плавательного пузыря рыб) слабой концентрации, нанесли профилактику и через нее прогладили поверхность термошпателем.

Работа выполнялась небольшими, в несколько квадратных сантиметров участками. После началось самое интересное — расчищенное изображение было исследовано под микроскопом, чтобы определить состав авторского красочного слоя и подобрать соответствующие пигменты.

Икона «Богоматерь Иерусалимская (Гефсиманская)» (1715)

«Богоматерь Иерусалимская» — копия почитаемого древнего образа Богоматери Корсунской из Успенского собора Московского Кремля. По преданию, оригинальная икона была написана апостолами в Гефсимании, затем перенесена из Иерусалима в Константинополь, потом в Херсонес, Великий Новгород. А в 1572 году по приказу Ивана Грозного ее доставили в Москву. Во время войны с Наполеоном в 1812-м икона исчезла, поэтому в соборе решили поставить ее точный список.

Имя автора копии не было известно до последнего времени. Раскрыть его помогла реставрация. Во время демонтажа позолоченного оклада-ковчега в правом нижнем углу специалисты обнаружили надпись, сообщающую, что эту копию в 1715 году написал монах Корнилий Уланов. Это очень известный иконописец, он был ведущим жалованным изографом Оружейной палаты.

Реставраторам пришлось работать очень осторожно, чтобы не повредить хорошо сохранившуюся конструкцию красочного слоя и авторского лака. Основная сложность состояла в истончении покровного слоя на изображении нимба Богоматери: сгусток потемневшего покрытия выглядел темным плотным пятном на светлом золотом нимбе. После всех работ икону покрыли защитным слоем лака. Оклад очистили от загрязнений, исправили деформации, укрепили разрывы металла лазерной сваркой.

Икона «Святая Елизавета» (1727)

Эта икона выставляется впервые. Святая Елизавета, мать Иоанна Предтечи, изображена во время молитвы Спасителю, который находится в облаке в центре верхней части иконы. Дарственная надпись на белом фоне картуша в нижней части сообщает, что икона — подарок цесаревне Елизавете Петровне от архиепископа Феофана Прокоповича.

Реставраторы истончили и выровняли потемневшее покрытие. В процессе они обнаружили, что картуш с дарственной надписью был добавлен уже после написания иконы. Съемка в инфракрасных лучах выявила подпись: «Писали сей образ поп Георгий с сыном1727 год». И поп Георгий, и его сын — иконописец Никифор Георгиев — упоминаются в «Словаре русских иконописцев XI–XVII веков». Открытие, сделанное реставраторами Музеев Московского Кремля, сложно переоценить: поп Георгий и его сын редко писали вместе, так что эта икона — уникальный памятник их совместной работы.

Тарч (вторая половина XVII века)

Слово «тарч» (от старофранцузского targa — «щит») пришло из Западной Европы, как, вероятно, и сам этот тарч, единственный экземпляр которого хранится в Оружейной палате со Средних веков. Металлический щит, снабженный наручем с рукавицей, к которой можно прикрепить клинок, должен был помогать рыцарю одновременно разить противника и заслоняться от его ударов. Но на деле он неудобен в применении — его трудно держать, к тому же он слишком много весит. Сведений о том, что именно этот предмет использовали по назначению в русском средневековом войске, не обнаружено. А в оружейной казне московских государей его держали, скорее, как интересный образец оружейной экзотики — не более того.

Круглый щит составлен из четырех частей, места соединений скрыты фигурными медными золочеными накладками. Поверхность украшена медными позолоченными декоративными элементами — репейками. По краю — шелковая кайма с бахромой, оборотная сторона щита и внутренняя поверхность наруча обложены красным атласом.

Эта шелковая ткань в значительной степени была утрачена, а то, что осталось, сильно загрязнено. Также были многочисленные разрывы. Реставраторы сделали подробную картограмму формы и местоположения сохранившихся фрагментов ткани, металлической тесьмы и расположения заклепок. Сечения и разрывы укрепили. Восполнили металлическую тесьму на подкладке и недостающую хлопчатобумажную тесьму.

Корсаж со вставкой и шлейф от коронационного платья императрицы Марии Федоровны (1796)

Этот наряд — один из самых красивых экспонатов выставки: рисунок из серебряных нитей на серебряном глазете, округлое декольте, кружевные рукава в три четверти, а также лиф, украшенный аппликациями.

Корсаж и шлейф реставрировали еще в 1952 году. Серебряные нити глазета, которые сильно обвисали и были спутаны, закрепили нитями натурального шелка. В места утрат вставили новые. Но 67 лет назад использовались совершенно другие инструменты — например, мучной клей, который не давал права на ошибку: в том случае, если нужно было его убрать, он мог повредить и ткань. Сейчас используют щадящий синтетический клей.

При поступлении на реставрацию в 2012 году обвисали лишь отдельные нити, глазет, и шитье с серебряными блестками были загрязнены. Кружево пожелтело, рукава истрепались. Это все привели в порядок. Но возникла другая трудность: юбка коронационного платья не сохранилась и точных сведений, как она выглядела, нет, поэтому реконструировать ее было нельзя. Чтобы выйти из положения, специалисты подготовили экспозиционный вариант юбки из шелкового репса, позволяющий объединить корсаж и шлейф.

Евангелие в окладе (1644)

Напрестольное Евангелие — одна из самых важных книг для православного богослужения. Экспонат, представленный на выставке, — очень необычный. Во-первых, его серебряный оклад с позолотой состоит из двух приколоченных друг к другу досок, во-вторых, в центре верхней расположена живописная композиция «Предста Царица». Обычно в Средние века на этом месте изображали Христа в образе Великого Архиерея.

За три столетия книга получила повреждения разного типа: здесь есть и следы влаги, и капли воска от свечей, и пыль, и обветшание шелковой ткани, и потеря накидных элементов застежек. Живописная композиция была потерта. Реставраторам нужно было предотвратить дальнейшее разрушение переплета, вернуть книге экспозиционный вид. Это уникальный случай, когда к работе над одним экспонатом привлекли сотрудников всех секторов отдела научной реставрации и консервации.