В духе «Семейки Аддамс». Что нужно знать о новом спектакле «Мастерской Петра Фоменко»

В духе «Семейки Аддамс». Что нужно знать о новом спектакле «Мастерской Петра Фоменко»
Создатели новой постановки — о необычных решениях, гриме, странных историях и Чарльзе Аддамсе.

Перед закрытием театрального сезона в «Мастерской Петра Фоменко» состоялась премьера. Новый спектакль — страшно-смешная комедия «Завещание Чарльза Адамса, или Дом семи повешенных», созданная по мотивам творчества Чарльза Аддамса, отца американского черного юмора.

Адамс или Аддамс?

Чарльз Адамс, автор страшных рассказов и создатель монструозных персонажей, внезапно умирает. Разбираться с завещанием предстоит его вдове, роковой красавице Аделаиде, пережившей девятерых мужей, и Луизе, дочери покойного от первого брака. Злая мачеха — почти как в сказке про Белоснежку — мечтает убить падчерицу. В темном-темном лесу, куда убегает от верной смерти девушка, она находит дом, где живут семь странных существ — но не гномов, а привидений.

Адамса зрители видят на сцене всего один раз — во время его похорон. Эффектное появление главного героя — гроб с телом то и дело падает — наверняка оценил художник-карикатурист, отец американского черного юмора Чарльз Аддамс. Именно он в начале ХХ века придумал ту самую семейку Аддамс, которая счастливо живет в доме, полном пыточных инструментов, гробов и разнообразных чудовищ. Убрав из фамилии Аддамс одну букву «д», создатели спектакля намекают: герой их спектакля — тот самый, да не совсем.

«Отправная точка нашей истории — Чарльз Аддамс. Мы хотели немного заглянуть в его странные сюрреалистичные миры, но обойтись без биографических подробностей, тем более что о нем известно не очень много», — говорит художник-постановщик спектакля Вадим Воля.

Что известно о Чарльзе Аддамсе

Доподлинно известно, что Чарльз Аддамс родился в 1912 году и умер в 1988-м, дружил с Альфредом Хичкоком и обожал мрачный юмор — его свадьба с третьей (и последней) женой состоялась на кладбище домашних животных. Были ли у реального Аддамса дети, никто не знает. Скорее всего, нет — его первый брак распался из-за того, что художник категорически отказался стать отцом.

Тяга ко всему необычному и сверхъестественному появилась у Аддамса еще в детстве, после прогулки по кладбищу, куда он отправился, чтобы доказать сверстникам свою смелость. На деле оказалось, что ничего страшного нет, но зато как работает фантазия! Вскоре он начал превращать все образы, возникающие у него в голове, в комиксы.

Свою карьеру любознательный юноша начал с отдела фото в американском журнале True Detective, писавшем о криминальных новостях. Аддамс занимался ретушью снимков с места преступления — делал их чуть менее кровавыми. В 1940 году он начал работать в еженедельнике The New Yorker. На его страницах появились первые выпуски комиксов про семейку Аддамс. Истории о мрачных супругах Мортише и Гомесе и их домочадцах быстро стали популярными и перебрались с газетных полос в отдельные издания, а позже — на телеэкраны.

Кадр из телесериала «Семейка Аддамс». Режиссер Жан Ярбро. 1964 год

Как выглядит спектакль

Спектакль полностью выдержан в черно-белой гамме — как комиксы «Семейка Аддамс», одноименный сериал, вышедший в эпоху черно-белого телевидения, и все старое кино — от зари кинематографа до 1960-х.

«Мы шлем приветы классикам кинематографа в разных жанрах. Но иногда серый цвет перестает быть серым, если того требует определенная сцена, и оказывается либо слабо-зеленым, либо слабо-красным, либо слабо-синим», — рассказывает Вадим Воля.

Основной элемент декорации — огромный экран. Картинки, на фоне которых разыгрывается действо, меняются одна за другой: сцена превращается то в кладбище, где за влюбленными наблюдает ожившая статуя, то в церковь, где молится падре Кшиштоф — идеологический антагонист сэра Чарльза Адамса, то в страшный лес с заговорщицки подмигивающей луной, то в старинный дом.

Единственные яркие пятна в спектакле — четыре совы в желтых клетчатых костюмах, которые время от времени появляются на сцене, чтобы помочь героям. Все происходящее стилистикой и атмосферой напоминает одновременно фильмы Тима Бертона, Альфреда Хичкока, классические хорроры «Носферату, симфония ужаса» Фридриха Мурнау и «Кабинет доктора Калигари» Роберта Вине.

«Нам были интересны архетипические образы и архетипические ходы в кино. У нас очень много визуальных отсылок. Мы не подсчитывали, но я думаю, что порядка трех десятков цитат или намеков в спектакле без труда можно найти. Если говорить вкратце, то мы соединили, может быть, невозможные вещи», — отмечает Вадим Воля.

Грим, разумеется, тоже черно-белый. Никаких телесных оттенков, только высокий контраст. Чтобы загримировать одного артиста, требуется порядка 40 минут. Черно-белыми становятся не только лица, но и руки, и все открытые участки тела. Повредить грим легче легкого: все персонажи без исключения много поют и танцуют. Одно неверное движение — и плотный грим размазан.

В главных ролях — Вера Строкова («Шапито-шоу», «Елки-3»), Дарья Коныжева («Моя звезда»), Николай Орловский («Молодая гвардия»). Злобную мачеху Аделаиду играет Полина Айрапетова. Исполнять роли отрицательных персонажей, считает актриса, интереснее всего — их истории обычно насыщеннее, а поступки можно рассматривать с разных сторон.

«Я главная злодейка, коварная вдова. Мне больше всего нравится играть именно таких героинь, потому что они “объемнее”. Положительные персонажи часто слишком хорошие. С отрицательными все иначе», — говорит она.

Кто все это придумал

Пьеса, по которой создали постановку, была написана специально для «Мастерской Петра Фоменко».

«Эту историю мы начали придумывать с Вадимом Волей, с которым уже долго сотрудничаем. Потом сценарист Сергей Плотов сделал из этого пьесу», — рассказал режиссер-постановщик и хореограф Олег Глушков.

Команда, создавшая спектакль, называет себя «московским королевским театром». В ее составе — Олег Глушков, Вадим Воля и художник по костюмам Ольга-Мария Тумакова. В Московском театре мюзикла они поставили спектакль «Все о Золушке», в Государственном театре наций — «Синюю синюю птицу».

«Сначала мы разрабатываем идею спектакля, конструируем сюжет. Все участвуют в создании костюмов, сценариев, сценографии, в продумывании режиссуры, хореографии. Но зона ответственности у каждого своя. Я считаю, что на сегодняшний момент “Завещание Чарльза Адамса, или Дом семи повешенных” — вершина нашего творчества», — отметил Вадим Воля.

Музыку для спектакля написали участники альтернативной рок-группы «Слот» Дария Ставрович и Сергей Боголюбский. С ними «московский королевский театр» работает уже не в первый раз.

В спектакле играет живой оркестр. Музыканты одеты в строгие костюмы: на голове — черные котелки, отсылающие к образам могильщиков. Кстати, «Мастерская Петра Фоменко» — один из немногих столичных драматических театров, у которых есть собственный оркестр.

В следующий раз музыкально-монохромный хит можно будет увидеть 17, 18, 24 и 25 сентября.