Тарелка с затонувшего корабля. История одной экспедиции 1933 года

Тарелка с затонувшего корабля. История одной экспедиции 1933 года
Работы Экспедиции подводных работ особого назначения (ЭПРОН). Степан Захаров в водолазном костюме
О потере классовой бдительности и космополитизме, которые стали причиной переезда с Кавказа в Новороссийск, и дореволюционном фарфоре, найденном на дне Черного моря.

В конце марта в Музее Москвы открылась выставка «Новые поступления. Сундук памяти», подготовленная писательницей, сценаристкой Мариной Москвиной и ее супругом художником Леонидом Тишковым. Авторы называют «Сундук памяти» выставкой-романом: в ее центре — повествование о жизни московской семьи Захаровых — Москвиных и вещи, хранящиеся в ней с начала ХХ века. К каждому экспонату Марина Москвина написала эссе, в котором истории из жизни ее предков и всех родственников вплетаются в историю страны.

Название выставка получила по центральному экспонату — сундуку, поднятому в 1933 году с затонувшего в Гражданскую войну в Новороссийске корабля «Жанероза». Имущество с затопленных кораблей поднимал ЭПРОН (Экспедиция подводных работ особого назначения). Степан Захаров, дед Марины Москвиной, в 1930-е служил в ЭПРОНе водолазом.

Сегодня в рубрике «Истории вещей» — фотографии тарелки, найденной Захаровым на борту «Жанерозы», и рассказ его внучки о том, как это было.

Тарелка с поднятого затонувшего корабля «Жанероза»

Тарелка с затонувшего корабля. Рассказ Марины Москвиной

В разные времена Захарову вменялись в вину служение Бахусу, потеря классовой бдительности (вторая жена Матильда была замужем за белым генералом) и «космополитизм» — сочувствие притесняемым малым народам Кавказа, в том числе немцам и цыганам. Все это обернулось изгнанием деда с Кавказа и переводом его в секретари окружного Черноморского комитета РКП в Новороссийск.

Захаров дневал и ночевал в доках, на судах. Видя такое рвение, Фотий Иванович Крылов, начальник ЭПРОНа, принял его в почетные водолазы и разрешил испытать глубину погружения в Цемесскую бухту.

ЭПРОН поднимал корабли, затопленные в Гражданскую войну. На долю Степана выпало доставать имущество с корабля «Жанероза». У нас сохранились две фарфоровые тарелки с «Жанерозы», пролежавшие под водой 15 лет, массивные, тяжелые, чтобы в качку не падали со стола. Абсолютно белые, а с краешка — маленький Андреевский флаг.

Захаров облачался в костюм водолаза, на рыжую свою голову надевал «трехболтовку», на грудь — пудовое грузило, на ноги — свинцовые галоши.

Как не удружить секретарю? Давай, Степаныч, дуй за нами!

И тут же фото на память — с надписью на обратной стороне:

Стешка! Это твой отец опускается в море в водолазном костюме. А если тебе говорят, что я умер, не верь! Вот он я — любящий тебя папка!

1933, ноябрь.

Больше историй, связанных с предметами из фондов Музея Москвы, читайте в проекте «Истории вещей»