Как смотреть выставку Komar & Melamid. Куратор — о новом проекте Музея современного искусства

Как смотреть выставку Komar & Melamid. Куратор — о новом проекте Музея современного искусства
В. Комар и А. Меламид. Дружба народов (№ 107). 1974 год
Искусствовед Андрей Ерофеев рассказывает, кто такие Виталий Комар и Александр Меламид, объясняет, почему стоит посмотреть ретроспективу их работ, и анонсирует некоторые события, вошедшие в специальную программу.

22 марта в Московском музее современного искусства открывается масштабная выставка основоположников соц-арта Виталия Комара (ударение на первый слог) и Александра Меламида, в 1970-х решивших изменить ход истории искусства, купивших душу у Энди Уорхола и вдохновивших Дмитрия Пригова, Олега Кулика и многих других отечественных художников.

Экспозиция, занявшая 16 залов филиала музея на Петровке, разделена на две части. Одна посвящена периоду работы дуэта в СССР, а другая — жизни в эмиграции (с 1978 года Комар и Меламид живут и работают в США). Своеобразной транзитной зоной между ними служит инсталляция 1977 года Transstate из коллекции парижского Национального центра искусства и культуры имени Жоржа Помпиду.

Гид по выставке Komar & Melamid — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

Что такое «Комар и Меламид»

Это один собирательный персонаж, придуманный двумя художниками — Александром Меламидом и Виталием Комаром. Один — сюрреалист. Другой — экзистенциалист. Объединились, оставили свои манеры, судьбы, биографии и создали сообщество «Комар и Меламид», или Komar & Melamid Inc. Этот коллективный автор, не просто дуэт двух художников. В нем всегда кто-то еще звучит — зрители, друзья, кураторы, галеристы, даже животные.

Виталий Комар и Александр Меламид. Москва. 1970-е годы

Дуэт появился на свет в начале 1960-х в Строгановском училище, где учились оба художника. А в 1972 году они придумали соц-арт — объединили главенствующий тогда в СССР официальный стиль соцреализма и идеи американского поп-арта. Брендированные банки концентрированного супа или газировки, как Энди Уорхол, они не изображали. Комар точно сказал по этому поводу: «В обществе тотального дефицита поп-арта быть не может».

От поп-арта они взяли главный принцип — выбор общедоступного и общепринятого в ущерб локальному, местному, элитарному, национальному. Всю жизнь Комар и Меламид пародировали авангард и модернизм как сектантский закодированный язык и продвигали его альтернативу — стиль политических диктатур и народный, мещанский китч. «Мы деконструировали соцреализм как идеологию и открыли его как искусство», — говорил Меламид.

В. Комар и А. Меламид. TransState. 1977 год

Почему эта ретроспектива важна

Во-первых, потому что знакомство с современным отечественным искусством наконец перешло в фазу персональных выставок. Раньше у нас и публика, и музейщики предпочитали говорить на общие темы, например, что такое современное искусство. Но по мере расширения популярности совриска (современного искусства) перешли к детальному изучению и показу творчества отдельных художников.

Московский музей современного искусства тут был пионером. Начали с самых выдающихся — с Эрика Булатова, с Ильи Кабакова и других крупнейших нонконформистов. За последнее десятилетие состоялся обзор основных фигур, но, как ни странно, из него выпали Комар и Меламид, изменившие сам ход русского искусства.

Собственно, они первые художники мирового уровня, возникшие в московском художественном подполье 1970-х годов. Их первыми признал мир как продолжателей русского исторического авангарда и как коллег западных поп-артистов и концептуалистов. А в отечественную культуру они внесли дух политической пародии, пересмешничества, игру со стилями искусства, с визуальными языками модернизма, китча, тоталитаризма.

Их метод — говорить от лица придуманных персонажей — оказался очень востребованным. Перформанс «Человек-собака» Олега Кулика, стихи Дмитрия Александровича Пригова про «милицанера» созданы под огромным влиянием Комара и Меламида.

В. Комар и А. Меламид. Художник. 1972 год

Что такое соц-арт

Соц-арт — это антидот, дезактиватор соцреализма и всей визуальной пропаганды, которой кишел любой советский город. Идеологические сакральные объекты Комар и Меламид превратили в посмешище. Призывы идти к коммунизму подписали своими именами. Не хочешь, а засмеешься.

В. Комар и А. Меламид. Вам хорошо!  1972 год

Соц-арт — это школа непослушания, школа дерзкого нарушения правил социального поведения. Хотя художники смеются не над живым человеком, а над его культовым изображением, от этого невинного пересмешничества страдает репутация тирана. После соц-арта наша страна уже никогда не впадет в тоталитаризм, ибо бациллы этого смеха пропитали общество на несколько поколений вперед.

В. Комар и А. Меламид. Идеальный лозунг. 1984 год

Комар и Меламид задумали его как коллективное направление, объединяющее многих художников. Успех превзошел ожидания: соц-арт проник практически во все виды и формы культуры, в том числе и в анонимно-фольклорный ее слой — в анекдоты.

Почему Комар и Меламид — русские художники

Эмигрировав в 1977 году в Израиль, а потом в США, художники получили новые паспорта, но их персонаж Комар и Меламид, по мнению мирового культурного сообщества, остался русским явлением. Они оба переживают это как крупнейшую неудачу в своей карьере. Собственно, поэтому дуэт и распался в 2003 году. Теперь каждый из них по отдельности — американец.

Комар и Меламид соединились, чтобы создавать не просто искусство. Цели были более амбициозные — менять сознание зрителей, влиять на развитие искусства, корректировать историю культуры. И во многом они преуспели. До них в истории искусства ХХ века никто серьезно не обсуждал антимодернистскую альтернативу. Все однозначно восхищались Пикассо и осуждали Герасимова — любимого художника Сталина.

В. Комар и А. Меламид. Портрет отца. 1973 год

Благодаря проектам Комара и Меламида соцреализм был введен в культурный оборот, получил новую жизнь в варианте «ностальгического» эстетизированного явления, лишенного идеологической горечи и формального уродства. Эта формула до сих пор работает в нашей культуре. Но на Западе ее до конца не поняли.

Для западного художественного мира Комар и Меламид слишком экстремальны. Они разоблачают силу и чары искусства, а этого Запад принять не готов. Вместо искреннего, честного, доверчивого обращения к зрителю, которых требует арт-рынок, коллекционер и вообще любой уважающий себя зритель, у Комара и Меламида сплошная эксцентрика, хихиканье какого-то мерцающего, непонятного автора. У них всегда присутствует неприятная отстраненность, которую в Америке многие оценили как русский взгляд.

В. Комар и А. Меламид. Девушка перед зеркалом. 1981–1982 годы

Что еще есть и будет на выставке

Фактически каждый из 16 залов выставки представляет какой-то проект. В помощь зрителю издана брошюра-путеводитель. В ней два замечательных московских философа Елена Петровская и Олег Аронсон, а также культуролог Юлия Лидерман и ваш покорный слуга комментируют проекты Комара и Меламида зал за залом.

Хочу отметить и экспозиционеров, или, как говорят на Западе, режиссеров выставки, — художника Ирину Корину и архитектора Илью Вознесенского. Корина — один из лучших российских художников современности — придумала удивительные фоны для работ Комара и Меламида. Эти фоны составлены из типичных советских фактур, узнаваемых отделочных материалов разных учреждений и организаций (поликлиника, красный уголок, вещевой рынок и так далее), которые предполагаются, но не названы в работах.

Круг, квадрат, треугольник. Авторская реконструкция 1990-1991, 1974-1975 годы

Наконец, на выставке произойдут два интересных события. Одно — это аукцион по продаже русской духовности, выражением которой служат, по наблюдениям Комара и Меламида, идеальные геометрические тела белого цвета — круги, квадраты, треугольники.

Душа Нортона Доджа. 1978–1979 годы

Второе событие — это аренда вашей души. Под руководством и контролем Комара и Меламида все желающие смогут совершить сделку по передаче души на долговременное материально ответственное хранение в Московский музей современного искусства, лично его исполнительному директору Василию Зурабовичу Церетели. Скрепленный соответствующими подписями сертификат об этой сделке сразу станет еще одним экспонатом выставки, а по ее окончании поступит в фондохранилище музея. И пребудет в нем до того момента, сказано в тексте сертификата, «пока Всевышний, судьба или природа (нужное подчеркнуть) не затребует душу себе».

Документация акции «Первая беспошлинная торговля между США и СССР: Продажа Душ». 1979 год

Скупка душ стала первым проектом, реализованным Комаром и Меламидом при переезде в США в 1978 году. В нем приняли участие около тысячи американских граждан, продавших фирме Komar & Melamid Inc свои души. В их числе был один из главных деятелей поп-арта Энди Уорхол. Он передал Комару и Меламиду свою душу совершенно бесплатно.