Берег утопии: в «Новом пространстве» Театра наций пройдет серия дискуссий о советском искусстве

Берег утопии: в «Новом пространстве» Театра наций пройдет серия дискуссий о советском искусстве
Гости узнают о феномене бумажной архитектуры, планах по строительству нового мира и появлении сталинских высоток, а также смогут поучаствовать в круглом столе, посвященном фильму о жизни советского физика Льва Ландау.

В «Новом пространстве» Театра наций пройдет третий интеллектуальный марафон «Берег утопии: требуйте невозможного», посвященный утопическим идеям в советском искусстве в целом и в архитектуре в частности.

Программа марафона

7 февраля марафон откроет круглый стол, посвященный премьере многосерийного художественного фильма «Дау» Ильи Хржановского. Картина, съемки которой растянулись на десять лет, знакомит с жизнью советского физика Льва Ландау. Участниками дискуссии станут первые зрители 700-часового сериала — театровед Ольга Федянина, медиаменеджер Демьян Кудрявцев и культуролог Юрий Сапрыкин.

Юрий Сапрыкин, культуролог

8 февраля программу продолжит лекция архитектора Юрия Аввакумова о феномене бумажной архитектуры. «Бумажниками» называли выпускников МАРХИ начала 1980-х годов, создававших свободные архитектурные проекты, но не имевших возможности их реализовать.

Юрий Аввакумов, архитектор

Строительству нового мира 1920–1940-х годов посвящена лекция искусствоведа Сергея Кавтарадзе. Выдающийся историк архитектуры 9 февраля поделится своими размышлениями о том, как архитекторы пытались воплотить в жизнь этатистскую утопию.

Сергей Кавтарадзе, искусствовед

Заключительный вечер марафона посвящен творчеству представителя московского концептуализма Ильи Кабакова. Лекцию 10 февраля прочтет искусствовед Сергей Хачатуров.

Серия интеллектуальных марафонов создана в рамках проекта How Long Is Now. Они включают авторские лекции и дискуссии. Название проекта цитирует надпись на боковом фасаде легендарного арт-сквота Tacheles в Берлине. Куратором стал театровед и музыкальный критик Дмитрий Ренанский.

Художественные феномены, исследуемые в февральском марафоне, связаны с великой советской утопией, в основе которой лежало стремление радикально изменить несовершенную действительность.