Библиотека большого города: кто и как читает книги в современной Москве

Библиотека большого города: кто и как читает книги в современной Москве
Зачем библиотеке специализация? Каким должен быть современный библиотекарь? Почему подход lifestyle — это шаг в будущее и как жизнь в большом городе может отражаться в маленьком читальном зале? Директор библиотеки имени Ф.М. Достоевского Андрей Лисицкий рассказал mos.ru о работе в окружении книжных полок.

Андрей Лисицкий, директор библиотеки имени Ф.М. Достоевского

Современность и традиции

— Андрей Викторович, библиотека Достоевского существует в Москве с 1907 года. С момента своего появления она носила статус современной и старалась его сохранять все время. Всегда ли получалось это делать?

— На самом деле не всегда — бывали разные периоды. Историю нашей библиотеки и метафизику пространства определяют две вещи. Это первоначальный дух частной современной библиотеки, и второе — то, что в 1921 году она получила имя Федора Михайловича Достоевского. Как ни странно, книг дореволюционных и связанных с этим периодом в фондах у нас очень мало. В этом смысле мы действительно современная библиотека. И то, что нельзя опереться на какие-то традиции, с одной стороны, печально. Но, с другой стороны, эти традиции присутствуют не в фонде, а в названии, в расположении. Еще любопытен факт, что прямо над пространством нашего лекционного зала 14 лет прожил Сергей Михайлович Эйзенштейн. Как раз в ту пору, когда снимались «Броненосец “Потемкин”», «Стачка» и другие фильмы. И это тоже такой намек на то, чем нам следует заниматься. Не в смысле, что мы должны заниматься кино, а что мы место, которое работает с разными видами текста: и с текстом литературным, и с текстом визуальным, и с текстом культуры.

— Показательно, что сейчас библиотеки Москвы запускают много сторонних проектов — от коворкингов до разных курсов, лекториев и прочего. Это же меняет саму природу библиотечного пространства?

— Сейчас существует расхожее мнение, что библиотека — это не просто книгохранилище. От нее у профессионалов нашего дела случается приступ гомерического хохота. Потому что, конечно, без хороших книг, без текста в широком смысле и без доступа к нему мы превращаемся во что угодно другое и перестаем быть библиотекой. Поэтому мы все-таки пространство про книги, про самообразование, центр интеллектуального досуга.

Но надо понимать, что две части, событийная и текстовая, неразрывно связаны. И важно, чтобы одно поддерживало другое.

Интересные вещи происходили в библиотеке в 1950-е. Например, Илья Эренбург сюда приводил Жоржи Амаду, классика бразильской литературы, автора «Генералов песчаных карьеров». Во время его приезда в Москву здесь была творческая встреча. Много кто еще бывал.

Но в какой-то момент библиотека стала терять пользователей…

Чтение и стиль жизни

Читательского внимания в один момент ведь лишилась не только библиотека Достоевского, но и почти все. Была такая тенденция. Как удалось изменить ситуацию?

— Да, интерес пропал ко всем библиотекам. В качестве эксперимента несколько библиотек решено было перезагрузить. Первые полтора года после модернизации библиотека функционировала как городская гостиная «про все». Здесь собирались различные городские сообщества, была сформирована просветительская программа. Лучшие вещи, кстати, до сих пор остались и никуда не ушли.

И для нас это был вызов — сделать на обновленной базе что-то самостоятельное и интересное, не потерять популярность и понять при этом, куда двигаться дальше, какова вообще особенность библиотеки Достоевского.

Покопавшись в истории места, в специфике, мы поняли, что можем переформатировать нашу городскую гостиную «про все» в особое пространство, которое было бы про город в широком контексте. И в гуманитарном, и в технологическом, и в историческом, и в идейном.

Конец 2017 — начало 2018 года ознаменовались поиском собственной уникальности и специализации почти каждой московской библиотекой. Благодаря проекту «Точки роста» в городе появились библиотеки дизайна, комиксов, театральный центр «Свободный, 24» и многие другие. Проект, зародившийся в одной из библиотек СВАО, в дальнейшем вырос в масштабный проект «Московские библиоцентры», благодаря которому будут обновлены все читальни столицы.

Сейчас библиотеки Москвы открыты для своего читателя в удобное ему время: график работы был продлен специально для занятого, активного горожанина. На полках появились книжные новинки, книги — лауреаты и номинанты литературных премий. Внедряется единый читательский билет, библиотеки участвуют в крупнейших городских событиях — все это создало условия для возвращения горожанина в столичные читальни.

Как пройти в библиотеку: новая жизнь столичных читален

Но ведь библиотека в классическом понимании — это как раз «про все». В ней есть огромный массив книг, данных по любому запросу. Специализация разве не сужает возможности городской библиотеки, зачем она нужна?

— Я являюсь сторонником новой специализации, потому что есть специализация библиотеки узкоотраслевая, и она возникла достаточно давно. Есть деловые библиотеки, есть научно-технические, детские.

В новой идее — совместить универсальность (универсальные фонд, набор услуг) со специализацией, завязанной на образ жизни, на интересы горожан, которые помогали бы библиотеке создать бренд, продвигать его и поддерживать интерес пользователей.

Например, сейчас, кроме нашей библиотеки большого города (концепция библиотеки имени Достоевского. — Прим. mos.ru.), есть библиотека путешествий (библиотека № 10. — Прим. mos.ru.), есть библиотека имени Волошина, которая специализируется на истории и культуре Востока. Такое полумузейное, полубиблиотечное уникальное пространство, где происходят очень любопытные встречи. И народ туда специально за этим приезжает.

Плюс это дает нам понимание, каких партнеров привлекать, чтобы делать разные события, и как работать в том числе диспетчерами, направляя аудиторию к коллегам с подходящей тематикой.

— Получается, городская библиотека из пространства строго академического переходит в пространство lifestyle?

— А мы не можем быть академическими по определению. Академическими могут быть вузовские библиотеки. И то сейчас это отпугивает студенчество. К нам достаточно много студентов Вышки (Высшая школа экономики. — Прим.ред.) ходят. В их библиотеке гораздо больше возможностей с точки зрения доступа к базам данных. Но почему они сюда приходят? За вот этим стилем жизни, за возможностью поучиться, потому что здесь более комфортное для них пространство.

По примерным подсчетам, за 10 месяцев нас посетили 156 тысяч человек. Мы вторые после Тургеневки (библиотека-читальня имени И.С. Тургенева. — Прим.ред.), но надо понимать, что у Тургеневки гораздо больше места просто физически.

Наша библиотека большого города работает с темой урбанистики, архитектуры. У нас есть открытый университет — Высшая школа урбанистики. Был авторский лекторий Глеба Соболева «Архитектура и контекст» — про современный город. Большим успехом пользовался лекторий «Психика мегаполиса» про психическое здоровье горожан. Проводятся «Городские завтраки» с Российским советом по международным делам, идея которых — Москва как центр «мягкой силы» и международной политики, лектории издательств и фондов, популяризирующих науку в большом городе, дискуссии и презентации в рамках делового клуба «Наследие и экономика», посвященного тому, как использовать городское наследие для развития. Работает центр кристаллизации, где мы совместно работаем над проектами для городских сообществ и с их участием. Сами эти сообщества также собираются у нас.

Сейчас реализуем любопытный проект «Метод Васнецова: лайфхак для понаехавших» совместно с Третьяковкой (Музеем-квартирой А.М. Васнецова). Мы предложили сделать историю про Аполлинария Васнецова, но не как художника, а как москвоведа, у которого успех связан с адаптацией к Москве.

— Вы сами сказали, что библиотека — это не только и не столько про события, сколько про работу с текстом. Как во всю эту современную, безусловно, интересную для посетителей и для читателей историю с проектами, с лекториями, со встречами и прочим-прочим вписывается классическая книжная история?

— Она на самом деле уже давно не классическая книжная. Мы же понимаем, что книга у нас существует в разных измерениях, и речь идет не столько о физических носителях, сколько о текстах.

У нас есть, например, канал на YouTube, где сейчас много записей. Этот материал самоценен, по сути, это визуальные тексты. Причем там есть лекции, прочитанные три года назад, четыре людьми, которые уже ушли.

А может быть другой вариант, когда прочитанные лекции превращаются в книгу. Может быть популяризация автора и его произведений, как это происходит в случае с Достоевским, например через совместные лектории, аудиогид «Достоевский в Москве. Басманный», партнерский проект «Достоевский на каждый день», рекомендательные сервисы и многое другое.

Мы сейчас пытаемся специализировать фонд, создавать коллекции. Это не значит, что у нас все книги про урбанистику, про москвоведение. Еще работаем над рекомендательными сервисами. Это означает, что эти форматы и тексты мы поддерживаем, но не навязываем пользователю.

Люди ведь приходят за разным. Есть, например, студенты, которые идут сюда позаниматься в режиме коворкинга. Они же могут взять художественную литературу, потому что чтение — это еще и удовольствие, и развлечение, и элемент медленной жизни, которую не надо сбрасывать со счетов.

Wi-Fi, кружки и обновление фондов: что поменялось за год в столичных библиотеках

Кроме тишины должна быть свобода

— Что технически нужно было в библиотеке поменять для того, чтобы она стала привлекательной, чтобы сюда хотелось приходить?

— Есть несколько секретов. Первый — современный дизайн пространства. Потому что пространство должно с тобой говорить, транслировать ощущение. Но дизайн — это еще не все. В Москве достаточно много мест, где вроде бы сделали современный ремонт, но читателям оно по-прежнему ничего не говорит.

Еще секрет в духе свободы и открытости, в отсутствии казенщины. Чтобы читатель сразу чувствовал: это твое место, ты можешь здесь быть свободным. Конечно, свободным в той степени, которая не тревожит других.

— Вот, кстати, образ библиотекаря, который нависает над тобой и говорит классическое: «Тишина должна быть в библиотеке», — он в новом пространстве неприемлем?

— Он, скорее, не работает. Фигура библиотекаря должна быть доброжелательна и возникать только тогда, когда есть необходимость. Но заметили, в залах у нас все равно тихо. И это любопытно, потому что происходит саморегуляция.

Очень важная часть также поддержка образа яркого, интересного и при этом комфортного места. С этим помогает в том числе правильно отстроенная просветительская программа, связанная с неформальным образованием, когда люди сами решают, о чем бы им хотелось узнать, вне школы или университета.

Пространство знаний, саморазвития, где книга — не что-то лишнее, навязанное, а главный, ключевой элемент, — важная ниша для современной библиотеки.

И еще, конечно, потенциально библиотека может выполнять функцию информационного помощника. И в этой связи нашим специалистам необязательно все знать, им важно быть проводником, который может соединить с экспертами, подготовить кейсы, литературу.

Собирательный образ читателя

— Аудитория библиотеки после форматирования качественно изменилась?

— Во-первых, со времен модернизации, которая прошла четыре с половиной года назад, она выросла значительно. Сейчас людей стало еще раза в полтора больше. И конечно, изменилась радикально. Часть нынешней публики — это студенты, еще часть — молодые профессионалы, и это 85 процентов нашей аудитории. Люди в возрасте тоже приходят, но в основном это горожане с активной жизненной позицией, которым нестрашно оказаться среди людей более молодых. Плюс любопытно, что целевая аудитория теперь сегментируется не по возрасту даже, а по образу жизни.

— Это и есть подход к работе в формате lifestyle?

— Да, потому что сейчас город живет именно так. Возраст у людей может быть одинаковым, пол, уровень образования. Но привычки, интересы абсолютно разные. И жизнь в современном городе — она же на самом деле не про образование, пол или возраст, она как раз про эти самые интересы. И в этом отношении мы являемся некоторым отражением города.

На самом деле те библиотеки, которые начинают задумываться о важности позиционирования с точки зрения lifestyle и действуют в этом ключе, создают атмосферу и прочие вещи, достаточно успешно сейчас существуют.