Деревянные бивни и мышцы из соломы: как создавали чучела слонов в Дарвиновском музее

Деревянные бивни и мышцы из соломы: как создавали чучела слонов в Дарвиновском музее
Чудеса таксидермии, царские забавы и любовь маленькой Анны Ахматовой. Все о жизни и смерти слонов, которых вы наверняка видели в Дарвиновском музее.

Чучела африканского и индийского слонов занимают центральное место в главном зале Дарвиновского музея «Многообразие жизни на Земле». Не заметить их невозможно: две огромные фигуры — первое, что видят посетители комплекса «Саванна». Эти экспонаты не только самые крупные в коллекции музея, но и самые интересные: по ним можно изучать историю отечественной таксидермии.

Mos.ru совместно с агентством «Мосгортур» подготовил материал о том, как слоны появились в коллекции музея и чем были известны при жизни.

Африканский слон

Африканский слон — первый гигант в коллекции Дарвиновского музея. И очень долгожданный: около 10 лет основатель и первый директор музея ученый и таксидермист Александр Котс собирал множество справок, чтобы заполучить заветную шкуру умершего животного.

Осенью 1916 года было решено переправить африканского слона, гордость зверинца Николая II в Царском Селе, в Москву. В дороге животное простудилось и умерло. Но царский слон есть царский слон, и то, что от него осталось, нужно было сохранить. Только одна шкура весила более тонны. Ее поделили на три части и засолили в бочках.

Любимец Анны Ахматовой
Кстати, как выяснилось относительно недавно, именно этот африканский слон был любимцем Анны Ахматовой, а позже — и ее сына Льва. Царским слоном в Царском Селе могли полюбоваться все желающие. Ахматову водили посмотреть на слона, когда она была ребенком, — об этом пишет историк Михаил Будыко. Позже, уже став мамой, поэтесса гуляла по Царскому Селу со своим сыном, который тоже был в восторге от императорского питомца.

В 1927 году Александр Котс добился наконец разрешения, и шкура вместе с сохранившимся черепом с бивнями перешла в его полное распоряжение. В музее на тот момент работал единственный таксидермист — сооснователь музея Филипп Федулов. Он и принялся, как потом оказалось, за свою лучшую работу.

Оба чучела. Конец 1930-х годов. Фото из коллекции Дарвиновского музея

На изготовление чучела африканского слона Николая II ушло пять месяцев. При подготовке экспоната ученые столкнулись с рядом трудностей. За 10 лет хранения в соляной бочке шкура одеревенела. Чтобы облегчить труд таксидермиста, шкуру отправили на фабрику, где ее размягчали и уменьшали ее толщину с пяти сантиметров до трех. Но этого было недостаточно для создания качественного экспоната. Филипп Федулов продолжил совершенствовать материал уже самостоятельно. Кропотливо и упорно в течение нескольких месяцев мастер срезал слои кожи, пока не добился толщины в один сантиметр.

В это же время создавался эскиз будущего чучела. Им занимался еще один сооснователь музея — художник Василий Ватагин. Перед ним также стояла сложная задача: размер и физиологические особенности слонов тогда были очень мало изучены. Посмотреть на живого слона, чтобы свериться, Ватагин не мог и ориентировался на описания в специализированной литературе.

Эскиз был не простым, а настенным. Василий Ватагин изобразил в зале силуэт трубящего слона в натуральную величину. Потом были изготовлены деревянный каркас и подставка. Основу для слоновьих ног сделали из железного прута, а его ребра — из толстой проволоки. Мышцы было решено делать из соломы — ее ушло ни много ни мало два воза.

Использовать подлинный череп при создании чучел не полагается, и Ватагин изготовил макет черепа в натуральную величину. Сохранившиеся бивни также оказались слишком тяжелыми, поэтому была сделана их точная копия из дерева. Последним этапом стало моделирование кожи, которую натягивали на изготовленную конструкцию. Некоторое время, по нормам технологического процесса, ее поддерживали во влажном состоянии при помощи полотенец.

Слон Ивана Грозного
Традиция дарить российским царям слонов началась с Ивана Грозного, который получил животное от персидского шаха. Живой подарок пришел в Москву пешком вместе с погонщиком. Диковинное животное стало изюминкой придворных празднеств. На одном из пиров слон испугался, поднял хобот и громко протрубил прямо в лицо государю. Да так, что с головы Ивана Грозного слетела шапка. За непочтительное поведение слона вместе с его погонщиком отправили в ссылку в Городец. Там персидский подданный скончался, а привязавшийся к нему слон не отходил от его могилы, ничего не ел и вел себя агрессивно. Жизнь слона закончилась печально: царь приказал его застрелить.

Индийская слониха Джин-дау

Вторая гордость комплекса «Саванна» — чучело индийской слонихи. При жизни ее звали Джин-дау, что в переводе с санскрита означает «прекрасная женщина».

Незадолго до 1917 года афганский эмир подарил бухарскому шесть индийских слонов. В годы революции пятеро слонов погибли. Выжила только одна Джин-дау, которая оказалась очень работящей. Во время гражданской войны «прекрасная женщина» перевозила пушки. Позже, уже в Бухаре, трудилась на благо города: трамбовала катком дороги, выкорчевывала деревья.

После распада Бухарского эмирата слониху перевезли в Москву. Специально подготовленное стойло она своевольно разобрала, и ее переправляли по железной дороге на открытой платформе. Слониха всю дорогу вела себя спокойно. Все прошло без эксцессов, за исключением одного случая. Однажды из толпы людей Джин-дау выхватила молодого человека и отбросила его в кусты. Позже выяснилось, что она защищалась — тот уколол слониху в хобот.

В начале июля 1924 года Джин-дау прибыла в Москву. И пешком с проводником, сидевшим на ее шее, отправилась в зоопарк. Несмотря на то что слониха прибыла в столицу в три часа утра, встречать ее вышли толпы людей.

Индийская слониха Джин-дау в Московском зоопарке. 1930-е годы. Фото из коллекции Дарвиновского музея

В 1920–1930 годах Джин-дау была самой популярной обитательницей Московского зоопарка, в котором прожила свои последние 12 лет. Ее можно считать одним из самых габаритных представителей своего вида — весила около четырех тонн. Умерла Джин-дау в 1936 году в возрасте 54 лет.  

Изготавливал чучело индийской слонихи также таксидермист Филипп Федулов — он сам обрабатывал шкуру и строил каркас. Художник Ватагин опять нарисовал эскиз на стене — для второго слона. Только на этот раз не трубящего, а просто идущего.

И снова трудности. На этот раз с «мышцами», которые изготавливались из соломы. К тому времени пшеницу начали обрабатывать механически — при новом способе солома размачивалась и для создания чучела уже не годилась. Поэтому было принято решение использовать стружку и прошивать слои холстами. Работа над созданием экспоната длилась полгода и завершилась в 1937 году.

Переезд чучел слонов в новое здание музея на улице Вавилова. 1994 год. Фото из коллекции Дарвиновского музея

Старые тайны слонов

В 1994 году музей переезжал в новое здание на улице Вавилова. И выяснилось, что собранные прямо в музее слоны по своим габаритам не проходят ни в двери, ни в окна ни старого здания, ни нового. Дверные и оконные проемы были разобраны. Для перемещения чучел по городу разработали специальный маршрут, не пересекающийся с троллейбусными путями (слоны задели бы низко расположенные провода). А в 2017 году выяснилось, что всего этого можно было избежать. К 110-летию Дарвиновского музея сотрудники оцифровали порядка 10 000 негативов из фотоархива. На некоторых из них видно, что Федулов и Ватагин предусмотрели все и изготовили чучела так, чтобы их можно было разобрать и собрать.