Истории вещей: какие тайны хранит гравюра XVI века

Поделиться
Истории вещей: какие тайны хранит гравюра XVI века
Расположение Кремля, дотошный австрийский дипломат и комендантский час в XVI веке. О чем еще может рассказать гравюра — читайте в материале mos.ru.

Каждую неделю mos.ru и Музей Москвы в совместном проекте «Истории вещей» рассказывают об одном из экспонатов музея. Своими историями уже поделились старинная тряпичная кукла, лампа олимпийского огня и статуэтка «Продавец яблок». Сегодня речь пойдет о гравюре с изображением плана Москвы конца XVI века и ее авторе.

Самые древние картографические изображения Москвы датируются XVI — началом XVII века, и составляли их иностранцы. Этот план, датированный 1577 годом, не исключение, его автор — австрийский дипломат Сигизмунд Герберштейн. Гравюра размером 48 на 34 сантиметра выполнена на меди. Мы видим тесно стоящие строения внутри крепостной стены, а между ними — очертания Соборной и Ивановской площадей. От последней две улицы ведут к Спасским (тогда Фроловским) и Никольским воротам. Также на гравюре изображен дворцовый комплекс, который строили в течение всего царствования Бориса Годунова и закончили в начале XVII века.

Сигизмунд Герберштейн поместил изображение Кремля в свою книгу «Записки о Московии». Австрийский дипломат дважды приезжал в Россию. В 1517 году он был посредником в переговорах Москвы и Литвы, а в 1526 году принимал участие в возобновлении договора о пятилетнем перемирии с Литвой 1522 года. Герберштейн провел в России около девяти месяцев и за это время успел изучить нашу страну. Он владел словенским языком, что позволяло общаться с русскими людьми без переводчика и открывать Российское государство для европейцев, которые на тот момент практически ничего не знали о нем. Австрийский дипломат отличался упорством и дотошностью. К авторам тех немногих публикаций о России, которые уже существовали, он относился скептически, потому что большинство из них никогда не посещали нашу страну. Герберштейн сравнивал их данные с собственными наблюдениями, а также тщательно изучал русские источники. Герберштейн утверждал, что никогда не полагается на высказывания одного человека, а доверяет только совпадающим сведениям от разных людей. Все это позволило австрийскому дипломату создать обширное этнографическое описание России. «Записки о Московии» рассказывают о торговле, политике, истории, религии и обычаях государства.

Москва глазами иностранца

В книге можно найти описания Москвы XVI века. Издали она выглядела очень красиво — с ее садами и многочисленными церквями. К городу примыкало несколько монастырей, которые сливались со столицей, и из-за этого Москва казалась больше. Но вблизи впечатление от города менялось: он почти полностью состоял из невзрачных деревянных построек, улицы были грязными, поэтому нужны были мостки. Лишь в некоторых местах располагались бревенчатые мостовые. Зато около многих домов были большие сады и дворы.

Кремль, по описанию Герберштейна, с одной стороны омывался рекой Москвой, а с другой — Неглинной, которая, вытекая из болот, у крепости разливалась в виде пруда, и отсюда наполнялись водой рвы крепости. На берегу Неглинной стояли многочисленные мельницы. Сама крепость была очень большой. Помимо каменных палат государя, там располагались дома братьев великого князя, митрополита и других знатных лиц.

Улицы на ночь обычно загораживали бревнами поперек, и, как только смеркалось и зажигались огни в домах, на них выставляли стражу. Ночью никому не разрешалось ходить после «урочного часа». Если кто-то нарушал это правило, его могли посадить в тюрьму. Но такая строгость распространялась не на всех. Например, если по улице ночью шел какой-нибудь важный человек, то сторожа провожали его до дома. Нередко происходили ночные разбои.

На реке Москве было несколько мостов. Зимой купцы ставили лавки прямо на льду и торговля внутри самого города почти прекращалась. На продажу свозили хлеб, сено, битую скотину, дрова и так далее.

Карты в Музее Москвы

В Музее Москвы есть большая коллекция планов и карт столицы, начиная с самого первого из известных до редких схем первой половины ХХ века. На них отображены проекты развития города. Планы показывают не только процесс изменения города — его рост, развитие, изменение масштаба и структуры, но и формирование его символического образа — от древнейших абстрактных схем с непременными изображениями отдельных построек до современных карт, перешедших на универсальный международный язык.