От 3D-моделирования до чат-ботов: учитель года Игнат Игнатов — о современных уроках информатики

От 3D-моделирования до чат-ботов: учитель года Игнат Игнатов — о современных уроках информатики
В конкурсе «Учитель года Москвы» победил инженер по первому образованию, учитель информатики и технологии школы № 1540 Игнат Игнатов. Его ученики делают проекты о квадрокоптерах, сити-фермерстве, создают чат-боты. Часто у них получается это лучше, чем у педагога. Этому преподаватель очень рад. Именно такой Игнат Игнатов видит роль учителя будущего — наставника и куратора, который помогает ученику самостоятельно развиваться.

Модульная сити-ферма для растений, которым для жизни нужна проточная вода, коптер, отмечающий на карте очаги, где может загореться торфяник, 3D-принтер, фрезерно-гравировальный станок для обработки материалов, изготовления прототипов устройств и нанесения гравировки — это не технопарк, это инженерный класс московской школы № 1540. Здесь с пятого класса изучают 3D-моделирование, черчение, 3D-печать, Lego-конструирование, робототехнику.

Игнат Игнатов, победитель конкурса «Учитель года Москвы»

Именно в этой школе информатику и технологию преподает Игнат Игнатов — победитель конкурса «Учитель года Москвы». Он рассказал mos.ru, какой видит школу будущего, какие возможности город дает ученикам и почему то, что дети знают больше, не страшно, а здорово.

— Что для вас значит победа в конкурсе?

— Это для меня очень большая честь и ответственность. Но среди финалистов любой человек мог выиграть этот конкурс: очень много педагогов Москвы достойны носить такое звание. На конкурсе не было борьбы — была команда, мы все подружились. Надеюсь, поучаствуем вместе в других московских проектах.

Многие педагоги Москвы достойны звания «Учитель года»

— Почему вы решили участвовать в конкурсе?

— Наступил момент в жизни, когда мне потребовалась внешняя экспертная оценка моей работы. Я знал о метапредметной олимпиаде «Московский учитель». Прошел первый этап, второй, стал победителем. Потом я узнал про конкурс «Учитель года» и решил: раз уж я выиграл олимпиаду, надо понять, где мой предел.

Я уверен, что в школе будущего роль помощника станет превалирующей

— Одним из заданий конкурса было эссе «Москва. Школа. 2025 год». Какой вы видите школу будущего?

— В моем эссе речь шла о месте учителя в образовании. Он всегда был, есть и будет человеком, который готов помочь другому человеку, необязательно ребенку, развиваться. То есть я вместе с детьми ищу, помогаю им искать ответы на вопросы и добиваться результатов.

У учителя несколько ролей. Это может быть роль преподавателя-предметника, который транслирует знания. Есть роль некоего наставника, для которого важно, чтобы образовательный процесс не останавливался. Есть роль тьютора, который следит за личностным развитием каждого участника. Много составляющих, которые очень трудно соединить в одном человеке. Но я уверен, что в 2025-м роль наставника, помощника, куратора будет превалирующей.

Дети уже знают больше учителя, и это не страшно, а здорово

— То есть задача учителя не транслировать знания, а учить находить информацию самому?

— Да. Дети уже больше нас знают. Они могут взять гаджет и самостоятельно что-то изучить, рассказать мне больше, чем я им. Моя функция как учителя — передать знания — утрачивается. И это не страшно. Это здорово, когда дети могут что-то узнать быстрее. Например, ребята делают проекты о квадрокоптерах и сити-фермерстве и расскажут о них больше, чем я. Или проект по созданию чат-бота ребенок сделал за полчаса, а я бы потратил на это гораздо больше времени, потому что ни разу этого не делал.

— Мы уже на этом пути к школе будущего?

— Конечно.

 

— Вы давно работаете в школе?

— Я работаю в школе шесть лет, но учителем информатики — только два года. До этого я преподавал английский язык.

Инженеры работают с материальными объектами, а для меня мир — это люди

— Что вас заставило сменить предмет?

— Я был инженером. Задача инженера — изменять существующее в лучшую сторону либо создавать что-то новое, делать мир лучше. Но инженеры работают в основном с материальными объектами, а для меня мир — это люди. И когда я попал в детский лагерь педагогом (меня пригласили друзья), я понял, что хочу работать с людьми, с детьми. Так я пришел в школу, осознал, что инженерия — это не мое, да и не было вакансий ни математика, ни информатика, ни физика. Я знал английский язык и очень хотел работать в школе, так и стал учителем английского языка. Но за четыре года моими хобби стали программирование, микроконтроллеры, компьютерная графика, проектная деятельность. И английский как-то сам отошел на второй план.

— Что такое современный урок информатики в московской школе?

— Мне кажется, что информатика — самый прикладной предмет в школе, потому что технологии проникли не просто в каждую сферу деятельности, а в жизнь каждого человека — в школе, в городе, в стране, практически во всем мире. У нас есть гаджеты: умные часы, диктофоны, фотоаппараты, видеокамеры, компьютеры. За нами следят датчики, мы можем открыть и посмотреть расписание электричек и автобусов, узнать, где сейчас пробки. Технологии пронизали всю жизнь, и в школе без информатики нельзя. Как школьный предмет, она может повернуться к каждому ученику какой-то своей гранью, и наша задача — найти эту грань.

Мы стараемся совмещать все технологии, связанные с компьютерным образованием

— То есть информатика стала более практически направленной?

— Да, это абсолютно верно. У нас в школе идут в связке информатика и технология, и мы стараемся совмещать все технологии, связанные с компьютерным образованием. Это всегда практикоориентированная деятельность. Если изучаем программирование, то для разработки программ, если это 3D-проектирование, то для какого-то проекта.

— Как различается работа в инженерных классах и гуманитарных?

— В инженерных классах ребята видят в информатике и технологии свое будущее. В 10–11-х классах у них уже серьезные проекты и они могут выступать наравне с профессиональными инженерами. С одной стороны, с ними интереснее и проще, с другой — сложнее, потому что они знают больше меня. У них больше мотивации, чем у ребят из непредпрофессиональных классов. В работе с последними речь как раз идет о том, чтобы найти тот самый подход, чтобы им было интересно.

Поставки оборудования очень изменили московское образование

— Школы наконец начали готовить детей к жизни, к будущей профессии?

— Инженерные, медицинские, академические классы, Курчатовский проект — все они готовят ребят к будущей профессии. Но эти проекты — инструмент, а им нужно уметь пользоваться. И колоссальное влияние на развитие московского образования оказали поставки оборудования. Сейчас уже в седьмом-восьмом классе можно посмотреть, как работает профессиональный фрезерный станок, а когда я учился, для этого нужно было университет окончить.

— В расписании школы много кружков по робототехнике, программированию. Много ваших ребят занимается в них?

— В кружки ходят все учащиеся восьмых и девятых инженерных классов, половина десятых, то есть больше половины ребят занимаются в технических кружках. У нас отличная команда в инженерном профиле. Михаил Диченко отвечает за робототехнику, Николай Горелов — за программирование, олимпиадное программирование, веб-дизайн. Я — за 3D-моделирование, технологию, проектирование, прототипирование. Мы очень плотно и тесно работаем, потому что нельзя заниматься робототехникой без программирования или без 3D-проектирования.

— А многие из ваших учеников сдают экзамены по информатике?

— Да, многие ее выбирают. Из трех девятых классов практически больше половины сдают ОГЭ по информатике. Я работаю второй год, поэтому о результатах моей работы мы узнаем в будущем. Сейчас я с коллегами работаю и в девятых, и в 11-х классах.

Город предоставляет все возможности для школьников

— Москва старается включать в образовательный процесс все свои ресурсы — не только школы, но и музеи, технопарки и даже производства. Вам удается их использовать?

— До технопарков мы пока не дошли, но мы ходили в фаблабы (мастерские с современным оборудованием, где можно воплотить в жизнь свой проект. — Прим. mos.ru) и инженерные лаборатории «Станкина», Московского института стали и сплавов. С ребятами, которые делали квадрокоптер, ездили в Московский авиационный институт, где вузовские преподаватели читали лекции и можно было провести испытания летательного аппарата в настоящей аэротрубе. Город предоставляет множество возможностей для школьников, и они готовы к совершению новых открытий.