Президент фонда «Со-единение», участника благотворительного фестиваля, — о досуговых центрах, инклюзивном театре и переменах в отношении к слепоглухим.

Благотворительность стала главной темой фестиваля «Пасхальный дар», который проходит в Москве на 38 площадках. Здесь собирают средства для помощи людям с ограниченными возможностями здоровья, животным. Пять процентов от оборота торговли перечислят в благотворительные фонды. Последние приготовили к фестивалю особую программу: мастер-классы, концерты, лекции, фотовыставки, спектакли.

Две постановки — «Кармен» и «Четыре ветра» — представит центр творческих проектов «Инклюзион», открывшийся при содействии фонда поддержки слепоглухих «Со-единение». «Кармен» можно будет увидеть на Профсоюзной улице 14 апреля в 15:00. «Четыре ветра» покажут там же четыре раза: часовые спектакли будут идти 14 апреля с 13:00 до 19:00 с 40-минутными перерывами, во время которых проведут мастер-классы. Их участники научатся изготавливать свечи из натуральной вощины. Такие же делают подопечные фонда, для которых это один из способов заработка.

Почему системная работа важнее адресной помощи, как театр меняет жизнь слепоглухих и как подарить им свободу, mos.ru рассказал президент фонда Дмитрий Поликанов.

Дмитрий Поликанов, президент  фонда поддержки слепоглухих «Со-единение»

— Какую программу фонд «Со-единение» представит на фестивале «Пасхальный дар»?

— У нас в программе два спектакля. «Кармен» — очень живое, динамичное действо, где играют в том числе и актеры с инвалидностью. Главную роль исполняет слепоглухой, есть люди с синдромом Дауна, с ДЦП, человек на коляске и так далее.

Второй спектакль («Четыре ветра». — Прим. mos.ru) сенсорный, интерактивный: можно все потрогать, понюхать, в лицо дует ветер. Его задача — вовлечь в действо не только актеров, но еще и родителей, детей — всех зрителей. Он сам по себе интересный и веселый, а еще позволяет родителям узнать нечто новое о своих детях, лучше понять, как с ними общаться.

Инклюзивное искусство — это возможность получить удовольствие от яркого и динамичного спектакля

— Почему вы решили принять участие в городском фестивале?

— Для нас важно, чтобы горожане увидели, что инклюзивное искусство — это не резервация, куда приходят поплакать, расстроиться, пожалеть. Это, как и в обычном театре, возможность получить удовольствие от яркого и динамичного спектакля. В какой-то момент забываешь, что роли исполняют инвалиды, потому что просто смотришь на хорошую актерскую игру. Или приходишь с детьми на сенсорный спектакль и начинаешь лучше узнавать своего ребенка.

— Ваш фонд занимается «системными изменениями в области поддержки и интеграции людей с нарушением слуха и зрения». Что это за изменения?

— Наша задача — сделать так, чтобы во всей стране, не только в Москве, появилась инфраструктура помощи слепоглухим людям. Мы разворачиваем сеть ресурсных центров, где обученные педагоги могут консультировать своих коллег и родителей детей с особенностями. Разворачиваем сеть досуговых центров — это клубы общения, куда слепоглухие могут приходить несколько раз в месяц. Для них проводят экскурсии, викторины, конкурсы. В Москве такой центр работает, например на базе ЦСО «Якиманка» (территориальный центр социального обслуживания «Таганский», филиал «Якиманка». — Прим. mos.ru).

Мы разговариваем с государством о том, чтобы потребности слепоглухих были включены в нормативную базу. Например, по поручению Президента России в конце прошлого года было принято решение о том, чтобы добавить в нее брайлевские дисплеи. Это такие специальные приспособления для общения слепоглухих с миром; их можно подключать к компьютеру, телефону и так далее. Увеличено количество часов тифлосурдосопровождения для этих людей, чтобы они могли чаще выходить из дома. Эти вещи действительно позволяют качественно изменить их жизнь и помочь не одному конкретному человеку, а целой категории людей в масштабах страны.

Важно не решить проблему одного человека, а сделать так, чтобы она в принципе не возникала у многих

— Но конкретный человек тоже может обратиться к вам?

— Да, мы оказываем адресную помощь. К нам обращаются и семьи с детьми, и отдельные слепоглухие: кому-то нужна помощь с лекарствами, кому-то — технические средства реабилитации, консультации психолога. Это мы тоже делаем, но основной акцент в работе именно на системные изменения. Важно не решить проблему одного человека, а сделать так, чтобы такая проблема в принципе не возникала у многих людей.

Наши актеры стали более уверенными в себе

— Как вы решили запустить проект для развития инклюзивного театра?

— Эта история началась в 2014 году. Мы посмотрели на израильский опыт, и член нашего попечительского совета Евгений Миронов, руководитель Театра наций, заинтересовался: «Надо сделать, наверное, что-нибудь такое же в России». Мы поняли, что нужно сделать не такое же, а лучше, постараться задействовать наших слепоглухих на сцене таким образом, чтобы они на равных выступали с профессиональными актерами, демонстрировали свои таланты, развивали навыки.

Первым спектаклем стали «Прикасаемые», сделанные совместно с Театром наций, а дальше мы стали замахиваться на большее: поставили несколько спектаклей по классике, в том числе «Кармен».

Спектакль «Кармен»

Постепенно наши актеры очень сильно изменились. Когда они только пришли, то исполняли в проекте более пассивную роль. А сейчас они действительно играют, полностью включены в действо и на всем протяжении спектакля четко понимают, что происходит вокруг, потому что зрячеслышащие актеры им рассказывают. И они сами стали разговаривать и вести себя по-другому. Это очень важно, потому что произошел переворот: они стали более уверенными в себе, стали по-другому двигаться, у некоторых речь стала гораздо более внятной. Помимо того что спектакли доставляют удовольствие зрителям, они еще несут в себе элемент реабилитации для актеров-инвалидов.

Спектакль «Прикасаемые»

Цель большинства проектов — сделать слепоглухого активным и самостоятельным

— То есть вам удалось убедить слепоглухих в том, что они могут вести активный образ жизни?

— Да. Одна из миссий нашего фонда заключается в том, чтобы постараться интегрировать этих людей в общество, развивать у них самостоятельность. И большинство проектов направлено именно на это: не просто помочь человеку, а действительно сделать его активным, самостоятельным, чтобы он не чувствовал себя на обочине жизни.

— Насколько тяжело убедить общество, что эти люди могут быть не на обочине жизни, а активно в ней участвовать?

— Это действительно трудный процесс, причем с обеих сторон. С одной стороны, сами инвалиды у нас в стране привыкли к тому, что у них такая роль — получателей помощи, несамостоятельных, иждивенцев. И нужны большие усилия, чтобы поменять эту психологию. Мы недавно создали ассоциацию «Со-гласие» ровно для того, чтобы слепоглухие сами становились общественными активистами, а не просто ждали, пока им с неба что-то упадет.

С другой стороны, для большинства окружающих слепоглухие абсолютная terra incognita, они даже не представляют, что есть в мире люди с одновременным нарушением слуха и зрения. За четыре года существования фонда ситуация улучшилась: социологические опросы показывают, что почти половина россиян знают, что есть слепоглухие, что у них есть специфические проблемы. Для нас это важно, потому что тогда люди более охотно откликаются на то, чтобы помочь, поучаствовать в наших проектах, пожертвовать деньги на нашу деятельность.

Мы впервые в России провели две операции по установке бионического глаза

— Вы говорили, что прошлый год для фонда был полон прорывов. В чем самый главный из этих прорывов лично для вас?

— Для меня их три. Первый, самый главный, — мы наконец добились того, что государство будет закупать брайлевские дисплеи и увеличит количество часов сопровождения. Брайлевские дисплеи очень дорогие, а теперь их включили в перечень технических средств реабилитации. Это очень важно, потому что такой дисплей фактически окно в мир для слепоглухого человека. Он дает возможность работать, учиться, общаться, выходить в интернет.

То же самое с часами сопровождения. Раньше давали 40 часов в год, а этого хватит на то, чтобы один раз в месяц выйти из дома. Сейчас для тотально слепоглухих людей выделят 240 часов — в шесть раз больше. Конечно, это больше свободы передвижения, выход из изоляции.

Второй прорыв — операции по установке бионического глаза. Мы впервые в России при поддержке фонда «Искусство, наука и спорт» сделали две операции. Импланты позволили слепоглухим видеть свет, контуры, ориентироваться в пространстве. Это качественный технологический прорыв.

И третий момент связан с театром. В прошлом году мы сделали наш проект «Прикасаемые» международным. Вместе с французскими и британскими коллегами интегрировали слепоглухих из этих стран в действо, обучили наших зарубежных коллег, как работать со слепоглухими в театре, и с успехом показали наши спектакли в Лондоне, а потом в Париже в штаб-квартире ЮНЕСКО. То есть наша технология работы со слепоглухими становится востребованной в развитых странах, где с ними тоже не первый год работают.

Спектакль «Прикасаемые»

— Какие проекты вы хотите запустить в ближайшем будущем?

— У нас две мечты. Первая — развитие Ассоциации слепоглухих. Мы сейчас, как я сказал, находимся в процессе регистрации, в феврале провели учредительное общее собрание, и для нас важно, чтобы организация начала развиваться, чтобы благодаря ей появилось больше самостоятельных и активных слепоглухих. Планируем разные проекты, в том числе «Школу лидеров», чтобы воспитать в людях лидерские качества.

Еще мы хотели бы дальше развивать проект сопровождаемого проживания «Тихий дом», который сейчас работает в ТиНАО. В доме живут несколько слепоглухих людей, часть из которых до этого были в психоневрологических интернатах. Они живут гораздо свободнее: ходят в магазины, ездят на экскурсии, у них есть творческие занятия и они не сильно регламентированы по времени. То есть это обычная человеческая жизнь. Мы хотели бы, чтобы такие проекты дальше тиражировались по России. Сейчас мы много работаем над тем, чтобы совершенствовалась нормативная база и чтобы у людей, которые заперты в психоневрологических интернатах, в домах для престарелых и инвалидов, появилась возможность вырваться оттуда и начать жить нормальной жизнью.

Сферы: Социальная сфера, Пасхальный дар 2018